А что ты сделал для хип–хопа?

1421916266-93cd1f97e1724fb508d697d9318837d8

Июль 1977 года. Асфальт в Нью–Йорке буквально плавился от аномальной жары. Безработица среди низших слоев населения достигла своего пика. Сын Сэма еще разгуливал на свободе и расстреливал горожан без разбора во имя сатаны, нагнетая и без того взрывоопасную обстановку в Большом Яблоке. Катализатором "разряда" всей этой напряженности стала авария в энергосистеме, произошедшая 13 июля. Поздним вечером целая серия ударов молнии вывела из строя подстанции, обеспечивающие электроснабжение города.

Как только город погрузился во тьму, десятки тысяч оголодавших люмпенов из бедных кварталов вышли на улицы "взять свое". Хаос и разграбление продолжались следующие 25 часов. Все витрины магазинов, находящихся близ негритянских гетто, были перебиты. Выносили все, что можно было вынести — продукты питания, мебель, одежду, бытовую технику. Один из полицейских описал это так: "Это была ночь зверья. Хватаешь четверых–пятерых, на их место приходит сотня. Как только мы появлялись, те, кто не занимались непосредственно грабежом, свистом предупреждали мародеров. Всё, что было в наших силах — это отогнать их от магазина, а они тут же бегут в другой, в соседнем квартале". Итог — из 100000 мародеров удалось арестовать лишь около 4000, разграблено более 1500 магазинов, зафиксированно 1077 поджогов, ранено около 550 полицейских.

И тут я сделаю небольшое отступление. Хип–хоп, как самостоятельная субкультура, возник в Южном Бронксе еще в середине 70–х, однако за пределами боро был совершенно непопулярен. Продюсеры того времени не верили в успешность нового стиля вне маргинальной среды нью–йоркских гетто и делали ставку на более традиционные направления.

Так вот, среди прочего, добычей мародеров стало дорогостоящее музыкальное оборудование, о котором до этого они не могли и мечтать. Впоследствии небезызвестный диджей ямайского происхождения Kool Herc так описал эту ночь: "Это было как Рождество для черных. На следующий день появилась тысяча новых диджеев". Именно блэкаут 13 июля 1977 года можно по праву считать отправной точкой восхождения хип–хопа от андеграунда для люмпенов до глобального мейнстрима. Можно сколь угодно долго рассуждать о ценности этого направления в мировой культуре, любить или ненавидеть его, но оспаривать его популярность не имеет смысла. Да и не стоит забывать, что именно хип–хоп подарил любимое нами искусство граффити.

В конце хотелось бы отметить, что люди, которые не вышли на улицы крушить и грабить, тоже не скучали — в марте 1978 года Нью–Йорк ожидал невиданный доселе бэби–бум.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники