Восход и исчезновение цивилизации Майя

1_750x522

С майя связана одна из многочисленных тайн. Целый народ, состоявший в основном из жителей городов, внезапно покинул свои добротные и крепкие до-ма, распрощался с улицами, площадями, храмами и дворцами и переселился на далекий дикий север. Ни один из этих переселенцев никогда не вернулся на старое место. Города опустели, джунгли ворвались на улицы, сорные травы буйствовали на лестницах и ступенях; в пазы и желобки, куда ветер принес мельчайшие кусочки земли, заносило лесные семена, и они пускали здесь рост-ки, разрушая стены. Никогда уже больше нога человека не ступала на вымо-щенные камнем дворы, не поднималась по ступеням пирамид.

Но, может быть, всему виной была какая-нибудь катастрофа? И вновь мы вынуждены задать тот же самый вопрос: где следы этой катастрофы и что это, собственно, за катастрофа, которая могла заставить целый народ покинуть свою страну и свои города и начать жизнь на новом месте?

Быть может, в стране разразилась какая-нибудь страшная эпидемия? Но у нас нет никаких данных, которые бы свидетельствовали о том, что в далекий поход отправились лишь жалкие, немощные остатки некогда многочисленного и сильного народа. Наоборот, народ, выстроивший такие города, как Чичен-Ица, был, несомненно, крепким и находился в расцвете своих сил.

Может быть, наконец, в стране внезапно переменился климат, и потому дальнейшая жизнь сделалась здесь невозможной? Но от центра Древнего царства до центра Нового царства по прямой не более четырехсот километров. Перемена климата, о чем, кстати, также нет никаких данных, которая могла бы так резко повлиять на структуру целого государства, вряд ли не затронула бы и тот район, в который переселились майя.

Существуют еще много тайн древней цивилизации майя, может быть, со временем многие из них будут раскрыты, а может быть, они так и останутся тайнами.

2_661x623

Около 10000 лет тому назад, когда закончился последний ледниковый период, люди с севера двинулись осваивать южные земли, известные теперь под названием Латинская Америка. Они расселились на территории, составившей потом область майя, с горами и долинами, густыми лесами и безводными равнинами. В область майя входят современные Гватемала, Белиз, южная Мексика, Гондурас, Сальвадор. В течение последующих 6000 лет местное население перешло от полукочевого существования охотников-собирателей к более оседлому земледельческому образу жизни. Они научились выращивать кукурузу и бобы, с помощью разнообразных каменных приспособлений измельчали зерно и готовили еду. Постепенно возникали поселки.

Примерно в 1500 году до н. э. началось повсеместное строительство поселков сельского типа, послужившие сигналом о начале так называемого «доклассического периода», с которого начинается отсчет столетий славной цивилизации майя.

3_750x389

«ДОКЛАССИЧЕСКИЙ» ПЕРИОД (1500 год до н. э.–250 год н. э)

Люди приобрели некоторые сельскохозяйственные навыки, научились повышать урожайность полей. По всей области майя возникают густонаселенные поселки сельского типа. Около 1000 года до н. э. сельские жители Куэльо (на территории Белиза) изготовляли глиняную посуду и хоронили умерших. Соблюдая положенный церемониал: в могилу клали кусочки зеленого камня и другие ценные предметы. В искусстве майя этого периода заметно влияние ольмекской цивилизации, возникшей в Мексике на берегу залива и установившей торговые связи со всей Мезоамерикой. Некоторые ученые считают, что созданием иерархического общества и царской власти древние майя обязаны ольмекскому присутствию в южных районах области майя с 900 по 400 годы до н. э.

Власть ольмеков кончилась. Начинается рост и процветание южных торговых городов майя. С 300 года до н. э. по 250 год н. э. возникают такие крупные центры, как Накбе, Эль-Мирадор и Тикаль. Майя достигли значительных успехов в области научных знаний. Используются ритуальный, солнечный и лунный календари. Они представляют собой сложную систему взаимосвязанных календарей. Эта система позволяла индейцам майя фиксировать важнейшие исторические даты, делать астрономические прогнозы и смело заглядывать в столь отдаленные времена, о которых даже современные специалисты в области космологии не берутся судить. Их вычисления и записи основывались на гибкой системе счета, включавшей в себя символ для обозначения ноля, неизвестный древним грекам и римлянам, а в точности астрономических расчетов они превосходили другие современные им цивилизации.

Из всех древних культур, процветавших в Северной и Южной Америке, только майя обладали развитой системой письменности. И именно в это время и начинает развиваться иероглифическая письменность майя. Иероглифы майя похожи на миниатюрные рисунки, втиснутые в крошечные квадратики. В действительности же это единицы письменной речи — одной из пяти оригинальных систем письменности, созданных независимо одна от другой. Некоторые иероглифы – слоговые, но большая их часть – это идеограммы, обозначающие фразы, слова или части слов. Иероглифы вырезали на стелах, на притолоках, на вертикальных плоскостях каменных лестниц, на стенах гробниц, а также писали на страницах кодексов, на глиняной посуде. Около 800 иероглифов уже прочитаны, и ученые с неослабивающим интересом занимаются дешифровкой новых, а также дают новые истолкования уже известным символам.

В этот же период возводятся храмы, которые украшаются скульптурными изображениями богов, а затем и правителей майя. В гробницах правителей майя этого периода находят богатые приношения.

4_750x469

РАННИЙ «КЛАССИЧЕСКИЙ» ПЕРИОД (250-600 годы н. э.)

К 250 году н.э. Тикаль и соседний с ним город Вашактун становятся главными городами в центральной низменной зоне на территории майя. В Тикале было все: и гигантские храмы-пирамиды, и дворцовый комплекс, и площадки для игры в мяч, и рынок, и паровая баня.
Общество разделилось на правящую элиту и подчиненный ей трудящийся класс земледельцев, ремесленников, торговцев. Благодаря раскопкам нам стало известно, что социальное расслоение в Тикале касалось в первую очередь жилища. В то время как простые общинники жили в разбросанных тут и там среди лесов поселках, правящая элита получала в свое распоряжение более или менее четко очерченное жизненное пространство Центрального акрополя, который к концу классического периода превратился в настоящий лабиринт из зданий, построенных вокруг шести просторных внутренних дворов на площади около 2,5 квадратных километров. Здания состояли из одного-двух рядов длинных помещений, разделенных поперечными стенками на ряд комнат, каждая комната имела свой выход. «Дворцы» служили жилищем для важных персон, кроме того, здесь, вероятно, размещалась городская администрация.

Начиная с III века правители, наделенные высшей властью, воздвигают храмы-пирамиды и стелы с изображениями и надписями, призванными увековечить их правление; обряд посвящения состоит из ритуала кровопускания и человеческих жертвоприношений. Самая ранняя из известных стел (датированная 292 годом) найдена в Тикале, она поставлена в честь одного из наследников правителя Яш-Мок-Шока, основавшего в начале века династия, которой суждено было править городом 600 лет. В 378 году, при девятом правителе из этой династии – Лапе Великого Ягуара, Тикаль покорил Вашактун. К тому времени Тикаль находится под влиянием племени воинов и торговцев из мексиканского центра Теотиуакана, переняв у иноземцев некоторые методы ведения войны.

5_750x500

ПОЗДНИЙ «КЛАССИЧЕСКИЙ» ПЕРИОД (600-900 годы н. э.)

Классическая культура майя, для которой характерно бурное строительство дворцов и храмов, в VII-VIII веках вышла на новый уровень развития. Тикаль возвращает себе былую славу, но появляются и другие, не менее влиятельные центры. На западе области майя процветает Паленке. Которым правит Пакаль, пришедший к власти в 615 году и похороненный с наивысшими почестями в 683 году. Правители Паленке отличались большим строительным рвением и создали большое количество храмов, дворцовых комплексов, царскую усыпальницу и другие постройки. Но что важнее всего – скульптурные изображения и иероглифические надписи, которыми изобилуют эти сооружения, дают нам представление о том, что правители и послушный им народ считали главным. После изучения всех памятников складывается впечатление, что в этот период произошли некоторые изменения в роли, которая отводилась правителю, и эти-то изменения косвенно указывают на причину краха такой, казалось бы, благополучной цивилизации, какой была цивилизация майя в «классический период».

Кроме того, в четырех разных местах в Паленке Пакаль и его наследник воздвигли так называемые царские реестры – стелы с записями о членах правящей династии, прослеживающими ее корни вплоть до 431 года н. э. По- видимому эти двое были очень озабочены доказательством своего законного права на власть, и причиной тому были два случая в истории города, когда правитель получал право престолонаследия по материнской линии. Так произошло с Пакалем. Поскольку у майя право на престол передавалось обычно по отцовской линии, Пакаль и его сын были вынуждены внести в это правило некоторые коррективы.

6_505x623

В VII веке снискал себе славу и юго-восточный город Копан. Многие надписи и стелы Копана показывают, что городом в течение 4-х столетий, с V века н. э., правила одна династия. Благодаря такой стабильности город приобрел вес и влияние. Основатель династии, правитель Яш-Кук-Мо (Голубой-Кетуаль-Попугай), пришел к власти в 426 году н. э. И можно предположить, что авторитет его был очень велик, и все последующие правители Копана считали необходимым именно от него вести отсчет своей царской линии. Из 15 его царственных потомков дольше всех прожил энергичный Дым-Ягуар, взошедший на престол в 628 году и правивший 67 лет. Прославившийся как Великий Подстрекатель, Дым-Ягуар привел Копан к небывалому расцвету, сильно расширив его владения, возможно с помощью территориальных войн. Знатные люди, служившие при нем, вероятно, становились правителями покоренных городов. За время правления Дыма-Ягуара численность городского населения достигла примерно 10000 человек.

В то время войны между городами были обычным явлением. Несмотря на то, что правители городов приходились друг другу родственниками вследствие междинастических браков, да и в культуре – искусстве и религии – этих городов было много общего.

Продолжает развиваться искусство, ремесленники снабжают знать различными изысканными поделками. Продолжается строительство церемониальных зданий и многочисленных стел, превозносящих личные заслуги правителей. Однако, начиная с VIII века, и особенно в IX веке, города центральных низменностей приходят в упадок. В 822 году политический кризис потряс Копан; последняя датированная надпись в Тикале относится к 869 году.

7_750x500

«ПОСТКЛАССИЧЕСКИЙ» ПЕРИОД (900-1500 годы н. э.)

Истощение природных ресурсов, упадок сельского хозяйства, перенаселенность городов, эпидемии, вторжения из вне, социальные потрясения и непрекращающиеся войны – все это как вместе, так и по отдельности могло послужить причиной заката цивилизации майя в южных равнинных областях. К 900 году н. э. Строительство на этой территории прекращается, некогда многолюдные города, покинутые жителями, превращаются в руины. Но культура майя все еще живет в северной части Юкатана. Такие прекрасные города, как Ушмаль, Кабах, Сайиль, Лабна в холмистой местности Пуук, существуют вплоть до 1000 года.

Исторические хроники кануна конкисты и данные археологии наглядно свидетельствуют о том, что в X веке н.э. На Юкатан вторглись воинственные центрально мексиканские племена – тольтеки. Но, не смотря на все это в центральной области полуострова население уцелело и быстро приспособилось к новым условиям жизни. И спустя короткое время появилась своеобразная синкретическая культура, соединяющая в себе майянские и тольтекские черты. В истории Юкатана начался новый период, получивший в научной литературе название «мексиканский». Хронологически его рамки приходятся на X – XIII века н.э.

Центром этой новой культуры становится город Чичен-Ица. Именно в это время для города наступает пора процветания, продолжающаяся 200 лет. Уже к 1200 году огромна площадь застройки (28 квадратных километров), величественная архитектура и великолепная скульптура говорит о том, что этот город был главным культурным центром майя последнего периода. Новые скульптурные мотивы и архитектурные детали отражают возросшее влияние мексиканских культур, преимущественно тольтекской, развившейся в Центральной Мексике прежде ацтекской. После внезапного и загадочного падения Чичен-Ицы главным городом на Юкатане становится Майяпан. Юкатанские майя, по-видимому, вели между собой более жестокие войны по сравнению с теми, что велись их собратьями на юге. Хотя подробные описания конкретных сражений отсутствуют, известно, что войны из Чичен-Ицы сражались против воинов из Ушмаля и Кобы, а позднее люди Майяпана напали на Чичен-Ицу и разграбили ее.

По мнения ученых, на поведении северян сказалось влияние других народов, вторгшихся на территорию майя. Не исключено что вторжение происходило мирным путем, хотя это и мало вероятно. Например, у епископа де Ланде имелись сведения о каких-то людях, пришедших с запада, которых майя назвали «ица». Эти люди, как говорили оставшиеся потомки майя епископу де Ланде, напали на Чичен-Ицу и захватили ее. После внезапного и загадочного падения Чичен-Ицы главным городом на Юкатане становится Майяпан.

8_750x499

Если застройка Чичен-Ицы и Ушмаля повторяет другие города майя, то Майяпан в этом случае довольно таки отличался от общей схемы. Майяпан, обнесенный стеной, был городом хаотичной застройки. Кроме того, здесь не было огромных храмов. Главная пирамида Майяпана была не очень хорошей копией пирамиды Эль-Кастильо в Чичен-Ице. Численность населения в городе достигала 12 тысяч человек. Ученые предполагают, что в Майяпане был достаточно высокий уровень экономики, и что общество майя постепенно переходило на деловые отношения, уделяя все меньше внимания древним богам.

250 лет в Майяпане правила династия Кокомов. Они сохраняли за собой власть, удерживая своих потенциальных врагов в заложниках за высокими стенами города. Еще больше укрепили свои позиции Кокомы, когда приняли к себе на службу целую армию наемников из Ах-Кануля (мексиканский штат Табаско), чья преданность была куплена посулами военной добычи. Повседневная жизнь династии большей своей частью была занята увеселениями, танцами, пирами и охотами.

В 1441 году Майяпан пал в результате кровавого восстания, поднятого вождями соседних городов, город был разграблен и сожжен.

Падение Майяпана прозвучало похоронным звоном над всей цивилизацией майя, поднявшейся из джунглей Центральной Америки до небывалой высоты и канувшей в бездну забвения. Майяпан был последним городом на Юкатане, которому удавалось подчинить себе другие города. После его падения конфедерация распалась на 16 соперничающих между собой мини-государств, каждое из которых боролось за территориальные преимущества силами собственной армии. В постоянно разгоравшихся войнах города подвергались набегам: захватывали в основном молодых мужчин, чтобы пополнить ими войско или принести их в жертву, поля поджигали, чтобы заставить земледельцев подчиниться. В непрерывных войнах архитектура и искусство были оставлены за ненадобностью.

Вскоре после падения Майяпана, всего через несколько десятилетий, на полуострове высадились испанцы, и участь майя была решена. Когда-то один пророк, слова которого приводятся в «Книгах Чилам-Балам», предсказывал появление чужестранцев и его последствия. Вот как звучало пророчество: «Принимайте ваших гостей, бородатых людей, которые идут с востока… Это начало гибели». Но те же самые книги предупреждают и о том, что не только внешние обстоятельства, но и сами майя будут виновны в том, что случится. «И не было больше счастливых дней, — гласит пророчество, — здравомыслие нас оставило». Можно подумать, что задолго до этого последнего завоевания майя знали, что слава их потускнеет и древняя мудрость забудется. И все же, словно предвидя будущие попытки ученых вызвать из небытия их мир, они высказали надежду, что когда-нибудь голоса из прошлого будут услышаны: «В конце нашей слепоты и нашего позора все откроется вновь».

9_417x623

Познания в науке и медицине.

Медицина. Медицинские познания у майя были на очень высоком уровне: они прекрасно знали анатомию, и очень неплохо трепанировали черепа. Однако, их представления были и достаточно противоречивы — причинами болезней они могли посчитать плохой по календарю год, или грехи, или неправильные жертвоприношения, но при этом признавали определенный образ жизни человека как первоисточник болезней. Майя знали о заразных заболеваниях, в словарном запасе майя было множество слов, которыми они характеризовали различные болезненные состояния человека. Более того, отдельно были описаны многие нервные заболевания и ментальное состояние человека. Для стимуляции и обезболивания родов применяли различные лекарственные и наркотические травы, которые выращивали в отдельных аптекарских садах.
Математика. Майя использовали двадцатеричную систему счисления, а также позиционную систему записи цифр, когда цифры стоят друг за другом от первого порядка к последующим. Эта система записи используется и нами, и называется арабской цифровой системой. Но в отличие от европейцев майя сами до этого додумались на тысячи лет раньше. Только запись цифр майя строится не горизонтально, а вертикально ( в столбик ).
Еще одним поразительным фактом математических познаний майя является использование нуля. Это означает величайший прогресс в области абстрактного мышления.
Поразительные знания процивилизации Майя отражены в календаре майя. Он известен на весь мир своей поразительной точностью и соперничает в совершенстве с современными компьютерными расчетами.

10_250x179

Загадки майя

Художники майя создавали свои бесчисленные сокровища. Ритуальные предметы должны были понравиться богам. Каменные, резные, глиняные, шлифованные или покрашенные в яркие цвета – все они имели символическое значение. Так, дырочка в расписном блюде показывает, что блюдо «убито» и что его освободившаяся душа может сопровождать умершего в загробных странствиях.

Майя не знали ни металлических инструментов, ни гончарного круга, но их глиняные вещи изящны и красивы. Шлифовальные порошки и каменные ин-струменты применялись для работ с нефритом, кремнем, раковинами. Ремес-ленники – майя знали разницу между материалами. Любимый древними майя за красоту, редкость, а также за предполагаемую волшебную силу, нефрит осо-бенно ценился древними мастерами, хотя и требовал терпения и изобретатель-ности для его обработки. Деревянными пилами или костяными сверлами дела-лись канавки, завитки, лунки и т.п. Полирование производилось с помощью твердых растительных волокон, добываемых из побегов бамбука или тыквенно-го дерева, клетки которых содержат микроскопические частицы твердых мине-ральных веществ. Огромное количество фигурок из нефрита, изображающих людей и животных, имеет форму клина: древние камнерезы использовали та-кую форму изделия, чтобы можно было при случае применить их как орудие труда. После небольшой доработки эти прекрасные каменные поделки могли превратиться в амулеты или фигурки людей и богов. Найденное изящное зеле-ное ожерелье, относящееся к доклассической эпохе, говорит нам о том, что но-сил его не простой человек, а наделенный властью и стоящий на верхней сту-пени соци¬альной лестницы.

В искусстве майя изображение часто передает действие или эмоции. Мас-тера выработали информационный стиль, вкладывая в свои произведения заряд юмора и нежности или, напротив, жестокости. Предметы, сделанные руками безымянных мастеров, до сих пор поражают людей своей красотой, помогая нашим современникам понять давно исчезнувший мир древнейшей цивилиза-ции.

Из множества городов, поднявшихся среди холмов Пуука в «поздний клас-сический период» (700−1000 годы н.э.), особенно выделяются великолепием планировки и архитектуры три города – Ушмаль, Сайиль и Лабна: массивные четырехугольники зданий по фасаду облицованы известняком, у дверных кося-ков стоят круглые колонны с квадратными капителями, верхняя часть фасада украшена изящной каменной мозаикой, сделанной из кремня.

Строгая организация пространства, пышность и усложненность архитекту-ры, сама панорама городов – все это приводит ценителей в восхищение. Высо-кие пирамиды, дворцы с рельефами и мозаичными фасадами, сложенными из плотно пригнанных друг к другу кусочков колотого камня, подземные резер-вуары, где когда-то хранились запасы питьевой воды, настенные иероглифы – все это великолепие сочеталось с ужасной жестокостью. «Главный жрец дер-жал в руке большой, широкий и острый нож, сделанный из кремня. Другой жрец держал деревянный ошейник в виде змеи. Обреченных, полностью обна-жен¬ных, по очереди проводили по лестнице вверх» Там, уложив человека на камень, надевали на него ошейник, и четыре жреца брали жертву за руки и за ноги. Затем главный жрец с удивительным проворством вспарывал жертве грудь, вырывал сердце и протягивал его к солнцу, поднося ему и сердце, и пар, исходящий из него. Затем оборачивался к идолу бросал сердце ему в лицо, по-сле чего сталкивал тело по ступеням, и оно скатывало» вниз», − писал об этом священнодействии Стефенс с ужасом.

Главные археологические изыскания производились в Чичен-Ице, послед-ней столицей майя. Руины освобождены от джунглей, остатки зданий видны со всех сторон, а та: где в свое время приходилось прорубать дорогу при помощи мачете, курсируют автобус с туристами; они видят «Храм воинов» с его колон-нами и лестницей, ведущей к пирамид они видят так называемую «Обсервато-рию» − круглое строение, окна которого прорублены таким образом, что из ка-ждого видна какая-то определенная звезда; они осматривав большие площади для древней игры в мяч, из которых самая большая имеет сто шестьдесят мет-ров в длину и сорок в ширину, − на этих площадках «золотая молодежь» майя и рала в игру, похожую на баскетбол. Они, наконец, останавливаются перед «Эль Кастилы самой большой из пирамид Чичен-Ицы. Девять уступов имеет она, и на верхней верши) ее расположен храм бога Кукулькана − «Пернатой змеи».

11_750x562

Вид всех этих изображений змеиных голов, богов, шествий ягуаров дейст-вует устрашающе. Пожелав проникнуть в тайны орнаментов и иероглифов, можно узнать, что здесь нет буквально ни одного знака, ни одного рисунка, ни одной скульптуры, которые не были бы связаны с астрономическими выклад-ками. Два креста на надбровных дуг; головы змеи, коготь ягуара в ухе бога Ку-кулькана, форма ворот, число «бусинок росы форма повторяющихся лестнич-ных мотивов – все это выражает время и числа. Нигде числа и время не были выражены таким причудливым образом. Но если вы захотите обнаружить здесь хоть какие-нибудь следы жизни, вы увидите, что в великолепном царстве ри-сунков майя, в орнаментике этого народа, жившего среди пышной и разнооб-разной растительности, очень редко встречаются изображения растений – лишь немногие из огромно количества цветов и ни один из восемьсот видов кактусов. Недавно в одном орнаменте разглядели цветок Bombax aquaticum – дерева, рас-тущего наполовину в воде. Если это даже действительно не ошибка, общее по-ложение все равно не меняется: в искусстве майя отсутствуют растительные мотивы. Даже обелиски, колонны, стелы, которые почти всех странах являются символическим изображением тянущегося ввысь дерева, у майя изображают тела змей, извивающиеся гадины.

Две такие змеевидные колонны стоят перед «Храмом воинов». Головы с роговидными отростком прижаты к земле, пасти широко открыты, туловища подняты кверху вместе с хвостами, некогда эти хвосты поддерживали крышу храма.

Голландец Гильермо Дюпэ, много лет прослуживший в испанской армии в Мексик-образованный и увлекающийся стариной человек получил от испанско-го короля Карла Г. поручение исследовать памятники культуры Мексики доис-панского периода.

С трудом добравшись до Паленке, Дюпэ пришел в неописуемый восторг от архитектуры, наружной отделки зданий: красочные узоры с изображением птиц, цветов, полные драматизма барельефы. «Позы очень динамичны и вместе с тем величавые. Одежды хоть и роскошны, никогда не закрывают тела. Голову обычно украшают шлемы, гребни и развевающиеся перья».

Дюпэ заметил, что у всех людей, изображенных на барельефах, голова бы-ла странной, сплющенной формы, из чего и заключил, что местные индейцы, с нормальной головой, никак не могут быть потомками строителей Паленке.

Скорее всего, по мнению Дюпэ, здесь жили когда-то люди неизвестной, исчезнувшей с лица земли расы, оставившей после себя величественные и пре-красные творения своих рук.

В Ватиканской библиотеке хранится интересное свидетельство о потопе «Коде Риос». По иронии судьбы католическое духовенство, уничтожившее подлинные рукописи майя, сохранило их редкие копии.

В «Кодексе Риос» рассказано о сотворении мира и о гибели первых людей. Остались дети, которых вскормило чудесное дерево. Образовалась новая раса людей. Но через 40 лет боги обрушили на землю потоп. Уцелела одна пара, спрятавшаяся на дереве.

После потопа возродилась другая раса. Но через 2010 лет необычный ура-ган уничтожил людей; оставшиеся в живых превратились в обезьян, которых стали грызть ягуар.

И вновь спаслась лишь одна пара: скрылась среди камней. Через 4801 год людей уничтожил великий пожар. Одна только пара спаслась, уплыв на лодке в море.

В этом предании говорится о периодических (повторяемых через 2−4−8 тысяч лет) катастрофах, одна из которых – потоп.

Если мы внимательно посмотрим на карту, то убедимся, что Древнее цар-ство занимало своего рода треугольник, углы которого образовывали Вашак-тун, Паленке и Копан. Не ускользнет от нашего внимания и то обстоятельство, что на сторонах углов или непосредственно внутри треугольника находились города Тикаль, Наранхо и Пьедрас Неграс. Теперь мы можем прийти к выводу, что, за единственным исключением (Бенке Вьехо), все последние города Древ-него царства, в частности, Сейбаль, Ишкун, Флорес, находились внутри этого треугольника.

Когда испанцы прибыли в Юкатан, у майя были тысячи рукописных книг, сделанных из природного материала, но часть их была сожжена, часть осела в частных коллекциях. Были также обнаружены надписи на стенах храмов и сте-лы. В XIX в. ученые знали о 3-х книгах — кодексах, названных по имени города, в котором каждый текст был обнаружен (Дрезденский, Парижский и Мадрид-ский кодексы; позже был найден 4-й кодекс – Кодекс Гролье). 14 лет изучал главный Королевский библиотекарь в Дрездене Эрнст Форстеманн кодекс и понял принцип действия календаря майя. А исследования Юрия Кнорозова, Генриха Берлина и Татьяны Проскуряковой открыли новый этап в современной май-янистике. Разгадано более 80 процентов всех иероглифов, а археологи сде-лали множество поразительных открытий.

Так, Юрий Кнорозов пришел к выводу, что система письма индейцев майя – смешанная. Часть знаков должна передавать морфемы, а часть – звуки и сло-ги. Такую систему письма принято называть иероглифической.

Не составила большого труда для ученых дешифровка цифровых знаков майя. Причиной тому – поразительная простота и доведенная до совершенства логичность системы их счета.

Древние майя пользовались двадцатеричной системой счисления, или сче-та. Они записывали свои цифровые знаки в виде точек и тире, причем точка всегда означала единицы данного порядка, а тире – пятерки.

12_750x623

Встреча Нового и Старого Света

Первый контакт двух культур происходил при участии самого Христофора Колумба: во время своего четвертого плавания в предполагаемую Индию (а он верил, что открытая им земля – Индия) его корабль проходил мимо берегов се-верной части современного Гондураса и у острова Гуанайя встретил каноэ, сде-ланное из целого ствола дерева, шириной в 1,5 м. Это была торговая лодка, и европейцам были предложены медные пластины, каменные топоры, керамиче-ские изделия, какао-бобы, одежды из хлопка.

В 1517 г. три испанских корабля, шедшие на поимку рабов, пристали к не-известному острову. Отбив атаку воинов-майя, испанские солдаты при дележе добычи нашли украшения из золота, а золото должно было принадлежать ис-панской короне. Эрнан Кортес, покорив великую империю ацтеков в централь-ной части Мексики, послал одного из своих капитанов на юг – завоевывать но-вые территории (современные государства Гватемала и Сальвадор). К 1547 г. покорение майя завершилось, хотя некоторые племена укрылись в густых лесах центральной части полуострова Юкатан, где им и их потомкам еще 150 лет удавалось оставаться непокоренными.

Эпидемии оспы, кори и гриппа, к которым у коренного населения не было иммунитета, унесли жизни миллионов майя. Испанцы жестоко искореняли их религию: рушили храмы, разбивали святыни, грабили, а тех, кто был замечен в идолопоклонстве, монахи-миссионеры растягивали на дыбе, ошпаривали ки-пятком, наказывали плетьми.

13_750x499

Во главе монахов прибыл на Юкатан монах-францисканец Диего де Ланда, неординарная и сложная личность. Он изучал быт, обычаи местного населения, пытался найти и ключ к тайне письменности майя, нашел тайник, в котором хранилось около 30 иероглифических книг. Это были настоящие произведения искусства: черные и красные знаки были каллиграфически выписаны на свет-лой бумаге, сделанной из нижнего слоя фигового дерева или шелковицы; бума-га была гладкой от нанесенного на ее поверхность гипсозидного состава; сами книги были сложены «гармошкой», а обложка сделана из шкуры ягуара.

Этот монах решил, что в книгах майя содержатся эзотерические знания, смущающие душу дьявольские соблазны, и велел книги эти сжечь все разом, что «повергло майя в глубокую скорбь и сильнейшие страдания».

Во время трехмесячной инквизиции под его руководством в 1562 году пыткам было подвергнуто около 5 000 индейцев, из них 158 человек погибли. Де Ланда был затребован обратно в Испанию по обвинению в превышении полномочий, но был оправдан и вернулся на Юкатан уже епископом.

Индейская культура уничтожалась всеми возможными способами. И всего сто лет спустя после прихода европейцев о славном прошлом майя не осталось и воспоминаний.

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники