Доктор Теодор Морелль и вся правда о наркотической зависимости Адольфа Гитлера

Доктор Теодор Морелль превратил Гитлера в настоящего наркомана, назначая ему всё, начиная от опиоидов и заканчивая экстрактом бычьей простаты.

 

Теодор Морелль (второй справа во втором ряду) сопровождал Гитлера на митингах, в бункерах и на завоёванной территории. Он всегда был рядом, чтобы делать ежедневные инъекции.

Нацистская Германия «сидела» на наркотиках. Таксисты, актёры, секретари, владельцы продуктовых магазинов, ведущие бизнесмены – все употребляли кристаллический метамфетамин в виде таблеток под названием «Первитин».

Скорость их поглощения соответствовала нацистской философии превосходства арийской нации, поскольку они действовали как искусственные усилители производительности. Люди работали безостановочно часами, иногда днями, продвигая интересы Третьего Рейха.

В скором времени была начата война. Метамфетамин заставил немецкие вооружённые силы почувствовать себя непобедимыми: они маршировали целыми днями и бесстрашно вступали в бой. Однако метамфетамин также приводил к безрассудству и даже психозу, что вылилось в создание армии и нации фанатиков.

Отсюда, неудивительно, что излишне самоуверенный и маниакальный человек, который всем этим руководил, сам «сидел» на наркотиках. Но его ежедневный режим вышел далеко за пределы скорости.

По мере того как война прогрессировала, Адольф Гитлер становился всё более зависимым от 80 различных наркотических препаратов, которые он принимал по предписанию своего врача Теодора Морелля.

По словам Нормана Олера, автора книги «Блицкриг: наркотики в нацистской Германии», Морелль был наглым оппортунистом. После службы в качестве корабельного врача, а затем армейского медика во время Первой мировой войны, он стал личным врачом успешных спортсменов, бизнесменов и даже членов королевских семей, таких как персидский шах и король Румынии.

Его практика в Берлине процветала до прихода к власти нацистов. Из-за тёмного цвета кожи и своеобразных черт лица Морелль попал под подозрения в еврейском происхождении, и после того как число его клиентов резко уменьшилось, он решил присоединиться к нацистской партии, чтобы предотвратить дальнейшее недоверие, и вскоре применил свои нетрадиционные методы для лечения элиты СС.

 

Личный врач Гитлера, Теодор Морелль

В 1936 году на званом ужине Морелль познакомился с Гитлером, который в то время страдал от сильных спазмов желудка и колоссального метеоризма. Морелль убедил ипохондрического Гитлера проглотить капсулы «Мутафлора», которые содержали штамм гидролизованной кишечной палочки, и таблетки «Антигаз» доктора Кустера, в состав которых входил стрихнин.

Симптомы Гитлера немедленно улучшились. Вскоре Морелль предложил ему каждый день употреблять «Витамультин», таинственный порошок в пакетиках из золотой фольги, который невероятным образом повышал энергию фюрера.

Морелль преуспел там, где другие врачи потерпели неудачу. По этой причине Гитлер назначил его своим личный врачом в 1937 году. Но близкому окружению фюрера было трудно принять Морелля, многие считали его шарлатаном.

Кроме того, Морелль страдал от лишнего веса, галитоза и сильной потливости, из-за которой его тело источало дурной запах. Любовница Гитлера, Ева Браун, которая впоследствии также стала пациенткой Морелля, поначалу не принимала его. Но Гитлер ей ответил: «Я нанял его не для того, чтобы он приятно пах; я нанял его для того, чтобы он меня лечил».

Вскоре Морелль стал тенью Гитлера; он следовал за фюрером повсюду: на митинги и военные заседания, в бункеры и места отдыха. Он даже осматривал вместе с ним территории, которые были завоёваны во время Второй мировой войны.

Эти моменты были запечатлены в исчерпывающем медицинском дневнике Морелля, в котором содержится уникальный отчёт о ежедневном здоровье и мышлении фюрера. В своих заметках доктор называл Гитлера «Пациентом А», таким образом он хотел защитить частную жизнь нацистского лидера и его самого на случай, если бы записи попали в руки врагов.

В августе 1941 года Гитлер тяжело заболел. До этого момента ему делали ежедневные уколы витаминов и глюкозы, но они перестали быть эффективными. Обеспокоенный Морелль обратился к более сомнительным с медицинской точки зрения лекарствам – животным гормонам.

Новые инъекции включали метаболические стимуляторы, половые гормоны, экстракты из семенных пузырьков и простаты молодых бычьих и свиных печёнок. Гитлер не ел мяса, но ему вводили животные вещества прямо в кровь.

Морелль пообещал Гитлеру «мгновенное выздоровление», но поскольку организм фюрера быстро привыкал к инъекциям, ему с каждым разом требовались всё более высокие дозы и мощные лекарства.

Вскоре Гитлер подсел на стимуляторы и снотворное. Если его мучила бессонница, он получал дозу барбитуратов и морфина. Если он нуждался в бодрости, ему давали сильные стимуляторы.

В этот период Морелля стали называть «Рейхмастером инъекций».

В 1943 году Морелль начал вводить в кровь Гитлера большие дозы опиатов. По словам его близкого окружения, здоровье фюрера сильно пошатнулось. «Оксикодон», фармакологический двоюродный брат героина, стал панацеей для Гитлера. После приёма данного препарата фюрер ощущал эйфорию, в результате чего он пристрастился к нему.

В скором времени «Оксикодона» стало недостаточно. 20 июля 1944 года Гитлер получил лёгкие ранения в результате покушения. На этот раз лечить его взялся доктор Эрвин Гизинг, у которого самым любимым средством был кокаин. С тех пор фюреру стали ежедневно вводить «Оксикодон» и две дозы высококачественного кокаина.

 

Адольф Гитлер

В декабре 1944 года союзники начали бомбить фармацевтические компании, такие как Merck в Дармштадте, и производство «Оксикодона» внезапно остановилось.

В январе 1945 года у Гитлера закончились запасы опиоидов. По словам Олера, он превратился в ходячую физическую и психическую катастрофу и в горечи приказал уничтожить важные немецкие здания и гавани.

Морелль оставался врачом Гитлера почти до конца. В последние дни войны Гитлер дал ему разрешение покинуть Фюрербункер. Морелль сбежал из Берлина на одном из последних рейсов. Как утверждается, Гитлер без своего врача впал в ярость и начал говорить окружающим, что собирается совершить самоубийство.

Согласно записям Морелля, Гитлер получил в общей сложности 800 инъекций и доз различных лекарственных препаратов в период с августа 1941 по апрель 1945 года.

Теодор Морелль никогда не был осуждён за военные преступления. Он никогда не был идеологом, а его членство в нацистской партии было сугубо личной выгодой. Во время войны он разбогател, получая хорошую прибыль от производства и продажи гормонов и «Витамультина», а также контрактов, согласно которым он снабжал военную машину наркотиками.

Но, в конце концов, он остался ни с чем. В 1948 году Морелль умер естественной смертью в больнице в Тегернзе.

источник 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники