«Война и мир по–американски: традиции милитаризма в США»

1

«Американское командование проводило в штатах Невада и Юта учения в условиях, приближенных к боевым. Их пик приходится на период с начала 50–х по 60–е гг. Рвали атомные, а затем ядерные бомбы. Войска в полной боевой готовности жмурились, когда в пустыне вырастали чудовищные грибы взрывов, дисциплинированно выдерживали ударную волну, предписанным образом широко разевали рты при подходе звуковой волны. В гарнизоне Дезерт Рок в штате Невада солдатам на маневрах с применением ядерного оружия вручали шутовские дипломы, удостоверявшие: окончены курсы «образования по альфа–лучам, ориентировки по бета–лучам, сданы экзамены по гамма–лучам и ядерной радиации». В заключение держатели дипломов заверялись: «Отныне физически ты полная развалина». Мордатые парни — обычно на учения направляли отборные части — ухмылялись... Они ценили шутку, верный признак здорового армейского товарищества. Наверное, от души рассмеялся бы тогдашний президент Д. Эйзенхауэр, благословлявший экзотические маневры в интересах повышения боевой готовности.
Через несколько десятилетий шутники прикусили языки, а иные уже скалились в могилах, погибшие от раковых заболеваний, особенно от белокровия. Сотни бывших солдат, родственники умерших военнослужащих обратились в суды, требуя выплатить миллионы долларов. Они обвиняли военных в том, что их безответственность привела к угрожающему росту раковых заболеваний среди подвергшихся в свое время облучению на маневрах.»
На КДПВ, кстати, не солдаты, а офицеры–добровольцы.
25 апреля 1953–го года в рамках операции «Upshot–Knothole» на испытательном полигоне в Неваде был выполнен подрыв ядерного заряда в 43 килотонны, установленного на вершине башни высотой в 300 футов (91 метр), получивший название «Саймон».
Восемь вызвавшихся добровольно офицеров (семеро армейских и один флотский), в целях более тщательного исследования поражающих факторов ядерного оружия, разместились в двух траншеях на минимально допустимом расстоянии в 1830 метров от эпицентра взрыва. Обе траншеи имели в глубину 6 футов (1,8 метра) и в ширину 3 фута (1 метр). Одна траншея была укреплена по стенкам деревянными досками, другая нет, обе имели бруствер, выложенный из мешков с песком. От траншей к наблюдателям в основном укрытии, расположенном на большом удалении от эпицентра, была проложена телефонная линия. Добровольцы должны были по этой линии поддерживать непрерывную связь до взрыва, во время него и после. Кстати, электромагнитный импульс, вызванный взрывом, привел к тому, что операторы на обеих концах этой телефонной линии получили ощутимые поражения электрическим током.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники