Дело Принципа

61413_600

В 1883 году сербский король Милан Обренович заключил тайный договор с Австрией, по которому обязался навсегда отказаться от Боснии и Герцеговины (которая контролировалась Австрией), за что Австрия обязалась противодействовать интригам конкурирующей династии Карагеоргиевичей, гарантировала неприкосновенность границ Сербии и предоставила ей свободу действий в неавстрийских областях Балканского полуострова. Его сын, Александр Обренович, продолжил ориентацию на Австро–Венгрию, что не нравилось сербским националистам, мечтавшим создать единое славянское государство на Балканах, куда должна была войти и Босния и Герцеговина. 11 июня 1903 Александр Обренович, его жена Драга, премьер–министр Сербии Димитрие Цинцар–Маркович и министр обороны Милован Павлович были убиты группой младших офицеров во главе с капитаном Драгутином Дмитриевичем «Аписом».

На престол взошёл представитель конкурирующей династии – 59–летний Пётр I Карагеоргиевич, до этого находившийся в эмиграции во Франции. В отличие от Обреновичей, он был пророссийски настроен, за что пользовался популярностью в народе. Приведший короля Петра I на трон Драгутин Дмитриевич после переворота получил большое влияние на дела в стране, хоть и занимал только должность профессора Военной академии.

В 1908 году Австрия решила полностью аннексировать Боснию и Герцеговину. Эта территория формально считалась частью Османской империи, но с 1878 г., после антитурецкого восстания, в Боснии находились австрийские войска и де–факто страна управлялась Австрией. И вот настал момент, когда Австрия решила сравнять статусы де–факто и де–юре в отношении Боснии. В сентябре 1908 г. на встрече с министром иностранных дел Австро–Венгрии бароном А. Эренталем министр иностранных дел России Александр Извольский по собственной инициативе дал согласие на аннексию Австро–Венгрией Боснии и Герцеговины в обмен на обещание Вены поддержать открытие черноморских проливов для русского флота. Со слов современников Извольского смысл его предварительного неформального соглашения с Эренталем состоял в том, чтобы в подходящий для двух держав момент Австро–Венгрия объявила об аннексии Боснии–Герцеговины, а Россия одновременно заявила бы об отказе от берлинских соглашений о нейтральном статусе черноморских проливов. Предполагалось, что согласованные действия позволят нейтрализовать реакцию со стороны союзников России по Антанте — Франции и Великобритании, которые опасались усиления российского влияния в Средиземноморье.
Но Эренталь обманул Извольского и, не дожидаясь «подходящего момента», вскоре после его отъезда, 5 октября 1908 года, заявил об аннексии Боснии и Герцеговины и о поддержке Россией этой акции. Извольский, находившийся в это время в Париже, узнал о демарше Эренталя из газет и дезавуировал все договоренности. Вместе с Петербургом, Лондон и Париж также выразили своё недовольство развитием событий на Балканах нотами протеста австро–венгерскому правительству, в которых отказывались признать аннексию, но не предприняли никаких решительных действий по отношению к Австро–Венгрии. В целом, вопрос о Боснии и Герцеговине интересовал англичан и французов гораздо меньше, чем статус Босфора и Дарданелл.

Начался «Боснийский кризис». 22 марта 1909 года германский посол в России граф Пурталес вручил российскому коллеге Извольскому «предложения по разрешению кризиса» (больше похожие на ультиматум), в которых России предлагалось дать немедленный чёткий недвусмысленный ответ о согласии либо отказе признать аннексию Боснии и Герцеговины и дал понять, что отрицательный ответ повлечёт за собой нападение Австро–Венгрии на Сербию; дополнительно было выдвинуто требование о прекращении дипломатической поддержки Сербии – ранее, 10 марта 1909 г. Сербия отказалась признать аннексию Боснии и Герцеговины. Опасаясь втягивания России в войну, премьер–министр П. А. Столыпин выступил категорически против прямой конфронтации с Германией и Австро–Венгрией, указав, что «развязать войну — значит развязать силы революции». На следующий же день император Николай II телеграфировал кайзеру Германии Вильгельму II о согласии принять все германские требования. Российская внешняя политика на Балканах потерпела полное фиаско, которое современники назвали «дипломатической Цусимой».

В 1911 году в Боснии возникла организация «Млада Босна», боровшаяся за присоединение страны к Сербии, а в Сербии в том же году была создана организация «Чёрная рука», возглавлявшаяся уже известным нам Драгутином Дмитриевичем. Организация стремилась создать великое пансербское государство на Балканах. Обе организации сотрудничали между собой. Различие между «Молодой Боснией» и «Чёрной рукой» состояло в том, что первая придерживалась республиканских и атеистических идей и стремилась объединить балканские народы под эгидой «южнославянства», а в последнюю входили сторонники авторитарного и клерикального мировоззрения, стремящиеся создать великое пансербское государство.

Ранее, в 1906 году австрийский политик и юрист Аурел Попович составил проект преобразования Австро–Венгрии в триалистическую федерацию — Соединённые Штаты Великой Австрии. Предполагалось создание 15 штатов — национальных автономий, объединённых под властью единого монарха. Эту идею поддерживал наследник австрийского престола Франц Фердинанд. Лидер «Чёрной руки» Дмитриевич решил, что эта идея, будучи реализованной, представляет угрозу для создания Великой Сербии. Францу Фердинанду предстояло умереть. Убийство было поручено группе из шести заговорщиков, членов «Млада Босны». По крайней мере три из них, в том числе Гаврило Принцип, были больны туберкулёзом — в то время смертельное и неизлечимое заболевание. Интересно, что Франц Фердинанд тоже был болен туберкулёзом.

28 июня 1914 года эрцгерцог Франц Фердинанд приехал в Сараево по приглашению генерала Оскара Потиорека. Там на него состоялось два покушения. Первый раз в него неудачно бросил гранату Неделько Чабринович. Убил наследника престола 19–летний Гаврило Принцип. Первая пуля смертельно ранила эрцгерцога в яремную вену, вторая попала его жене Софии в живот – рана также оказалась смертельной. Принцип был тут же арестован. На суде Принцип заявил, что не собирался убивать Софию, а вторая пуля на самом деле предназначалась генералу Потиореку.

Наконец–то нашёлся формальный повод для начала большой войны, которую ждали все европейские державы. 23 июля Австро–Венгрия, заявив, что Сербия стояла за убийством Франца Фердинанда, объявила ей ультиматум, в котором потребовала произвести чистки госаппарата и армии от офицеров и чиновников, замеченных в антиавстрийской пропаганде; арестовать подозреваемых в содействии терроризму; разрешить полиции Австро–Венгрии проводить на сербской территории следствия и наказания виновных в антиавстрийских действиях. На ответ было дано всего 48 часов. В тот же день Сербия начинает мобилизацию, однако соглашается на все требования Австро–Венгрии, кроме допуска на свою территорию австрийской полиции. 26 июля Австро–Венгрия объявляет мобилизацию и начинает сосредотачивать войска на границе с Сербией и Россией. 28 июля Австро–Венгрия, заявив, что требования ультиматума не выполнены, объявляет Сербии войну. Австро–венгерская тяжёлая артиллерия начинает обстрел Белграда, а регулярные войска Австро–Венгрии пересекают сербскую границу. Россия заявляет, что не допустит оккупации Сербии.

Так началась Первая мировая война.
Стоит отметить, что заговорщики из «Чёрной руки» добились своей цели — в результате Первой мировой войны возникло единое югославское государство со столицей в Белграде, во главе которого стояла всё та же династия Карагеоргиевечей.

Гаврило Принцип, как несовершеннолетний, получил срок в 20 лет и скончался от туберкулёза 28 апреля 1918 года в Терезинштадте.

Организатор убийства Франца Фердинанда, Драгутин Дмитриевич «Апис» так и не узнал, что его мечта сбылась. 8 июля 1914 года в связи с болезнью Петра I Карагеоргиевича его сын Александр был назначен принцем–регентом Сербского королевства. Лично не обязанный, как его отец, военным, и видевший в них постоянных конкурентов своей власти, отдал в марте 1917 года приказ ликвидировать «Чёрную руку». «Апис» и его приближённые были арестованы по обвинению в государственной измене и по приговору военного суда расстреляны в июне 1917 года в пригороде Салоник.

В 1953 году в Белграде состоялся повторный судебный процесс. Все осужденные, в том числе и полковник Драгутин Дмитриевич, были реабилитированы.

В июне 2014 года, к 100–летней годовщине сараевского убийства, в Источно–Сараеве в Республике Сербской в составе Боснии и Герцеговины поставили памятник Гавриле Принципу. Присутствовавший на церемонии открытия президент Республики Сербской Милорад Додик заявил, что сербы гордятся предками, боровшимися за сохранение своей идентичности.

©

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники