Адская реальность работы на заморской «ферме кликов»

Клики – это источник жизненной силы Интернета. Контент, не получивший трафик, не будет на слуху, а значит – не получит популярность. А тогда зачем он нужен? За каждым просматриваемым вами веб-сайтом скрывается команда людей, которые лихорадочно пытаются задобрить отличающегося непостоянством бога кликов. Поэтому на Филиппинах есть такие люди, как Альберт. Он работал на «ферме кликов», и его работа заключалась в том, чтобы раскручивать Интернет-контент, независимо от того, нужен ли он был кому-нибудь в Интернете или нет.

6. Одиночные звуки способны довести до бешенства

«Фермы кликов» – это централизованные площадки, которые обычно размещают в странах с растущей экономикой, таких как Таиланд, Индия или Филиппины – то есть там, где, скажем так, «свободные» трудовые законы. «Ферма кликов» предлагает накрутку тысяч просмотров, лайков или подписчиков, чтобы помочь контенту стать вирусным. Разумеется, всё это стоит денег – обычно тысяча лайков или им подобных эквивалентов стоит около 50 долларов США, хотя иногда это может стоить и всего лишь 1 доллар. Миллион фолловеров стоит около 600 долларов.

Работа Альберта сводилась к тому, что он каждый день, по 12 часов и без выходных, посещал различные сайты. Мы знаем и понимаем, что вы это тоже делаете каждый день, причём бесплатно! Что за жизнь! И всё же Альберт оставил свою работу. Почему? Потому что клики стали его нервировать до самой глубины души. «Клики... они как-будто что-то запускают во мне… они заставляют меня нервничать».

По его словам, при звуке кликания клавиатуры или мышки у него внутри возникает какое-то ощущение «паники». «В компании мы работали в огромной комнате, а сама она размещалась на складе. Никто почти не разговаривал, поэтому всё, что мы слышали – это клики. Сотни и тысячи кликов. Когда я возвращался домой после окончания рабочего дня, этот звук иногда отдавался во мне эхом, поэтому я не мог пользоваться компьютером. Я больше не мог смотреть на экран, а клики меня раздражали».

Чем больше Альберт рассказывал о своей работе и о тех странных правилах, которые установили его работодатели, тем больше его работа казалась чем-то из антиутопии Терри Гиллиама «Бразилия». «У меня были звукоизолирующие наушники, но потом они их запретили. Запретили даже слушать музыку. И всё, что я слышал – это клики. Даже сейчас, когда по телевизору показывают, как кто-нибудь кликает, я начинаю себя плохо чувствовать. Из-за этого я пользуюсь только сенсорными экранами».

Несмотря на то, что никаких исследований неврозов, связанных конкретно с кликами, не проводилось, мы знаем, что звуки, которые повторяются в течение длительного периода времени, могут порождать особый вид беспокойства. Альберт утверждает, что его симптомы не совсем необычны. «Многие люди в моей компании страдали тем же, некоторые после работы слышали эти звуки, как тиканье часов. Большинство рабочих так же, как и я, больше не переносят звуки кликов и пользуются сенсорными экранами или резиновыми покрытиями для ноутбуков. Некоторые из работников прикрывали клавиатуру специальными резиновыми крышками, они специально покупали их в школах».

Мы никогда не думали, что простой акт использования мыши и клавиатуры может стать сокрушающим душу кошмаром, который отравляет всю красоту человеческого существования. Но... О, подождите, Twitter. Мы забыли о Twitter.

5. Тысячи поддельных учётных записей в Facebook

Чтобы генерировать тысячи и тысячи уникальных кликов, лайков и просмотров в день, вам понадобится много аккаунтов. Для этого требуются новые имена, новые адреса электронной почты, новые пароли и так далее. Это большая морока, и это большая часть того, за что Альберту и его коллегам платили деньги. «До того как у нас появился технический персонал, который стал заниматься непосредственно созданием аккаунтов, мы создавали их сами. Сначала мы сами регистрировали адреса электронной почты, но затем мы изменили это. Мы установили генератор случайных имён. В него были внесены имена и фамилии 1000 мальчишек и девчонок из США. Существовали также варианты этих имён, такие как “Джон” для “Джонатан”, поэтому фактически вариантов было больше. Затем мы запустили генератор.

Некоторые получившиеся варианты выглядели странными. К примеру, имя “Джон Смит” было вполне приемлемым, потому что оно является весьма распространённым, но если получалось имя “Дональд Санчес”, мы не могли его использовать. Мы были предупреждены о недопустимости смешивания национальных имён, потому что это редко встречается. В частности, нам сказали, чтобы мы не смешивали имена, звучавшие как испанские, с английскими именами. Это часто встречается, и, судя по тому, что я видел, в Штатах это становится всё более заметным. Но мы не могли этого делать. Нам разрешалось сочетать английские имена с азиатскими фамилиями, потому что это было более-менее «нормальным», но к испанским именам нужно было подбирать только испанские фамилии».

Для тех, кто вырос на юго-западе США, это звучит чрезвычайно глупо. Но Альберт уверяет нас, что его боссы основывали своё решение на прецеденте. «Некоторые сайты поймали нас несколько лет назад на том, что мы использовали слишком много “Эсмеральд Джонсон”, и это напугало мою компанию».

В основном клиенты Альберта хотели получить фейковых пользователей с именами, которые казались бы американскими (или, по крайней мере, европейскими). Несколько раз клиенты хотели получить пользователей с Филиппин. В компании было достаточно сотрудников, чтобы в этом случае они просто использовали свои личные учётные записи в Facebook. «Как правило, для получения всех желаемых клиентами кликов требовалось несколько часов работы и менее часа на регистрацию фальшивых аккаунтов».

На семь миллиардов жителей планеты приходится два миллиарда учётных записей в Facebook. Сейчас в Facebook научились отсеивать фейковые аккаунты – по оценкам компании, они составляют около 8,7%. Но даже если это число является точным, это всё равно означает, что существует 174 миллиона фейковых аккаунтов. Количество поддельных личностей сопоставимо с половиной населения Соединённых Штатов.

4. Чтобы обойти алгоритмы отсеивания, нужно проделать много работы

«Вы смотрите в компьютер в течение 12 часов. Вы заходите в свой аккаунт, ставите лайк, выходите из системы и повторяете это снова и снова». Средний американец проводит в социальных сетях около двух часов в день. Представьте себе, что вы вынуждены делать это в шесть раз дольше, при этом всё время притворяясь кем-то другим и постоянно беспокоясь о том, чтобы вас не поймали.

«Facebook отлавливает людей, которые слишком много раз нажимают на что-то или делают это слишком быстро. Если вас поймают, то заблокируют ваш аккаунт. Кроме того, они видят, кто вам заплатил, поэтому его аккаунт блокируется тоже. Приходится проявлять осторожность». Под «осторожностью», подразумевается, что приходится просматривать цикл из разных учётных записей во всех социальных сетях, чтобы просмотр казался достаточно случайным и смог обмануть любой алгоритм Instagram, Twitter и тому подобное, настроенный на поимку таких людей, как Альберт.

«Сначала мы ставим лайки в Facebook, затем переходим на SoundCloud и слушаем песню. Затем я использую другую учётную запись, чтобы стать чьим-то подписчиком в Facebook. Затем я захожу в Twitter. После этого подписываюсь в DeviantArt и просматриваю чьи-то картины. Снова ставлю лайки в Facebook. Затем я иду в Kickstarter и жертвую доллар на определённую цель. Потом снова слушаю песню на SoundCloud».

Мы бы посчитали всё это чрезвычайно насыщенной деятельностью, но Альберт описал всего лишь работу за несколько минут. «Вы выполняете несколько задач одновременно: пока звучит песня, вы переходите на разные сайты и ставите лайки. Вы входите в разные аккаунты и выходите из них. У вас на одной вкладке Facebook, на другой Twitter, далее вкладка YouTube». Мы уже устали от одного только перечисления, но это ещё игрушки.

«Мы отслеживаем, как много лайков поставили за день. Это может быть просмотр или прослушивание, но “лайк” – это то слово, которое мы используем для всего. Если мы отстаём от графика, то получаем словесное предупреждение, а если это отставание продолжится и через несколько часов, тогда вам на полчаса отключают ваш персональный вентилятор. Не тот, который обдувает компьютер, а тот, который дует на вас. Если у вас слишком много малопродуктивных дней, вас могут уволить. И не всегда это бывает по вине сотрудников. У вас могут приостановить действие аккаунта из-за подозрительной активности, и вам нужно ждать, пока его разблокируют. Когда такое происходит, мы переходим к следующей задаче, но вы уже знаете, насколько напряжённый у меня график. Несколько таких накладок могут вас выбить из расписания».

Люди, находящиеся в положении Альберта, в конечном итоге часто проигрывают цифровой революции. «Это плохая работа. Вы постоянно в депрессии, потому что вы топчетесь на месте, делая одно и то же весь день. И вам не заплатят, пока вы не отработаете все положенные часы, особенно в те дни, когда появляется заказчик на миллионы подписчиков. Им нужны все эти лайки, а вам нужно постоянно заходить в аккаунты и выходить из них, и так снова и снова, часами».

Мы никогда не думали, что скажем это, но это звучит даже хуже, чем обычная зависимость от Интернета.

3. В этой работе есть даже физическая опасность

Вспомните сцену из сериала «Кремниевая долина», в которой персонаж нанимает ферму кликов в Индии, и в конце вам показывают, как это выглядит.

Для Альберта это сцена близка к реальности. «Там не настолько темно. У меня были яркие лампы и маленькое окно, чтобы мы могли видеть дорогу снаружи. Но то, что комната забита компьютерами, это точно. Вы и не представляете, сколько там слышится кликов. Кроме того, невозможно показать, что даже все вентиляторы не справляются с жарой. У нас были устаревшие компьютеры. Когда я там работал, мы только стали переходить с Vista на Windows 7».

Вы когда-нибудь были в комнате с огромным количеством старых компьютеров? Если это так, то вы знаете, как много они производят тепла. Альберт утверждает, что жара от такого количества дерьмовых машин, стоящих близко друг к другу, становится опасной для людей. «Однажды у нас произошло короткое замыкание. Компьютеры в помещении были установлены таким образом, что они были скомпонованы в группы по четыре машины. Одна такая группа сгорела, и весь зал провонял сгоревшим пластиком. Был случай, когда один из техников встал, а другой в этот момент случайно прикоснулся к его ноге и заметил, что она чрезвычайно горячая. Техник так перегрелся, что ничего не замечал, но когда он приподнял свою брючину, то весь низ его ноги был потрескавшимся и в ожогах. Он получил ожоги от раскалённых компьютеров».

Но даже если работник фермы и не поджарится от собственной машины, он всё равно почти постоянно находится в состоянии паранойи. «К вам может подойти менеджер и посмотреть, как много вы выполнили из своего списка. Вы должны будете свернуть своё Интернет-окно, чтобы можно было увидеть документ Word, в котором перечислены ваши задачи. Если вы его закрыли или удалили, вас уволят». Вспомните комедию «Офисное пространство», но с боссами, которые ценят человеческую жизнь ещё меньше, чем Билл Лемберг.

«Когда я возвращался домой, я не мог пользоваться компьютером. Я даже телевизор не смотрел по несколько дней. Я так долго смотрел на экран на работе, что не мог видеть другие экраны. Я предпочитал смотреть в окно своей квартиры или читать. Работа в компании меня разрушала».

2. В любой момент вы можете попасть под правительственный рейд

В большинстве стран фермы кликов существуют на грани закона, и этому есть ряд причин: слишком много компьютеров, слишком много SIM-карт, участие в мошенничестве. На Филиппинах адвокаты говорят: «Потенциально нарушается ряд законов – о защите прав потребителей, о недобросовестной торговле. Ведь фактически вы вводите в заблуждение отдельных потребителей». Таким образом, повод для давления со стороны правительства есть. И в компании Альберта был план на этот случай.

«У нас был план пожарной эвакуации, план на случай наводнения, и у нас был также план на случай полицейского рейда. Первые два никого не удивят, но вот третий – это тот, который нужен вам только в бизнесе, где деньги платятся бумажными пачками, перетянутыми резинкой.

«План состоял вовсе не в том, о чём вы подумали, в нём нет никакого уничтожения компьютеров или измельчения документов. План заключался в том, что в случае появления национальной полиции нам следовало оставаться на своих рабочих местах, никуда не убегать, и выполнять всё, что нам скажут. Всё, что мы делали, было легально, но законы постоянно менялись, и в любой момент наша деятельность могла стать незаконной». Компания Альберта не нарушала закон напрямую. Сотрудникам говорили, что они должны соблюдать требования полиции и не пытаться что-нибудь спасти.

«Здесь была небольшая компания, которая сделала что-то не так, и к ним явилась полиция. Однако всё, что она смогла накопать – это узнать их текущие задания. Это всё, к чему мы должны быть готовы».

Как ни странно, основные проблемы, с которыми сталкивалась компания Альберта, не имели никакого отношения к обожжённым людям, нервным расстройствам из-за кликов или распространению спама. «Вам нужны конкретные лицензии для того, чтобы иметь то оборудование, которое было у нас (то есть многочисленные ряды компьютеров). Нам сказали, что нашей лицензии достаточно, но затем мы добавили ещё несколько рядов, и нам стали вводить дополнительные правила. Я думаю, что мы работали где-то официально, а где-то – нет».

Ах, как нам всем это знакомо. Мы называем это «на грани закона», и наши юристы говорят, что это «по-настоящему глупо».

1. Компании больше заботятся о том, чтобы их не поймали, чем об условиях работы

Корпорации с удовольствием заводят свои страницы в социальных сетях и хотят их раскрутки, в том числе и с помощью ферм кликов. Но они не хотят, чтобы об этом узнали. Компания Coca-Cola заявила, что она «не одобряет фейковых поклонников», но лишь после того, как благодаря фермам кликов её рекламный ролик набрал шесть миллионов просмотров. Альберт чётко видел, что происходит, когда становится известно об обращении какой-то компании на ферму кликов. Компания рвёт соглашение.

«Я прихожу на работу и сажусь перед экраном. В углу я вижу документ в Word, в котором значатся задачи не под номерами 1,2,3,4,5…, а под номерами 2,4,7,9,12,13,14. Часть задач была отменена, и это происходит потому, что компания была поймана. Через какое-то время мы уже переставали спрашивать об этом. Новые сотрудники всегда спрашивали, потому что они не знали. Им отвечали: “Компания отменила заказ, потому что стало известно об обращении к нам”. В течение дня иногда подходили менеджеры и говорили: “Удалите все задачи в Facebook, касающиеся определённой компании”».

Альберт не хотел говорить, сколько он заработал, но на таиландских фермах кликов зарабатывают до нескольких тысяч в месяц, в то же время в Бангладеш получают всего 120 долларов в год. Но никакие деньги не стоят того, чтобы висеть в Интернете по 12 часов в день. Но, по крайней мере, одна американская компания, нанявшая ферму кликов Альберта, отправила своего сотрудника проверить условия труда.

«Я думаю, что он был разведчиком из компании, желающим понять, на что это похоже. Это не самое красивое здание, и в нём очень жарко. Вместо того чтобы спросить, почему в помещении было так жарко (филиппинское лето, тысячи перегревшихся компьютеров), он похвалил нас за то, как быстро мы печатаем. Думаю, что он судил о том, насколько счастлив работник по тому, как быстро он печатает». Знаете, некоторые люди говорят, что стакан наполовину полон, а другие говорят, что стакан переполнен человеческой скорбью. «То же самое можно было сказать и о нашей проклятой работе. Мы знали, что мы не любим её. Но человек, присланный другой компанией, решил, что всё прекрасно».

Сам Альберт не считает, что это работа на износ. Хотя он и перешёл на новую и более интересную работу, он всё же не считает, что в его старой работе было что-то морально неправильное. Он расстраивается, что американские компании прекращают платить при любом намёке на клик-фермы. «Вы расстраиваетесь, потому что вас обманули поддельной популярностью, но для нас это были деньги, которые мы потеряли. Мы видели отклики в Facebook. Люди счастливы от того, что узнали, что какая-то компания использовала поддельные подписи для накрутки поклонников, но с нашей точки зрения, вы восхищаетесь тем, что нам не заплатят».

Вот чёрт возьми, мы никогда не думали, что одобряя подлинность, мы причиняем кому-то страдания. Спасибо, Интернет.

источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники