Гатчина 1941 г.

 "И пошли на восход, на звуки боя впереди, справа, слева. Чем ближе к Гатчино, тем труднее, стычки с немцами участились, боеприпасы на исходе. Несколько дней не работает пищеблок, полевая кухня брошена, в ней сварена последняя пара буланых, больше закладывать нечего, перебиваемся с сухаря на воду, сегодня ни того, ни другого.
Беда, кишка кишке кукиш кажет. Ещё больший ужас - немец кругом, хорошо, что немцы боялись партизан, не лезли в лес. Слышим бои в стороне Ораниенбаума, туда не пробиться, путь один - на восток. Дорогу прерывает шоссе, где беспрерывным потоком идут колонны немецких моторизованных войск.
Целый день пролежали в лесу, заняли круговую оборону, замаскировались. Надо приложить решающее усилие, сделать последний рывок. Меня и Голована выслали к дороге дозорными.
Стоим, прижавшись к соснам, наблюдаем, как метрах в 150 от дороги затаились товарищи по отделению, связь зрительная, сигналами. Завоеватели резвятся, слышится залихватская песня, сплошной гул, гомон, каски набекрень, руками машут, как на карнавале, блицкриг для гансов рядом...
В расположении группы привлёк внимание пленный немец, его только что приволокли разведчики, снимали первый допрос. Немчишко так себе, ни рыба, ни мясо, снаружи кочетится, а внутри курица мокрая, и такие сморчки сегодня вершат судьбы целых народов, сеют смерть, разруху, пытаются установить "новый порядок".

Красногвардейск (Гатчина). Колонна испанских солдат идет по ул. Чкалова.

HwAYsOHQiFU.jpg

Наконец наступила долгожданная, самая опасная и тревожная ночь. Командир взвода проверил личный состав, распределил оставшиеся боеприпасы, для транспортировки раненых выделил четырёх бойцов, ждём разрыва в колоннах фашистов.
Сигнал! Бросились, как в атаку, пробежали шоссе, затем в лес, по нашим следам немцы открыли огонь из 75-мм пушек, ушли и от артобстрела. Наконец окрик: - Стой, кто идет?
Пошло-поехало, расспросы - кто, откуда. Оказывается, наткнулись на боковое охранение таких же бедолаг, но они шли в полном порядке. Нас не спешат признавать за своих, странное было положение, когда всех, выходящих из леса, любая мало-мальски организованная часть считала опасными врагами или трусами, подлежащими трибуналу.
Пока суть, да дело, мы, один взвод за другим, просочились между колоннами, ушли подальше в лес. Подошедший комроты сказал: - Надо идти подальше, здесь пахнет жареным.
Командир первого взвода добавил: - Если не успеют выйти затемно, будет не бой, а избиение, слишком невыгодная позиция.

Гатчина - Железнодорожный вокзал станции Тайцы во время немецкой оккупации в 1941 году.

14591196816fd.jpg
1511133625898.jpg

Спешим приблизиться к вражескому авангарду, ибо на этом месте искромсают бомбардировщики. На очередном привале пересчитались, в роте нет пятерых красноармейцев, то ли погибли, то ли задержаны охранением колонн, может быть, не выдержали усталости.
- Где твои люди? - кричит на комвзвода командир роты, тот стоит, сказать нечего, руками разводит. Это серьёзное чрезвычайное происшествие. Отставания были и раньше, иногда потерявшие себя люди просто сидели в кустах, поджидая плена.
Сейчас, когда до своих рукой подать, не было никакого боя, обстрел-то был невпопад, и тут такое ЧП. В нашем отделении не оказалось Голована, черти на помеле унесли.
Я сразу подумал, что он сбежал, вспомнил разговоры, выходки, случай в боковом дозоре. Командир роты приказал выслать поисковую группу, разведчики вернулись под утро, доложили, что на месте артобстрела убитых не имеется. Нам ничего, а с командиров спрос особый, три месяца с бойцами вместе, и не раскусили.

Измывательства над памятником Ленину в Красногвардейске (Гатчине) 1941 г.

1435589101600.jpg
6Osg6CUaT2U.jpg
B8Ig-FFsAWk.jpg

До окраины города рукой подать, кто там, немцы или наши? Приготовились идти на прорыв, на каждого по 10-15 патронов и штык, быстро рассредоточились, развернулись, залегли, и оказалось, что попали к своим! Удачно подошли к переднему краю нашей части, занимающей оборону недалеко от лесопарка, командиры выбрали правильное направление.
"Верхи" быстро договорились, следуем по проходам в минных полях, через траншеи, ячейки боевого охранения, ходы сообщения, мимо блиндажей, долговременных огневых точек, позиций пулемётов, миномётных и артиллерийских батарей.
Дома! Главное, вышли организованно, со звёздочками, треугольничками, кубарями в петлицах. Тогда нередким явлением был приход без знаков воинского отличия, без документов, таких окруженцев чаще всего сопровождали в особый отдел.
Многие бойцы не могут, да и не скрывают радости, обнимаются, турсучат друг друга. Красноармеец Рахимгулов, стоя на коленях, лицом на восток, сложив по-мусульмански руки, то поднимает их, то опустит на грудь, шепча что-то под нос, с Аллахом разговаривает.Пехота поделилась с нами хлебом, перловой кашей, чаем, заснул мертвецким сном.

Гатчина. Собор.

800_9f65dc1c72e2a6fde6d3546b6fc03717.jpg

Возвратились разведчики и связисты, наш полк находится в Гатчине, туда предписано прибыть к 12-00 для сооружения оборонительных объектов в Дворцовом парке. Узнали, что штаб попал под бомбёжку, разбит вдребезги, десять бойцов послано разведать обстановку.
Нам нужно пробиться в район бывшего расположения штаба, разыскать мешок с деньгами, месячным довольствием личного состава батальона, найти другие штабные ценности, обнаружить живого или мёртвого начальника финансовой части полка, всё доставить в Пушкин.
Вылазка достигла цели, рядом с разбитым штабным блиндажом лежат телефонные аппараты, провод, в то время немалые ценности. Невдалеке, в котловане, увидели и начфина. "Живые" были лишь часы на руке, они шли.
Осколком ему разворотило внутренности живота, от места ранения полз к убежищу с мешком денег в одной руке, с кишками в другой. Так и оставил по пути к укрытию след содержимого длинной вереницы внутренностей.

Башня от танка КВ-1, который был потерян в сентябре 1941 года в Красногвардейске. На заднем плане одного из снимков видно здание бывшей женской Мариинской гимназии. Сейчас в этом здании находиться музей города Гатчина.

big_kv1-F32-371-036-001.jpg
big_kv1-F32-371-036-002.jpg

Забрали документы, планшетку, часы никто не снял, заодно похоронили несколько человек штабной охраны. Одна машина, уткнувшаяся в кювет, заполнена ценностями, запечатанными в ящиках, в углу, развороченном бомбовыми осколками, виднелись пачки денег.
Двое ребят, улучив момент, нахватали, набили карманы червонцами. Командир отобрал, едва не расстрелял на месте как мародёров.
Оглянулись и увидели, что машина в огне, какие ценности гибли! Сколько людей полегло на этой дороге из Гатчино, она была беззащитной, без леса и укрытий, трупов не сосчитать, не описать. Тогда убедился, что главные потери армии несут не в боях, а в отходе, в паническом отступлении.
Город Пушкин, куда ни глянь - дворцы, парки, цветники, скульптуры. Прохожу мимо памятника великому поэту. Во взгляде, в пренебрежительно сомкнутых губах видятся укор и порицание:
"Куда казак стремишься, не на Дон ли? Помни: "Как прославленного брата реки знают тихий Дон". Тяжело проходить рядом со славой народной, особенно когда ничего к ней не добавил.

Красногвардейск (Гатчина). 22 июня 1943 г. Введенный оккупационными властями праздник "День освобождения" на плацу Гатчинского дворца.

MBL_wGLJ6Rk.jpg

В роте произошло два события. Во-первых, красноармейцев, которые набрали деньги в подбитой машине, вызвали в штаб полка, арестовали, посадили на гауптвахту, куда они после делись, не знаю.
Во-вторых, появились трое пропавших - из тех пятерых, что отстали в последнюю ночь. Они из Башкирии, в плен увёл бойцов Голован, утёк, как склизкая мокрушка скрозь каменьев.
Единомышленники схомутались с немцами, а этих бедолаг немцы отпустили. Перебежчики наперебой рассказывали, как хорошо немцы с ними обращались, накормили, выдали папиросы, одели в новое, то есть бывшее в употреблении, снятое с расстрелянных бойцов, выпроводили назад, к русским.
Километров 30 везли на легковой машине, потом высадили, показали, куда идти: - Идите домой в Башкортостан, к своим мамам, к невестам, Великая Германия семьи не разлучает.

Советские бойцы, первыми ворвавшиеся в город, в бою за освобождение Гатчины.

2_pervie_boyci_rkka_gatchina_1944.5d9m940tqmscgookgwcs008g0.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg
gatchina_1944.57o3gdh1wtc0c4g8g48co4ggo.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

Когда один окруженец сказал, что немцы дают башкирам оружие, но в этом подразделении ещё мало "хороший башкирин", нас покоробило. Командир взвода не выдержал, вскочил, крутанул затвор винтовки, нацелился, срывающимся голосом крикнул, да так, что не только эти вояки, но и мы опешили: - Сволочи, немецкие холуи! Вашу мать, встать, руки назад!
Перебежчиков отправили к командиру роты, там сначала обрадовались возвращению пропавших, затем удивились, под конвоем отправили в контрразведку. Действительно, сами того не осознавая, окруженцы стали провокаторами, немцы на них делали ставку, надеясь, что их рассказ побудит многих перейти фронт.
А легкобрёх Голован? Оказался ярым врагом, пошёл, как линь по дну. Человек озлоблённый, ненавидевший наш образ жизни, приобрёл новое оружие, теперь будет мстить, издеваться над пленными, в том числе и над бойцами нашей части.Но ничего... судьба нас сведёт рано или поздно. " - из воспоминаний бойца 177-й стр.дивизии (в 1941-м) А.Т.Дронова.

Советские войска в освобожденной Гатчине рядом с площадью Коннетабля.

img_03471.1g8c14i965gggow404g0scskc.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

источник https://oper-1974.livejournal.com/979120.html

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники