Валюта 17 века или просто тюльпаны

В 1625 году редкая луковица тюльпана уже могла стоить 2000 флоринов (флорин — золотая монета весом около 3,5 граммов). Торговля ими была организована на биржах Амстердама, Роттердама, Харлема и Лейдена. К 1635 году цена достигла 5500 флоринов. К началу 1637 года в среднем цены на тюльпаны выросли в 25 раз.

Одним из иностранцев, заинтригованных тюльпанами, был Охир Гилэн де Бузбек, австрийский посол в Турции (1555—1562). Он привез несколько луковиц из Константинополя в Вену, где их посадили в садах Фердинанда I, императора из династии Габсбургов. Там тюльпаны расцвели под опытным наблюдением Шарля де Леклюза, французского ботаника, более известного под своим латинским именем Карл Клузиус. Вскоре слава Клузиуса привлекла внимание Лейденского университета в Нидерландах, и его уговорили стать куратором университетского ботанического сада. В октябре 1593 года, с «тайным запасом луковиц тюльпанов», Клузиус приехал в Лейден. Несколько месяцев спустя, весной 1594 года, новый сад Клузиуса стал местом самого первого тюльпана, зацветшего в Нидерландах. За 20 с лишним лет голландцам удалось вырастить десятки сортов тюльпанов.

60

В 1625 году редкая луковица тюльпана уже могла стоить 2000 флоринов (флорин — золотая монета весом около 3,5 граммов). Торговля ими была организована на биржах Амстердама, Роттердама, Харлема и Лейдена. К 1635 году цена достигла 5500 флоринов. К началу 1637 года в среднем цены на тюльпаны выросли в 25 раз. В те дни, по словам специалиста в области истории искусства Оливера Импея, дешевле было купить картину с тюльпаном, выполненную Яном Д. де Хемом (великим голландским натюрмортистом XVII века), чем луковицу редкого сорта тюльпана. Одну луковицу давали в качестве приданого невесте, три стоили столько же, сколько хороший дом, а всего лишь одна луковица сорта Тюлип Брассери отдавалась за процветающую пивоварню. Продавцы луковиц зарабатывали огромные деньги. Все разговоры и сделки вращались вокруг единственного предмета — луковиц. Постоянно растущие цены подбивали многие семьи из среднего и бедного слоев общества играть на бирже по продаже тюльпанов. Для того, чтобы купить луковицы и перепродать по более высокой цене, закладывались дома, состояния и предприятия. Продажи и перепродажи производились множество раз, в то время как луковицы даже и не вынимались из земли. Состояния удваивались за мгновения. Бедные становились богатыми, богатые — сверхбогатыми. Торговля луковицами на бирже стала неконтролируемым рынком. Для сделок часто использовались фьючерсные контракты (покупатели платили деньги за поставку луковиц в будущем), которые получили образное название «торговля ветром».

61

Согласно Бернстайну, для сделок использовались также опционы (покупатель получал право на покупку или продажу луковиц по заранее определенной цене в будущем). Именно использование опционов явилось одним из причин образования «мыльного пузыря» и его спада. Опционы, по-видимому, дали многим новичкам возможность выйти на рынок, который ранее был для них закрыт. Согласно Маккею, в определенный момент за тюльпан Semper Augustus предлагалось 12 акров земли.

62

В феврале 1637 года число продающих превысило число покупающих и произошло неожиданное падение цен — за самые дорогие луковицы давали не более 300 флоринов. Началась биржевая паника; всего за одну ночь тысячи голландцев были разорены. К концу года цены упали в среднем в 100 раз. Это был крах целой отрасли торговли. Маккей утверждал, что после завершения тюльпаномании экономика Голландии оказалась в кризисном состоянии, что оспаривается некоторыми современными учеными.[3] Тюльпаномания поражала и другие страны Европы, но не в такой степени, как Голландию. Например, в 1800 году луковица тюльпана в Англии стоила 15 гиней — это достаточно солидная по тем временам сумма. Страстное увлечение тюльпанами пережило последствия тюльпаномании, и отрасль разведения луковиц тюльпанов вновь стала процветать. И действительно, к XVIII веку голландские тюльпаны стали так знамениты, что турецкий султан Ахмед III импортировал из Голландии тысячи тюльпанов. Так после долгого путешествия голландский потомок турецких тюльпанов вернулся к своим «корням». Тюльпаномания до сих пор недостаточно изучена и не являлась предметом тщательного научного анализа. Впервые явление тюльпаномании стало широко известным в 1841 г. после выхода в свет книги «Наиболее распространенные заблуждения и безумства толпы» (англ. Extraordinary Popular Delusions and the Madness of Crowds), написанной английским журналистом Чарльзом Маккеем, и романа Александра Дюма «Чёрный тюльпан» (1850).

63источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники