Война Алой и Белой розы и немного о глистах, Королевство Англия, XV век

Говорят, дружный коллектив анонимных авторов, скрывающихся под именем Уильям Шекспир, основательно извратили светлый образ Ричарда III. В реале английский король не был той колченогой и сухорукой "горбатой гадиной" (а также "кривой злой жабой"), расчищающей себе путь "кровавым топором". Несовпадение с устоявшимся имиджем наводит на мысль о намеренном очернении: годы пропаганды и шекспировский гений сделали своё дело, превратив благородного калеку в чудовище. Невольно возникают вопросы: что вообще в этой истории правда, в чём истинный смысл Войны роз, и чей заказ выполнял знаменитый английский драматург (ну или одноимённый коллективный аккаунт)?
В 2012 году вездесущие британские учёные откопали останки Ричарда III, явив миру скрюченные мощи последнего правящего Плантагенета. Подростковый идиопатический сколиоз — таков вердикт медиков, диагноз серьёзный, но не фатальный. Да, одно плечо было повыше, но горб отсутствовал, и хорошо сбалансированная кривая позвоночника позволяла держать голову прямо. Кургузое туловище обладало четырьмя полноценными конечностями, а реконструированная физиономия (на кдпв) дышала достоинством и благородством. Король любил морепродукты и дичь, и не мыслил дня без бутылки вина. Совсем как Тирион Ланнистер, частично с него и списанный. Морально–волевых качеств английского монарха мы ещё коснёмся, но настоящей проблемой покойного были глисты, заполонившие королевский кишечник, и 11 колото–резаных ран на теле. Три из которых оказались смертельными.

За 300 лет до начала событий расчётливый брак анжуйского графа Джоффруа и наследницы английского престола Матильды дал начало новой королевской фамилии. И хотя на фоне юного графа молодая была совсем немолода, союз сулил фантастические перспективы. Красавчик француз любил прикалывать к шлему цветущую ветку дрока (planta genista по латыни), за что и получил своё прозвище Плантагенет. Восемь поколений его англо–французских потомков гордо несли это династическое имя вместе с короной Англии, пока предпоследний, король–воин Эдуард III (развязавший Столетнюю войну), не породил два домашних противоборствующих клана — герцогов Ланкастеров и герцогов Йорков. Вернее, породил он своих сыновей, а те, заполучив самые престижные титулы королевства, уже всё остальное. И поскольку кровь Плантагенетов давала им неоспоримые преимущества, то тема отжатия монаршего кресла приобрела особую актуальность. Уже в 1399 году Генрих Болингброк, 2–й по счёту герцог Ланкастер, сверг своего правящего кузена Ричарда II, открыв отсчёт недолгой Ланкастерской династии. Богатейшие землевладельцы, привыкшие вершить и влиять, они были достойны верховной власти, но Йорки думали иначе. В сгущающихся сумерках 29 марта 1461 года под родной йоркширской деревенькой Тоутон они перебили всю ланкастерскую рать, прибрав королевство к своим рукам.

Собственно, всю кашу заварила королева Маргарет, супруженица малахольного Генриха VI из ланкастерских Плантагенетов. Говоря "всё зло от баб", в большинстве своём мы лукавим, но в случае с Маргарет Анжуйской — это попадание в "десятку"! В 1455 стервозная мадам, фактически управляющая королевством, перешла хрупкую грань, удалив Ричарда Йорка из Королевского совета. Ричард с товарищами по партии (в числе которых выделялся граф Уорик, по кличке "Делатель королей") сильно обиделись, предъявив свои претензии на трон: Война Алой и Белой розы начала свой отсчёт. Пять лет ожесточенные бои перемежались политическими интригами, пока сам герцог Йорк и его старший сын Эдмунд не пали смертью храбрых. Торжествующая Маргарет повелела выставить голову герцога в бумажной короне на всеобщее обозрение. Однако радость была преждевременной, второй сын йоркского лидера, объявив себя королем Эдуардом IV, наголову разбил Ланкастеров в страшной битве при Тоутоне, о которой уже говорилось выше. Началась ещё более короткая эра Йоркской династии.

Десять лет относительного спокойствия закончились ссорой Эдуарда IV с тем самым графом Уориком (излишне активно лезущим во власть), после чего "Делатель королей" переметнулся к опальной королеве Маргарет. Приведя из Франции целую армию, они умудрились восстановить на троне Генриха VI, который радостно "гугукал" на нём целых полгода. Пока Эдуард IV не собрался с силами и не раскатал всю компанию в кровавых битвах при Барнете и Тьюксбери. Йоркисты старались не брать пленных, уменьшая популяцию противника. Госпожа Анжуйская пыталась сопротивляться, однако королевы–воительницы из неё не вышло, — вредную дамочку посадили под замок. Остальным повезло меньше: 17–летнего принца Уэльского (сына Маргарет и Генриха), изрубили в куски, изуродованное тело графа Уорика украсило Собор Св. Павла, а Генрих VI удивительно быстро скончался в лондонском Тауэре. "От неудовлетворённости и меланхолии" — остроумно гласил официальный вердикт. Вновь победивший всех Эдуард IV счастливо царствовал последующие 12 лет, пока тоже не помер при невыясненных обстоятельствах. Всё это время рядом с ним находился верный друг и помощник — брат Ричард Глостер, шокируя толпу мрачной физиономией и искривлённым позвоночником. Наш неоднозначный герой.

Зловещий образ требует злодейского содержания. В веренице смертей, вменяемых Ричарду III: короля Генриха, принца Уэльского, принцессы Анны, брата Эдуарда, брата Кларенса и кучи других, знатных и благородных, особо тяжко выглядит гибель малолетних принцев Эдуарда и Ричарда. Их имена, повторяющие имена главных персонажей, усиливают трагизм ситуации. Умирая Эдуард IV завещал корону сыну Эдуарду V, поручив опекунство верному братцу Ричи. Однако мать мальчика королева Елизавета Вудвилл видела в роли регента исключительно себя. Конфликт с воинственными Вудвиллами Ричард, тогда ещё герцог Глостер, погасил быстро и без особых кровопролитий. Казалось бы всё идёт по плану, юного Эдуарда оградили от влияния родни и готовились привести к присяге, как вдруг прогремел гром: наследник трона был признан нелегитимным, умерший папа–король оказался двоежёнцем. Он попросту забыл развестись с предыдущей женой. Существует стройная версия, по которой Ричард не просто оболгал усопшего, лишив племянников законного трона, но и позже организовал их убийство в Тауэре. И если к пьсам Шекспира можно относиться со здоровой долей спектицизма, то юридическое мнение Томаса Мора заслуживает пристального внимания. Возникает только один вопрос: зачем это было нужно Ричарду? На тот момент парламент официально провозгласил его английским монархом без каких–либо ограничений. Смерть мальчиков — единственная, в которой Ричарда невозможно обелить, концы и улики надёжно спрятаны в воду.

Забавно, но название "Война Алой и Белой розы" никогда не использовалось участниками кровавого междусобойчика. Хотя белый цветок Йорков (символизирующий Деву Марию) и красные розы Ланкастеров (кого–то тоже символизирующие) всегда присутствовали в фамильной геральдике. Но само определение Войны роз появилось гораздо позже с лёгкой руки Шекспира и даже Вальтера Скотта, обыгравшего его идею. Не обошлось и без победителя "цветочной" кампании Генриха Тюдора, в чьих жилах кровь Ланкастеров перемешалась с кровью древних кельтских вождей. Новый повелитель Англии вывёл на своём гербе красно–белую розу, как символ единения островного государства. Женившись по такому случаю на Елизавете Йоркской — златовласой девушке из противоположного лагеря. Вот только прав на английский престол у нового короля было куда меньше, чем у свергнутого им Ричарда III Плантагенета. Чтобы дело не выглядело банальным захватом власти, тюдоровская администрация начала любовно лепить образ врага, ныне знакомый всем по шекспировской трагедии. Горбатый монстр–убийца, недостойный не то чтобы власти, — жизни, вошёл в каждый дом, пугая добропорядочных граждан. В формировании общественного мнения участвовали настоящие профессионалы: и преподобный Джон Мортон, ставший архиепископом Кентеберийским, и причисленный к лику святых Томас Мор, примеривший мантию канцлера, постарались на славу!

Подхвативший у них эстафету Шекспир, творивший в конце эпохи Тюдоров, по–видимому тоже хотел нравиться высокому руководству. На его Ричарде креста ставить просто негде, — второго такого морального и физического урода в английской литературе не найти. Умерщвляя ближайших родственников, жён, соратников, юных наследников и пожилых королей лицемерный горбун прямо–таки тащится от своего мнимого величия и коварства. Параллельно страдая от комплекса неполноценности:
"...Меня природа лживая согнула
И обделила красотой и ростом.
Уродлив, исковеркан и до срока
Я послан в мир живой; я недоделан, —
Такой убогий и хромой, что псы,
Когда пред ними ковыляю, лают..."
Жуть!
Уничтожив всех, кого только возможно, средневековый "Доктор Зло" в финале шекспировской пьесы нарывается на валлийское войско Генриха, прибывшее наводить порядок. В смертельной схватке славный Тюдор, тогда ещё граф Ричмонд, демонстрируя личное мастерство, рвёт Ричарда, как тузик грелку.
— Победа наша, сдох кровавый пёс! — восхищенная публика четыре сотни лет рукоплещет чудесной сцене избавления от тирана.

А между тем 22 августа 1485 года в местечке Босворт в решающем сражении действительно сошлись армии действующего короля Ричарда III и претендента на английский престол Генриха Тюдора. Два часа кровопролития не принесли успеха, и тогда Ричард, решивший переломить ситуацию, во главе небольшого отряда рыцарей врезался в ряды противника, в надежде достать их предводителя. 33–летний король был реально крутым бойцом и, казалось бы, победа близка, но конь, шарахнувшись в сторону, сбросил своего хозяина. Ричард рухнул, потеряв шлем — по крайней мере 9 ран на его черепе говорят об этом. Вмешательства Генриха не понадобилось — тело монарха растерзали свирепые валлийские лучники Тюдоров. Последний правящий Плантагенет отбивался сколько мог, но шансов у него не было. В седельной сумке королевской лошади обнаружили корону Англии, и один из братьев Стэнли, переметнувшихся к валлийцам, тут же надел её на подоспевшего Генриха. Король умер — да здравствует король!

Две легенды биографии Ричарда III до сих пор вызывают ожесточённые споры: был ли король исчадием ада, или благородной жертвой чужих наветов. Скорей всего, правда где–то посередине: достойный сын своего клана и времени, Ричард выживал, как мог в гибких рамках средневековой морали. Обвинять в чём–то Шекспира и вовсе глупо — знаменитый английский автор в первую очередь драматург, жаждущий человеческих страстей, и только потом создатель исторических "инсинуаций". А вот кто скрывался под его именем — уже совсем другая история.

P. S. Растянувшаяся на три десятка лет идиотская Война роз почти полностью истребила английскую знать, завершившись формальной победой Алой розы. Хотя настоящим её итогом стал конец королевской династии Плантагенетов, к которой принадлежали и Ланкастеры, и Йорки. В Англии началась эпоха Тюдоров, других претендентов на престол не осталось...

источник https://story.d3.ru/krovavyi-gerbarii-richarda-plantageneta-voina-aloi-i-beloi-rozy-i-nemnogo-o-glistakh-korolevstvo-angliia-xv-vek-1408385/

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники