Анадырь — наследие Абрамовича

— Ну как Анадырь? Что больше всего впечатлило в поездке? — спросила меня мама, едва я перевалилась с котомками через порог.

Хм. На этот вопрос я могла бы многое ответить. Рассказать про удивительную природу тундры, про диких зверей, которые подходят довольно близко нисколько не стесняясь, про заброшенные военные города и странные туннели в горах, где явно творилось что-то сверх секретное, про радушных местных жителей и сумасшедшие цены в магазинах. Я могла бы рассказать и про многое другой, впечатлений из поездки я привезла массу… Но почему-то, на вопрос, что больше всего впечатлило, я почти не задумываясь ответила:

Удивительное единодушие местных в своей искренней любви к Абрамовичу!

1. И это на самом деле так! У нас принято ругать власть, просто потому, что она — власть... И не важно, что и как она делает, все равно все будут недовольны. Так принято. Поэтому когда слышишь теплые отзывы о первых лицах, это обращает на себя внимание. А в Анадыре (как, подозреваю, и в других местах на Чукотке), с кем бы ты ни начинал общение, на какую бы тему вы не говорили, все так или иначе скатывается на рассказы об Абрамовиче.

Вот дороги хорошие — это Абрамович сделал! А дома какие яркие — тоже он. И действительно, яркие домики — это то, что сразу обращает на себя внимание. Визитная карточка города и края! Признаюсь, нигде больше я такого никогда не видела.

01

2.

02

3.

03

4. Обычные пятиэтажки типа «хрущевка», стоящие на сваях из-за вечной мерзлоты, но выкрашенные в разные цвета с незатейливым геометрическим узором, пожалуй, как ничто другое делают город особенным и узнаваемым.

04

5. — Мы поначалу смеялись, когда только заговорили об этой теме, — делится своими начальник охраны морского порта Владимир Александрович. — Шутили, мол напьемся, будет проще домой ползти, каждый на свой цвет. А в итоге ведь как хорошо получилось! Город ведь до этого серым был всегда, совсем серым. Глазу и зацепиться было не за что. А теперь как здорово!

И действительно, стоит лишь немного ухудшится погоде, цвет как будто и вовсе исчезает, оставляя лишь полутона и оттенки серого... Везде, за исключением домов...

05

6.

06

7. Да что там дома… Так, декорация! Больницу переоборудовал, газомоторную станцию построил, филиал университета открыл. Остановки, мусорные баки, пешеходные переходы. Из края, пригодного лишь для работы вахтовым методом от безысходности, Чукотка превратилась в место, где можно жить. И каждый местный прекрасно понимает, кому они этим обязаны.

07

8. — Но ведь не просто же так он тут сидел? Что-то ведь он имел с этого, и, наверное, не мало?

Местные обижаются на такие замечания.

— А я вам так скажу, девушка. Что он брал этого я не знаю, не видел и никогда не увижу! Но вот что он для меня лично делал, не делал никто, ни до, ни после!!! Пусть он воровал, да. Но он и делился и делился щедро! Очень щедро. Никто кроме него так не делился. И никто для Чукотки столько не сделал, сколько Абрамович, кто бы что ни говорил.

Роман Аркадьевич, конечно, персона неоднозначная, и в нашей среднерусской полосе к нему принято относиться так же неоднозначно. Диапазон чувств обычно колеблется от легкого скепсиса да откровенного неприятия. Но там, на Чукотке, буквально каждый готов защищать его с пеной у рта. Не берусь судить и анализировать, но одно могу сказать точно: несколько десятков тысяч человек он сделал счастливыми, пусть и на короткий срок. И это дорогого стоит!

08

9. — А знаете, как он выборы выиграл? — шутил кто-то из наших. — Привез на каждую семью по контейнеру еды.

— Да, — отвечали местные, — и мы впервые за долгое время наелись! Многие вещи со стороны воспринимаются совершенно иначе.

09

10.

10

11. — Я вот в Москве был, — продолжает рассказывать Владимир во время очередной нашей длительной прогулке, — и там плакат висел, мол, как живя в одной стране можно купить футбольный клуб другой страны. И я когда увидел, мне так обидно стало... Прямо до слез! Я, взрослый мужик, чуть не плакал. Вот знали бы они, кто плакат этот делал, как у нас тут все было. Мы же до него одной рыбой питались. При нем дети впервые море увидели! Не это, а теплое, в котором купаться можно, да маечки цветастые с короткими рукавчиками носить. А раньше ведь такого никто не знал! До сих пор, вон, вспоминают!

И ведь действительно, он возил детей в лагеря, стариков в санатории, больных на лечении, юных профессионалов на стажировки.

11

12. — А еще, помнится, яхта его сюда заходила. Большая такая, красивая! Он со всего региона пионеров собрал и катал на этой яхте по лиману. Далеко уходили! А там еще в днище на носу такая площадочка стеклянная была. И вот, значит, они подводные красоты через нее обозревали. Уж и не знаю, чего там видно-то было.

— А нынешню власть не любите? — спрашиваю.

— Да за что их любить то? — отвечает. — Они для нас ничего не сделали! Только донашивают то, что после Абрамовича осталось!

И действительно, яркие дома все больше и больше трогает упадок. Хотя в этом, конечно, виновата не столько текущая власть, сколько суровая природа края. Шутка ли, в начала июля местами еще вовсю лежит снег, а период навигации начался всего лишь пару недель назад.

12

13. — А как вам наши цены? — это любимый вопрос всех местных. — В магазины то уже заходили? У нас приезжие все первым делом в магазинах цены фотографируют, потом, наверное, на материке показывают, чтобы им поверили.

Возможно поэтому на большинстве позиций в местных лавочках попросту не стоит ценника. А может по какой другой, более прозаичной причине. Цены примерно на 30% больше московских.

— Это потому, что уже сезон навигации начался. Как только первый теплоход пришел — всё, цены сразу вдвое падают! (Да, на 30% дороже московских те цены, которые «упали вдвое»).

13

14.

14

15. Море имеет важное значение в жизни края вообще и города Анадырь в частности! Это единственный способ снабжения города жизненно важными грузами, и происходит это все лишь в короткий период северного лета: примерно с конца июня до начала октября. Это называется «северный завоз». Дальше на лимане встает лед и единственным способом сообщения с большой землей становится авиация. Не самый дешевый путь, отсюда и цены, и не только они.

— Нигде, никогда, я не видел такого количества просрочки в магазинах, как здесь в мае месяце, — рассказывает Иван, матрос буксира, на котором мне довелось ходить по лиману (и об этом я буду еще рассказывать). — Ну а какие варианты-то? Можно, конечно, все выкинуть, и вообще ничего не жрать!

А летом край оживает. Многие приезжают сюда специально на заработки на этот период, и моряки, и строители, и многие другие. Анадырь город небольшой? и своих рабочих рук иногда не хватает, особенно в сезонных профессиях.

15

16.

16

17. — Весь город можно обойти часа за три, — говорили нам, когда мы лишь собирались туда. Из официальных достопримечательностей лишь церковь, да музей.

17

18.

18

19. Из неофициальных — район Тавайваам. Тайвань, или Китай, как называют его местные. Формально, это национальное село, но по сути, лишь отдельно стоящий район города. Там живут чукчи.

19

20.

20

21.

21

22.

22

23. И активно бухают, по свидетельствам местных. У этих народов в организме отсутствует что-то такое, ответственное за алкоголь, и потому 50 грамм водки для них сопоставимо с честным поллитром на одного нашего. А это много. Раньше, при Абрамовиче, водку чукчам не продавали, а теперь...

— Никогда еще столько пьяных чукчей по дворам шаталось, — сокрушается Владимир. — Никогда такого не было.

23

24. Там же есть один из двух городских пляжей. Хотя, конечно, в традиционном понимании, это и не пляж вовсе, а так, полоса берега у воды. Вдоль нее идет сплошная линия гаражей-сараев, где хранятся снасти и кое-какие другие необходимые вещи.

24

25.

25

26. Летом сюда приходят с детьми, собаками и сетями (ловят в основном на сети). Не столько чтобы порыбачить, а скорее просто провести время.

26

27. Другой такой пляж находится ровно с противоположной стороны города. К нему сложнее добраться, поэтому он чуть более пустынный.

27

29. Анадырь и сам местами кажется пустынным. Особенно на контрасте с московским муравейником. Чукотка имеет статус пограничной зоны: никто по своей воле не может просто так взять и приехать сюда. Нужно либо командировочное удостоверение, либо приглашение, либо вызов. Это не так сложно сделать, но поток нелегалов, тем не менее, это ограничивает, город очень спокойный.

29

30.

30

31. Здесь все всех знают, и если и не здороваются на улице, то лишь потому, что сегодня уже виделись. На окнах первых этажей редко можно встретить решетки, а двери открываются вовнутрь и не имеют кодовых замков. Хотя, по легенде, это сделано для того, чтобы в лютый мороз и пургу, каждый мог бы зайти в любой подъезд, согреться и переждать непогоду.

Трепетно относятся местные и к комнатным растениям. Почти во всех квартирах обязательно есть цветы, а на многих окнам можно увидеть огурцы: они растут здесь в домах вместо какой-нибудь герани!

31

32. А еще по городу снуют бесплатные автобусы, где дети спокойно ездят без сопровождения взрослых. И, кажется, это тоже наследие Абрамовича.

32

33. — А вы из Москвы, да?

— Да.

— Вы им там скажите... Я 60 лет на Чукотке проработал и всего 10 надбавок! Скажу, конечно, если доведется увидеться, обязательно скажу.

33©

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники