Бардак в Гренаде, или злоключения американского десанта

«Да, жалко, что тебя не было с нами на Гренаде», — сказал командир американского спецназа в «Крепком орешке–2». И перерезал своему бойцу горло. Так что же произошло на том далёком острове 35 лет назад?

Остров невезения

Гренада — самый южный и маленький из Наветренных Антильских островов в Карибском море. В 1983 году там жили всего чуть больше 90 тысяч человек — и жили бедно. В столице острова, Сент–Джорджес, проживали всего 7500 жителей.

Страна продавала мускатный орех, бананы — и обучение в медицинской школе Сент–Джорджеса. Школа, где учились около 700 студентов из США, давала 10–15 процентов дохода страны.

В 1979 году Морис Бишоп, лидер левого движения ДЖУЭЛ (JEWEL, сокр. от Joint Endeavour for Welfare, Education and Liberation — «Совместные усилия в области социального обеспечения, образования и освобождения») сверг премьер–министра Гренады Эрика Гейри. С одной стороны, Гейри был вроде как демократически избранным (насколько это вообще возможно в Латинской Америке), с другой — увлекался коррупцией, подавлением инакомыслия и даже чёрной магией.

Бишоп немедленно заключил торговые и военные соглашения с СССР и Кубой. Особенно его интересовала идея развития международного аэропорта. К осени 1983 года семьсот кубинских строителей–резервистов почти закончили возведение новой взлётно–посадочной полосы.

Вооружённых сил у Гренады было больше, чем у всех соседей по островам вместе взятых — 1200 солдат Народной революционной армии, около тысячи ополченцев, плюс полиция и береговая охрана. Имелась бронетехника — десяток БТР–60 и пара БРДМ–2, артиллерия состояла из дюжины зениток.

Новый президент США Рональд Рейган смотрел, что творится в Латинской Америке. Коммунисты на Кубе, в Никарагуа… чуть–чуть — и в Сальвадоре тоже!

А тут ещё и на Гренаде аэродром строят. Надо что–то делать!

Тем временем на Гренаде развернулась обычная борьба за власть. Заместитель премьера, радикальный марксист Бернард Корд 13 октября 1983 года арестовал Бишопа. Начались народные волнения. 19 октября группа сторонников Бишопа штурмовала тюрьму и отбила арестанта, после чего растущая толпа двинулась к штабу армии и захватила его. Прибывшие для отбития штаба военные открыли огонь на поражение, по некоторым сведениям — с использованием бронетехники. Число жертв разнится — разные источники указывают от десяти до ста погибших.

Протестующих разогнали, штаб отбили, Бишопа с ближайшими соратниками поставили к стенке. 20 октября Фидель Кастро с другого острова в шоке спросил: «Что у вас там творится?».

Для США важнейшей задачей стало вытащить из надвигающейся заварухи своих граждан — студентов, учившихся в столице. Поначалу всё должно было пройти максимально быстро и незаметно. Но тут адмирал Макдональд предложил услуги флота, генерал Джон Весси — рейнджеров. Дескать, они всё равно тренируются, так пусть аэропорт захватят.

21 октября авианосец «Индепенденс» пошёл к Гренаде. С острова поступали панические сообщения, что студентов уже взяли в заложники. А США только–только полной ложкой нахлебались кризиса с заложниками в Иране — когда иранцы больше года удерживали дипломатов в Тегеране и плевали на все американские меры.

США срочно подняли морпехов, 82–ю дивизию ВДВ и пару батальонов рейнджеров. Но что именно делать — никто не понимал. Однако вторжение на Гренаду под кодовым названием «Вспышка ярости» все же назначили на пять часов утра 25 октября. Солдаты взяли двойной запас патронов к М16 — но без гранат.

Планирование и отвага

Наконец, ночью 25 октября десант на транспортниках С–130 вылетел на Гренаду брать аэропорт на юге острова (группу из четырёх «морских котиков» сбросили ещё 23–го — но они утонули в ночном шторме). И тут у первых двух самолётов отказали системы навигации и радары. Рейнджерам с третьего С–130 пришлось прыгать первыми — в 5:30. С земли открыли несильный зенитный огонь, но ганшипы (самолёты огневой поддержки) AC–130 быстро его подавили.

Морпехи высаживались отдельно — с вертолётов на востоке. А наибольшие приключения достались спецназу.

Флотских «морских котиков» и их коллег из армии высадили на полчаса позже плана. Вооружённые лишь пистолетами–пулемётами спецназовцы оказались на виду у защитников острова с автоматами Калашникова. В нескольких местах спецназ загнали в джунгли. А одна группа «котиков» вообще обиженно уплыла обратно в море.

Прижатый к земле спецназ вызвал на помощь всех — AC–130, вертолёты морпехов, флотские истребители–бомбардировщики «Корсар»… Два вертолёта столкнулись — один из пилотов погиб. Ещё две «вертушки» сбили — плюс три трупа. Вдобавок один из «корсаров» разбомбил местную психушку, приняв её за военную цель.

Пока спецназ так развлекался, рейнджеры к 7:35 зачистили аэродром. Один из джипов с рейнджерами помчался ставить блокпост, но заблудился и попал под огонь. Ещё четверо убитых и один тяжелораненый.

К полудню высоты вокруг аэропорта тоже взяли. На взлётно–посадочную полосу начали приземляться самолёты с карибскими миротворцами и десантниками из 82–й дивизии.

В 15:30 на рейнджеров вдруг поехали три БТР–60, паля во все стороны. Рейнджеры ответили огнём из РПГ и 90–мм безоткаток — два БТРа оказались подбиты, третий сожгли с АС–130. Командир десанта, однако, впечатлился и запросил подкрепление.

Утром 26–го морпехи на танках М60 и амфибиях все–таки пробились к осаждённым «котикам». Казалось бы, уже всё, победа?

Внезапно один патруль попал в засаду кубинцев — ещё двое убитых и пятеро раненых за несколько минут. И лишь к 8:35 основная часть строителей с острова Свободы сдалась. Поздним вечером с Гренады на вертолётах CH–46 вывезли студентов, из–за которых и заварилась вся каша. Причём один из вертолётов зацепился винтом за пальмы и потерпел аварию — к счастью, без жертв.

27–го всё шло нормально… пока один из «корсаров» не проштурмовал штаб десантников из 82–й дивизии. Результатом дружественного огня стали 17 раненых — один из них позже умер.

Оставалось взять казармы, где окопались сотни кубинцев. Которые, конечно, были строителями, но проходили военную подготовку (как и все кубинские мужчины) и получили от властей Гренады стрелковое оружие для обеспечения самообороны в это нелёгкое для всей страны время.

Кому брать? Конечно, рейнджерам! Которые вообще–то уже ожидали отправки домой.

Рейнджеры послушно сели в «блэк хоки» и полетели. Итог: пули с земли повредили машинам гидравлику, и два вертолёта… правильно, опять столкнулись. А третий при посадке попал в канаву и при попытке взлететь упал на первые два. Причём рейнджеры внутри вертолётов почти не пострадали, а вот уже высадившиеся попали в «мясорубку» лопастей… Трое погибли, пятеро получили серьёзные ранения.

Итог эпопеи на Гренаде — погибли 19 солдат США (из более чем семи тысяч задействованных), 25 кубинцев, 45 вооружённых гренадцев и по меньшей мере 24 мирных. Студентов и прочих иностранцев вывезли, пленных кубинцев передали своим. Девять вертолётов списали в безвозвратные потери.

Публика в США облегчённо выдохнула — впервые со времён Вьетнама военные смогли спасти наших ребят, ура! А военные, посмотрев на бардак во время операции, приступили к гигантской работе по выстраиванию единой сети командования. Правда, почти четверть века спустя «морским котикам» в Афганистане это все равно не помогло…

«Гренада. Пять минут боя, пять недель сёрфинга»
На память об операции остался лишь фильм Клинта Иствуда «Перевал разбитых сердец» да короткая сцена в «Крепком орешке–2».

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники