Единственный

Вечером 14 марта 1939 года в чешский пограничный городок Мистек вошла колонна немецкого пехотного батальона и подкатила к Чаянковым казармам. На предложение сложить оружие и вызвать дежурного офицера часовые ответили выстрелами (возможно, в воздух), как и полагалось. То есть первыми приступили к выполнению–таки присяги безызвестные, к сожалению, чешские часовые. Если бы они сразу же вызвали дежурного офицера, может, ничего бы и не произошло, договорились бы. Поручик Мартинек, дежурный, заслышав выстрелы, подал сигнал тревоги. Мог бы, конечно, и не подавать...
Капитан Карел Павлик в это время проводил занятия с солдатами (говорят, что темой занятия было — каков язык вероятного противника? Предполагали, что польский); приняв сигнал тревоги, он просто его выполнил — вооружил свою роту и занял оборону здания. К нему присоединились и некоторые бойцы из других подразделений. То есть он действовал просто по уставу, чего никто больше из офицеров 3–го батальона 8–го Силезского пехотного полка, расквартированного в этих казармах, не сделал, включая самого командира батальона, находившегося здесь же. В казармах были ещё два взвода бронетехники во главе с офицером, которые тоже никак не отреагировали на тревогу и стрелять не начали. Пока Павлик вёл бой, остальные офицеры пытались связаться со штабом полка и спросить что делать, товарища не поддержали.
Тем временем немцы пошли в атаку на казармы, но атака была отбита бойцами Павлика. Затем немцы обстреляли казармы из минометов и противотанковой пушки. Успеха это не принесло, и немцы пошли во вторую атаку, которую тоже отразили храбрые бойцы капитана Павлика. Тут–то наконец дозвонились до командира полка, который приказал сдаваться под страхом военного трибунала. Павлик ещё немного пострелял, но боеприпасы уже были на исходе, помощи ждать было неоткуда — и тоже сдался. Так что этот главный чешский бой длился примерно 40 минут. Потери немцев составили 24 человека раненых и убитых, у чехов было ранено пятеро бойцов. Но другие и этого не сделали!
Любопытно, а если бы они не дождались приказа от командира полка — они бы продолжили сопротивление или всё равно бы сдались?
Батальон разоружили, офицеров посадили под домашний (!) арест, чуть позже всех отпустили. Павлик потом участвовал в сопротивлении, которого, в сущности, и не было. После убийства Гейдриха в 1942 году, когда всех заметали, пришли и за Павликом, он оказал вооружённое сопротивление и его приговорили к расстрелу. Есть данные, что за него ходатайствовали офицеры того самого немецкого пехотного полка, которому он противостоял в 1939–ом. Смертную казнь ему заменили заточением в лагере Маутхаузен. В 1943–ем он был застрелен немецким охранником за неповиновение, так что офицер все–таки был храбрый, несмирившийся...
Ну а 15 марта 1939 года Германия ввела свои войска на территорию оставшихся в составе Чехии земель Богемии и Моравии и объявила над ними протекторат. Чешская армия не оказала оккупантам никакого сопротивления. Кроме, разумеется, Павлика и его роты.
Из сообщений немецкого военного атташе: "...Кроме снегопада, ничто не мешало победоносному продвижению германских войск....они отдали нам всё своё оружие... мы получили чудесную тяжёлую артиллерию. И авиация неплохая. Мы сперва даже себе не могли поверить, что ни одна пушка, ни один пулемёт не выведены из строя. Не взорвали ни один склад с боеприпасами, не опорожнили ни одной цистерны — всё передали в полном порядке....При этом только один или два офицера отказались подать нам руку. Все остальные ползали на животах. Иметь таких противников просто противно".

источник https://1941-1945.d3.ru/edinstvennyi-1480992/

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники