«Африканский корпус Хонеккера»? Легенды и правда о применении ННА в Африке

В марте 1980 обложка «Der Spiegel» выглядела как фотография четверых ГДРовских солдат, подложенная под нарукавную ленту в стиле Вермахта, с надписью: «Африканский корпус Хонеккера». Гамбургский журнал поведал о 2 720 задействованных военных советниках из ГДР, включая 1 000 только в Анголе, 600 в Мозамбике, 400 в Ливии и 300 в Эфиопии. До этого яркая формулировка уже встречалась в других газетах.
В гамбургском еженедельнике «Die Zeit» еще в мае 1978 года появлялся заголовок: «Африканский корпус Хоффманна»; затем в июне 1978 последовал «Bayernkurier» и его «Красный африканский корпус Хонеккера». А в ноябре 1979-го в «New York Times» американцы прочитали про «Восточногерманский африканский корпус».
Практически все газеты были готовы опубликовать сенсацию о военных из ГДР в Африке: выходящая в Париже «Le Figaro» еще в августе 1978 г. сообщала, что в Эфиопию направлены более 2 000 солдат из ГДР, поступающие под командование советских генералов.

Западноберлинская «Tagesspiegel» в декабре 1978-го напечатала, со ссылкой на баварского премьер-министра Франца-Йозефа Штрауса, что только в Анголе находятся 5 000 «солдат армии ГДР», прежде всего «элитных частей, таких как воздушный десант». 2 000 из них были «в настоящее время задействованы в наступлении». В феврале «Tagesspiegel» сообщила о передислокации восточногерманского воздушно-десантного полка из Эфиопии в Анголу.


Африканец в восточногерманской каске и униформе.

«Die Welt» в феврале 1980 года говорила об общем числе «военных экспертов из ГДР» в Африке: «порядка 30 000». В декабре 1979 года лидер находящейся в оппозиции фракции ХДС/ХСС в немецком Бундестаге Райнер Барцель на страницах «Welt am Sonntag» провозгласил: «Федеральный канцлер Хельмут Шмидт больше не имеет права молчать о кровавом следе ГДР».

В популярном фильме 1977 года «Дикие гуси» – с известными актерами Роджером Муром, Ричардом Бертоном и Харди Крюгером – также имеется сцена, происходящая на африканской земле, где при нападении наемников на диспетчерскую башню убивают офицера Национальной народной армии (ННА), легко опознаваемого по форменной кепке. В атакуемом лагере, наряду с местными африканскими и кубинскими солдатами, также мелькают два ГДРовских офицера. Так были ли вооруженные силы ГДР задействованы в Африке не самом деле?

Африканские запросы
Много раз африканские правительства просили у Восточного Берлина направить военнослужащих ННА. Прежде всего, запрашивали военных советников, инструкторов и военных летчиков. Например, прислать ННА в свою страну просили президент Замбии Кеннет Каунда и его министр обороны Грей Зулу, в 1979 – 1980 гг. Конкретно, пилоты ННА на своих машинах должны были защищать замбийское воздушное пространство. Министр обороны ГДР Хайнц Хоффманн отказался сразу же, с формулировкой: «не осуществимо».


Хайнц Хоффманн (Гофман), генерал армии, в 1960-1985 министр обороны ГДР. Его первая жена - русская, Клавдия Князева.

В 1980-м, при второй попытке, замбийский президент просил прислать военных советников. Переговоры с Хоффманном «еще не привели ни к какому решению», – писал Каунда генеральному секретарю СЕПГ Эриху Хонеккеру после того, как не получил от министра обороны ГДР ничего.

Аналогичным образом, в 1979 году предводитель зимбабвийского (родезийского) освободительного движения ЗАПУ Джошуа Нкомо, посещая ГДР, выразил желание увидеть офицеров ННА в лагерях ЗАПУ в Замбии. Генерал армии Хоффманн снова отказался от направления военного персонала, на этот раз как от «политически нецелесообразного». Единичные случаи отказа Замбии и Зимбабве в отправке советников, инструкторов и пилотов отражали общий курс вооруженных сил ГДР на пассивность.


Представитель правительства ГДР встречается с руководителем Мозамбика Мозесом Самоа. 1981 год (немец -справа).

Руководство ГДР действовало осторожно: в основном, оно сдержанно и скептически относилось к просьбам и запросам, касающимся отправки военнослужащих в страны третьего мира. В Восточном Берлине и Штраусберге (штаб-квартира министерства обороны) не без основания видели опасность во втягивании своих солдат в конфликты и войны на африканском континенте.

Непосредственное участие в боевых действиях, вероятно, могло иметь далеко идущие политические и военные последствия. Восточный Берлин придавал значение международной репутации ГДР и не хотел давать повод для негативных публикаций в западной прессе. Таким образом, применение армии за рубежом представляло для ГДР неисчислимые риски.
В такие авантюры ГДР и ее вооруженные силы не вступали – кроме нескольких описанных ниже исключений.

В отдельных, строго ограниченных случаях ННА все-таки присутствовали в Африке: уже в 1964 году два офицера этой армии были посланы в Занзибар, чтобы консультировать тогдашнюю народную республику в вопросах строительства ее вооруженных сил. Также до 1970 года в Занзибар были посланы 15 офицеров и унтер-офицеров Фольксмарине (ВМФ ГДР) – в качестве советников.


Офицеры Фольксмарине.

Отдельные, в основном ограниченные несколькими неделями, командировки советников и «специалистов» осуществлялись, например, в Анголу. В больших объемах осуществлялась отправка офицеров и пилотов транспортной авиации в Мозамбик и Эфиопию.

Военные советники и пилоты транспортной авиации в Мозамбике
Одним из основных получателей военной помощи ГДР был Мозамбик. В стране на юге Африки более тридцати лет бушевали войны, как с внешним противником так и гражданские. Новое государство, после получения независимости в 1975 году, было вынуждено в многолетней и кровавой войне отражать атаки вооруженной оппозиции.
При этом на юг Африки также распространился конфликт Востока и Запада. Правящая (по сей день) партия ФРЕЛИМО позиционировала страну как социалистическую, вооруженных повстанцев из РЕНАМО поддерживали ЮАР и США.

Уже во время долгой борьбы за независимость против португальских колониальных властей ГДР поддерживала еще слабую ФРЕЛИМО оружием и снаряжением. В декабре 1984 года партизаны из оппозиции, среди прочих иностранцев, убили восемь гражданских специалистов из ГДР. Восточные немцы были специалистами по сельскому хозяйству, их захватили по пути на государственную ферму, где они должны были работать.


ГДРовская гуманитарная помощь народу Мозамбика.

В ответ на это, в 1985 году, ННА послала в страну несколько групп старших офицеров, и даже двух генералов для службы в качестве советников при генеральном штабе, командованиях, штабах и соединениях. Задачей офицеров, находившихся в стране около полугода, было в первую очередь улучшение безопасности более чем 700 специалистов из ГДР. Наряду с этим, они должны были повысить боевые качества вооруженных сил Мозамбика.

С конца 1985 г. в стране постоянно находились три офицера ННА в качестве советников. В связи с этим имело место также использование транспортных самолетов ВВС ГДР с 1986 до 1990 гг. Машины, базировавшиеся в столице, Мапуту, обеспечивали нужды работавших в стране специалистов из ГДР и должны были, при обострении ситуации, приступить к их эвакуации.

Помимо офицеров, задействованных на территории, мозамбикское правительство в 1985 – 1986 гг. неоднократно обращалось к ГДР, выражая потребность в инструкторах и «наставниках» ННА. В июне 1986 г. генерал армии Кесслер – преемник Хоффмана на посту министра обороны, известил Хонеккера и Эгона Кренца (секретарь ЦК и член Политбюро СЕПГ – прим. перев.), что он также отказался от такого участия: оценил работу «наставников» на месте как «нецелесообразную» по «политическим основаниям».


Хайнц Кесслер во время посещения армейских частей (1968)

Перед этим, в январе 1986 г., Кренц отверг как «нецелесообразное» размещение в Мозамбике инструкторов из рядов ННА. Кроме базирования пилотов транспортной авиации и работы советников, ссылок на другое применение ННА в Мозамбике в обширной базе источников найти не удалось.

Операции в Эфиопии
После падения императора Хайле Селассие I в 1974 г. в Эфиопии начинается череда войн. В феврале 1977 года, вместе с подполковником Менгисту Хайле Мариамом, к власти пришли молодые военные, стремившиеся радикально переломить прежнюю внутриполитическую ситуацию с ее феодальными отношениями, а во внешней политике ориентировавшиеся на Москву, Гавану и Восточный Берлин.


Посол ГДР в Мозамбике встречает правительственную делегацию в аэропорту Тете, 1981 год.

Правление Менгисту сложно назвать стабильным; он вел войны против соседнего Сомали, а также против сепаратистов на севере. Менгисту направлял драматичные просьбы о военной помощи послам СССР, Южного Йемена, Кубы и ГДР: «Народ Эфиопии чувствует себя изолированным и брошенным, товарищ», – дословно это он написал в телеграмме Хонеккеру в августе 1977 года.

Призывы из Аддис-Абебы и Гаваны не остались незамеченными: уже в октябре 1977 г. около 150 советских офицеров, в том числе четыре генерала, находились здесь в качестве инструкторов и советников. В сентябре 1977 года на стороне эфиопов были задействованы первые 200 кубинцев, с декабря 1977 Гавана увеличила свою группировку. Теперь она насчитывала от 16 до 18 тысяч человек. ГДР направила оружие и снаряжение – но не солдат.


ГДРовская делегация, Мозамбик 1981 год.

Если бы части ННА находились в Эфиопии, то генерал Хоффманн во время своего визита в страну в мае 1979, вероятно, должен был с ними встретиться и упомянуть об этом посещении в одном из отчетов. Принципиально скептичная позиция командования ННА и отказ от боевых операций точно так же распространялись на сотрясаемую войной Эфиопию. Опасность из-за присутствия военных втянуться в местные конфликты, и в конечном счете в войну, была высока. Однако транспортные самолеты ННА в Эфиопию пришли и были задействованы.

Между 1984 и 1988 гг. сначала четыре, а затем еще одна машина были размещены на Африканском Роге. Для преодоления последствий катастрофически тяжелой засухи, в октябре 1984 года Аддис-Абеба направляла срочные просьбы о помощи в различные страны. С ноября этого года ГДР направила первые две машины военно-транспортной авиации ННА, а также гражданской авиакомпании Interflug – для обеспечения международного воздушного сообщения. На этом этапе был задействован 41 человек, из них 22 офицера и унтер-офицера ННА и 19 служащих Interflug. Приоритет имела секретность.

Причастность ННА к самолетам и экипажам должна была быть скрыта. Приказ однозначно предписывал подготовить машины в «варианте для гражданской авиации», аппаратуру распознавания демонтировать, а персонал ВВС снабдить гражданскими служебными паспортами. Два Ан-26 были за ночь перекрашены и снабжены гражданскими опознавательными знаками. Даже на посуде и техническом инвентаре экипажа опознавательные знаки ННА были закрашены. Персонал не имел никакой униформы.


Ан-26 ВВС ГДР в Африке, 80-е года.

Свидетели утверждают, что знаки ННА выпарывались даже из нижнего белья: ничто не должно было указывать на принадлежность к вооруженным силам ГДР. Причина строгой секретности коренилась не столько в возможной опасности командировки в Эфиопию, сколько в обычной практике ГДР в решении военных вопросов.

Почти одновременно с самолетами ГДР в Эфиюпию вылетели также три C-160 Transall ВВС Бундесвера – совершенно официально и без камуфляжа. Они также базировались на аэродроме Асэб, позже на Дыре-Дауа, и использовались точно так же как машины ННА. Таким образом, имела место необычная немецко-немецкая совместная операция.

Со своей базы в Асэбе Ан-26 первые недели в основном летали в Асмэру, Аксум и Мэкэле. В последующие месяцы – главным образом в Аддис-Абебу, Дыре-Дауа, Годи и Кэбри-Дэхар. Полеты над различными территориями Эфиопии осложняли постоянно идущие войны, в том числе гражданские.

Также сыграло свою роль обострение глобального конфликта Запада и Востока. База Асэб и некоторые участки полета располагались на территории особенно ожесточенно сражавшейся Эритреи. Самолеты перевозили продовольствие, а также медикаменты и одежду. Операция продолжалась до октября 1985, причем самолеты ГДР участвовали также в спорных эфиопских операциях по принудительному переселению.


Еще один Ан-26 ВВС ГДР в Африке.

По просьбе эфиопского правительства транспортные самолетов ННА вернулись в апреле 1986 года, теперь уже в качестве «оперативного соединения ННА ГДР». Личный состав на сей раз также был представлен открыто, как служащие ВВС ГДР. Два Ан-26 были размещены в столице Аддис-Абебе. Третья операция транспортной авиации началась в июне 1987 года.

Один «Антонов» снова был размещен в аэропорту Аддис-Абебы. Как и в случае проводящейся в это же время операцией в Мозамбике, он имел задание обеспечить обслуживание и снабжение специалистов и медицинских команд из ГДР. Кроме того, в 1987-88 гг. ограниченное число офицеров ННА были задействованы как группа охраны при развернутом ГДР госпитале в Метеме.


Снова африканцы в ГДРовской униформе.

Несмотря на поддержку ГДР, Кубы и других социалистических стран, эфиопские правительственные войска действовали в Эритрее с начала 1988 вплоть до распада страны. Режим Менгисту оказался под непосредственной угрозой. Несколько раз он получал из ГДР срочную помощь. Хонеккер лично решал в 1988 и еще раз в 1989 произвести крупные поставки оружия, в том числе танков.

Эти действия ГДР не смогли ни задержать, ни предотвратить закат Менгисту. Он был свергнут в 1991 г. Эритрея получила независимость в 1993. А отдельные внутренние документы ГДР уже в 1977 характеризовали Эфиопию Менгисту как «бездонную бочку».

Целенаправленная дезинформация?
Сообщения о восточногерманских военных операциях в Африке имели отклик даже во внутренних документах федерального правительства ФРГ. Например, в сентябре 1978 отдел 210 министерства иностранных дел, в ответ на доклад штаба планирования, который поставил военное присутствие Кубы и ГДР в Африке на одну ступень, возразил: «В политике интервенции действия ГДР значительно отстают от массированной военной активности Кубы». Посольство Федеративной Республики Германии в ЮАР в своих сообщениях в Бонн обозначало сообщения о военном присутствии ГДР в Анголе в ноябре 1978 года как то, чем они очевидно и были: «слухи».

Остается открытым вопрос о происхождении этих вводящих в заблуждение сообщений. Ссылки, которые давали тогдашние статьи, отправляли к «экспертам по безопасности» или «западным аналитикам». Многое говорит за то, что это отвечало интересам Южно-Африканской Республики.


Ангольские военные в ГДРовском обмундировании.

Донесения о тысячах солдат ГДР на своих границах несли для правительства Претории ощутимую выгоду: вне всякого сомнения, оно было очень заинтересовано представить борьбу на юге Африки как часть конфликта Запада и Востока, и позиционировать себя как близкого союзника Запада.
Южная Африка – из-за расовой сегрегации и насильственного подавления цветного большинства («апартеида») – испытывала возрастающее давление со стороны Западной Европы и ФРГ.


Ангольский президент Сантос на правительственной трибуне во время военного парада в Восточном Германии.

Таким образом, активизировать в Германии старый образ врага – ГДР с южноафриканской точки зрения кажется вполне разумным. Замечание журнала «Der Spiegel» 1980 года о том, что южноафриканские спецслужбы вполне могли запустить дезинформацию, при взгляде из будущего кажется правильным.
Как правило, пресса с готовностью подхватывает и публикует подобные сообщения, даже если источники покрыты мраком. После интенсивных изысканий в архивах, сегодня остается только один вывод: «африканский корпус Хонеккера» существовал только в умах журналистов, некоторых политиков и спецслужбистов.

источник https://foto-history.livejournal.com/11129296.html

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники