Алхимия и мастера «герметической науки»

В 1666 году, в Гааге, в Голландии, к Гельвецию, врачу принца Вильгельма Оранского, явился незнакомец и показал ему вещество, которое, по его словам, могло превращать свинец в золото. Гельвеции незаметно соскреб несколько крошек и провел опыт. Ничего не получилось. Вскоре гость вернулся, и Гельвеции попросил дать ему кусочек побольше. Незнакомец выполнил просьбу, но больше не возвращался. Гельвеции повторил опыт и получил золото…

Слово Алхимия (позднелатинское alchemia, alchimia, alchymia) восходит через арабское к греческому chemeia от cheo — лью, отливаю, что указывает на связь алхимии с искусством плавки и литья металлов. Другое толкование — от египетского иероглифа «хми», означавшего черную (плодородную) землю, в противовес бесплодным пескам.

Этим иероглифом обозначался Египет, место, где, возможно, возникла алхимия, которую часто называли «египетским искусством». Впервые термин «алхимия» встречается в рукописи Юлия Фирмика, астролога 4 века.2

Важнейшей задачей алхимики считали превращение (трансмутацию) неблагородных металлов в благородные (ценные), в чем собственно и заключалась главная задача химии до 16 столетия. Эта идея базировалась на представлениях греческой философии о том, что материальный мир состоит из одного или нескольких «первоэлементов», которые при определенных условиях могут переходить друг в друга.

Распространение алхимии приходится на 4 — 16 века, время развития не только «умозрительной» алхимии, но и практической химии. Несомненно, что эти две отрасли знания влияли друг на друга. Знаменитый немецкий химик Либих писал про алхимию, что она «никогда не была ничем иным, как химией».

Таким образом, алхимия относится к современной химии так, как астрология к астрономии. Задачей средневековых алхимиков было приготовление двух таинственных веществ, с помощью которых можно было бы достичь желанного облагораживания (трансмутации) металлов.

Наиболее важный из этих двух препаратов, который должен был обладать свойством превращать в золото не только серебро, но и такие, например, металлы, как свинец, ртуть и т. д., носил название философского камня, красного льва, великого эликсира (от араб. аль-иксир — философский камень).3
Он также именовался философским яйцом, красной тинктурой, панацеей и жизненным эликсиром. Это средство должно было не только облагораживать металлы, но и служить универсальным лекарством; раствор его, так называемый золотой напиток, должен был исцелять все болезни, омолаживать старое тело и удлинять жизнь.

Другое таинственное средство, уже второстепенное по своим свойствам, носившее название белого льва, белой тинктуры, имело способность превращать в серебро все неблагородные металлы. Боясь, что открытия попадут в недостойные руки и будут употреблены во зло, алхимики прятали свои секреты, используя для записей тайные символы.

В Европе алхимия появись лишь в XII столетии. Западные алхимики разделяли взгляды Аристотеля, полагавшего, что материальный мир состоит из первичной материи в различных формах. “Первовеществами” были стихии — земля, воздух, огонь и вода, каждая из которых характеризовалась двумя качествами (из двух пар): сухой — мокрый и горячий — холодный. Поэтому воздух (горячий и мокрый) можно было превратить в огонь (горячий и сухой), просто высушив его.

Соотношение “первовеществ” и качества определяло форму объекта. Так, можно было превращать одну форму материи в другую, изменяя соотношение стихий. Это достигалось многократным нагреванием, сжиганием, выпариванием и перегонкой.4
На Востоке алхимия была связана с даосизмом и поисками эликсира бессмертия. Там признавалось существование пяти стихий: воды, огня, дерева, металла и земли — и двух принципов: инь (женское, пассивное, водяное) и ян (мужское, активное, огненное). Алхимики достигли успехов в получении сплавов, а метод перегонки положил начало производству спирта и духов.

Свои алхимики существовали и в России. В XVII веке алхимией занимались монахи-старообрядцы Выговской пустыни, расположенной у Онежского озера. Под покровительством основателя пустыни Андрея Денисова был переведен на русский язык труд знаменитого алхимика XIII века Раймонда Луллия «Великое Искусство».

Правда, староверов привлекала не столько возможность получения Философского Камня, сколько «великая наука каббалистичная», объяснявшая единство божественного творения. Книгу Луллия читали и в Москве, и в Петербурге.

Алхимическая традиция предполагает, что все на свете состоит из соли, ртути и серы (священная триада). При этом речь идет не об обычных соли, сере и ртути, которые можно купить в магазине, а веществах «философских». Только научившись приготавливать их из доступных реактивов, алхимик мог добиться успеха.

Поиски намеков на способы получения священной триады в трактатах и эксперименты отнимали у алхимика десятки лет. Неудивительно, что многие адепты Философского Камня сообщали об успехе, будучи уже глубокими стариками.5
Существуют свидетельства о том, что граф Сен-Жермен мог синтезировать жемчужины, умел увеличивать их размер и придавать им красивый отлив. В мемуарах придворной дамы мадам дю Хоссе описано, как граф на ее глазах исправил дефект (трещину) на жемчужине Людовика XV.

В связи с этим случаем граф рассказал, что жемчуг появляется в раковине в результате болезни и что он знает, как вызвать эту болезнь. Современная наука считает образование жемчужин болезнью моллюска - но в то время об этом еще не знали!

Репутациию безумцев, готовых ради мифического золота кинуть в печь последнюю монету и смешать все, что угодно, алхимики приобрели благодаря пафферам. Так в Средние века называли людей, одержимых жаждой золота. Они не тратили время на чтение древних манускриптов, а без устали экспериментировали со смесями разнообразных веществ: разогревали, растворяли и выпаривали.

Часто подобные опыты заканчивались плачевно: взрывами, пожарами или отравлениями. На жизнь пафферы зарабатывали изготовлением ядов и приворотных средств.

Мало кто знает, что египетская царица Клеопатра занималась алхимией — пыталась получить золото искусственным путем. Хотя ее и считают автором рукописи «Хризопея», то есть «Златоделие», нигде не упоминается, насколько она в этом деле преуспела.

Зато доподлинно известно, что некоторые из египетских алхимиков довольно успешно овладели этим ремеслом, и в 292 году римский император Диоклетиан даже вынужден был издать специальный указ о сожжении всех рукописей, в которых содержались рецепты получения искусственных золота и серебра.6
И этот его шаг вполне понятен — ведь переизбыток золота создавал угрозу сложившемуся товарообороту. Не говоря уже о том, что, накопив большое количество денег, египтяне вполне могли поднять восстание против римлян.

Уничтожали в разное время не только книги и рукописи. Толпы фанатиков преследовали и убивали ученых. Лишь немногие из них нашли убежище в Византии.

Но «герметическая» (названная так по имени бога Гермеса) наука не погибла. В IX веке в руки арабов попала греческая библиотека, в которой находились и немногочисленные уцелевшие трактаты по алхимии. Арабы сразу оценили практическую сторону учения, и вскоре в Багдаде было освоено получение щелочей, перегонка растительных масел, кристаллизация и возгонка многих веществ (именно отсюда к нам пришло всем известное слово «алкоголь»).

Развилась и идея о «лечении» — превращении неблагородных, «больных», металлов с помощью «лекарства» — Философского Камня, в высшие: золото и серебро. Эта задача стала путеводной звездой алхимиков. С легкой руки арабов «матерью металлов» алхимики стали считать ртуть — единственный жидкий
металл.

Верткие капельки ртути, как живые, могли проскальзывать сквозь пальцы, а покрытые амальгамой (кстати, тоже арабское слово) — натертые ртутью изделия из меди становились похожими на серебряные.7
В Европе алхимия возродилась только в XI веке там, где был тесный контакт с арабами - в Испании и на острове Сицилия. Именно здесь впервые начали переводить арабские рукописи на латинский язык. Здесь же возникли и первые алхимические школы. Начался золотой век тайной науки.

Дружбы с алхимиками - учеными-энциклопедистами, естествоиспытателями, целителями и астрологами - добивались влиятельные вельможи, их принимали монархи. Они были окружены учениками и последователями. Установился даже некий кодекс поведения.

В одном из наставлений говорится, что алхимик должен быть молчаливым и никому не сообщать результатов своих опытов. Жить он должен вдали от людей, в доме, где имеется хорошая лаборатория. Давалась и такая рекомендация: «Правильно выбирай погоду и часы для работы. Будь терпелив, прилежен и вынослив... Неплохо быть богатым, чтобы приобретать все необходимое для работы».

Великие ученые Средневековья, такие как Абу-Али Ибн-Сина, более известный нам как Авиценна, Френсис Бэкон, Барух Спиноза, Готфрид-Вильгельм Лейбниц, верили, что, если к серебру или ртути примешать в малых количествах Философский Камень и полученную смесь нагреть, она превратится в золото.

Эта вера была настолько сильна, что английский король Генрих VI обратился с воззванием к народу, в котором клялся королевским словом, что близок день, когда в его лабораториях будет получено достаточно золота, чтобы выкупить все закладные своих подданных.8
А Карл II, с целью приумножения капиталов, создал алхимическую лабораторию под своей спальней, не обращая никакого внимания на то, что по ночам его будили взрывы. Даже в более поздние времена Исаак Ньютон проводил эксперименты по трансмутации (превращению) металлов. И с пользой для науки: в результате своих опытов он изобрел особый сплав для зеркал телескопов.

Слухи о возможностях обладателей Философского Камня, которые подогревались сообщениями об успешных опытах, увеличивали славу алхимиков, и за ними по всей Европе началась настоящая охота. Кто откажется от услуг чародея, изготавливающего золото? А всевозможных рассказов об их искусстве ходило немало. Вот некоторые из них.

В начале XIV века английскому королю Эдуарду удалось заполучить к себе на службу мудреца-искусника Раймунда Луллия, который пообещал монарху изготовить 60 тысяч фунтов золота из ртути за то, что тот пошлет армаду кораблей для священной войны против неверных. Алхимик свое обещание выполнил. Из полученного золота были отчеканены монеты с изображением короля и надписью: «Эдуард, король Англии и Франции».

Но король обманул Луллия — пустил деньги не на борьбу с мусульманами, а на более важный для него поход против французов. Эти монеты, получившие название ноблей, и сейчас можно увидеть на стендах многих музеев...9
В 1675 году рассказы о привольной жизни алхимиков при дворе императора Леопольда I дошли и до монаха Венцеля Зейлера. Он решил, похитив Философский Камень — некий красный порошок у одного из своих собратьев, сменить свое затворничество в темной келье на карьеру при дворе. В качестве первой демонстрации своего умения монах пообещал императору превратить на глазах у всех присутствующих медный сосуд в золотой.

С помощью чудодейственного порошка, невнятного бормотания и театральных жестов он действительно совершил трансмутацию, что и было подтверждено королевским ювелиром. Удался алхимику и другой трюк — он успешно превратил в золото обыкновенное олово. И в этом случае из благородного металла были отчеканены монеты, на оборотной стороне которых имелась дата их выпуска — 1675 год и надпись: «Я превращен из олова в золото могуществом порошка Венцеля Зейлера».

За эти заслуги удачливому алхимику было присвоено звание королевского придворного химикуса, а через год его произвели в рыцари и назначили, очевидно, с большой надеждой на дальнейший рост казны, обермейстером монетного двора Богемии.
Однако далеко не всегда деяния алхимиков заканчивались благополучно. Скорее, наоборот. Как правило, судьбы «умельцев» трагичны.

В X веке на Востоке было широко известно имя ученого и алхимика, творца трактата «Книга тайны тайн», ученого ар-Рази. (В ней приводились считавшиеся тогда страшной тайной, а сейчас известные любому школьнику химические реакции.) Демонстрация превращения серебра в золото кончилась плачевно — драгоценный металл не получился.10
Разгневанный владыка, совершенно не слушая доводов алхимика, что в опыте произошла какая-то ошибка и он может повторить его, с ругательствами направился к дверям. Это послужило охране сигналом к расправе. Ослепший от побоев ученый кончил свои дни в нищете и забвении.

Как правило, алхимиков, уличенных в обмане, казнили как фальшивомонетчиков. Причем казнь производили пышно, на позолоченной виселице, а обреченных облачали в особые, усыпанные блестками балахоны.

В назидание другим в 1590 году в Мюнхене был повешен алхимик Брагадино, получивший до этого большие суммы денег за свою мнимую тайну Философского Камня от венецианского дожа и других великих мира сего. Для поднятия своего авторитета он хвастал, что сатана его раб, а две сопровождавшие его повсюду собаки — демоны.

Когда его неспособность изготавливать золото стала очевидной, его казнили, а собак под виселицей застрелили. Через семь лет та же участь постигла Георга Гонауэра в Вюртемберге, Кронеманна — в Пруссии, Келттенберга — в Польше и т. д. и т. п.

Если же алхимик не был уличен в обмане, его ожидала другая перспектива — заточение в тюрьму за отказ раскрыть тайну Философского Камня. В 1483 году в застенке скончался Луис фон Неус. За такое же преступление в железной клетке была по приказу герцога Люксембургского заживо сожжена женщина-алхимик Мария Зиглерия. Этот список можно продолжать и продолжать.11
Желающих нагреть руки на простаках, жаждущих быстрого обогащения, было немало. И это неудивительно — любое дело, сулящее выгоду, обрастает массой шарлатанов. В то время как ученые, влекомые жаждой познания, проводили дни и ночи у печей, изучая химические реакции, другие не менее настойчиво искали окольных и не всегда честных путей к успеху.

Европу наводнила толпа мошенников, на удочку которых попадались не только простофили, но даже образованные вельможи и короли. Частенько золото алхимиков оказывалось обманом — латунью, томпаком или бронзой, хотя еще Аристотель писал, что из меди, при нагревании ее с цинком или оловом, образуются золотисто-желтые сплавы. «Не все то золото, что блестит».

Были умельцы, которые получали «серебро», добавляя к медному расплаву мышьяк. Главное, чтобы неблагородный металл приобрел желаемую окраску. В других случаях требовалась только ловкость фокусника, чтобы для цвета незаметно подбросить в расплав кусочек золота. Как именно осуществить это — зависело от фантазии умельца.

Некоторые «мастера золотой кухни» предпочитали пользоваться для перемешивания расплава полой палочкой, внутри которой прятали несколько кусочков золота, заклеивая их воском. Если палочка была деревянная, то нижняя, полая ее часть полностью сгорала в расплаве. Таким изящным способом и само вещественное доказательство уничтожалось раньше, чем у кого-нибудь могло возникнуть желание рассмотреть «волшебную палочку» поближе.12
В своих экспериментах «золотых дел мастера» обнаруживали необычайную изворотливость. Они использовали тигли с двойным дном, из которых при накаливании выливалось золото, или угли со спрятанным внутри золотом. Иногда успеху способствовала золотая пыль — ее вдували в расплав вместе с воздухом, накачиваемым воздуходувкой.

Благодаря различным проходимцам от науки в XVI — XVII веках прославленная «герметическая наука» стала клониться к закату. Над учеными-алхимиками стали смеяться. В 1526 году некий Атриппа язвительно писал своему другу:

«Слава Тебе, Господи, если в этой сказке есть правда, я богат... Мой давний друг добыл мне семена золота и посадил их в сосудах с длинным горлышком над моим очагом, разведя в нем огонь не жарче, чем тепло солнца. И, как курица, дни и ночи напролет насиживает яйца, так и мы поддерживаем жар в печи, ожидая, когда из сосудов вылупятся огромные золотые цыплята. Если выведутся все, мы превзойдем Мидаса по богатству или, по крайней мере, в длине ушей...»

В 1610 году в одном из лондонских театров была поставлена комедия «Алхимик», в которой «прокопченный познаватель мира» в нелепом балахоне с длинными рукавами вылезал из подвала. Воздев к небу руки, он под смех и свист зрителей декламировал:

Я нынче должен изготовить талисман,
Мой перл творенья — Философский Камень...
Вы все еще не верите? Напрасно!
Я весь металл здесь ночью превращу во злато.
А завтра утром же за оловом и за свинцом
К лудильщику я слуг своих отправлю!

Естественно, в конце комедии и шарлатана-алхимика, и его подручных, собиравшихся облапошить толстосума, настигает заслуженная кара.13
Золотой век алхимии кончался. Она умирала, окруженная «изобретателями» различных «эликсиров бессмертия» и «мистериумов». В последний путь ее провожали насмешками. Удар, от которого алхимия уже не оправилась, нанес Роберт Бойль, опубликовавший в 1661 году книгу «Химик-скептик», в которой он убедительно развенчивал учение о трансмутации металлов.

Занятие алхимией было проклято католической церковью и запрещено в Англии, Франции, на территории Венеции. Причем, как всегда, невинно гибли и настоящие ученые. Так погиб французский химик Жан Барилло, которого казнили только за то, что он изучал химические свойства веществ и имел собственную лабораторию.

В истории науки началась новая эра, отбросившая путы «герметической науки». Но накопленный опыт алхимиков не пропал. Недаром один из величайших умов своего времени Роджер Бэкон так сказал об алхимии:

«Это... наука о произведении вещей из элементов и о всех неодушевленных предметах, как об элементах и о простых и сложных жидкостях; об обыкновенных и драгоценных камнях и мраморах; о золоте и прочих металлах; о серах, солях и купоросах; о лазури, сурике и прочих красках; о маслах и горючих битумах и бесконечно многих вещах, о коих в книгах Аристотелевых не упомянуто».14
Алхимические термины:

Герметизм, религиозно-философское течение эпохи эллинизма, сочетавшее элементы популярной греческой философии, халдейской астрологии, персидской магии, египетской алхимии. Представлен значительным числом сочинений, приписывавшихся Гермесу Трисмегисту (так называемый «Герметический корпус», 2-3 века).

В расширительном смысле — комплекс оккультных наук (магия, астрология, алхимия). Традиция герметизма получила продолжение в европейском Ренессансе (М. Фичино, Дж. Пико делла Мирандола), у К. Агриппы, Парацельса, повлияла на Дж. Бруно и И. Ньютона.

Эликсир (от араб. аль-иксир — философский камень), жизненный эликсир — у средневековых алхимиков фантастический напиток, продлевающий жизнь, сохраняющий молодость.

Гомункулус (лат. homunculus — человечек), по представлениям средневековых алхимиков, существо, подобное человеку, которое можно получить искусственно (в пробирке). Анималькулисты считали, что гомункулус — маленький человечек, заключенный в сперматозоиде, и при попадании в материнский организм лишь увеличивается в размерах.

Панацея, у алхимиков лекарство, якобы исцеляющее от всех болезней [ по имени древнегреческой богини Панакии (Panakeia — всеисцеляющая)].

Источник: storyfiles.blogspot.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники