Желтый джек

Наверное, каждый слышал легенду о «Летучем Голландце» - знаменитом корабле-призраке. О нем писали в книгах, пели в песнях, снимали фильмы и писали картины. Кто-то верит в его существование, кто-то нет. Есть разные версии о его происхождении: от роковой любви до страшного проклятия. Но есть одна версия, делающая легенду о «Летучем Голландце» вполне реальной.

В XVII веке в английские порты стали приходить корабли с желтым флагом. «Желтый Джек» – так называли его моряки, по аналогии с морским флагом Британской Империи – «Юнион Джек». Это был карантинный флаг, который поднимали перед входом в порт если на борту были больные с лихорадкой. В то время население Центральной Америки и островов Карибского бассейна страдало от тяжёлых, повторяющихся эпидемий, и именно тогда на острове Барбадос английские врачи предложили назвать неведомую болезнь жёлтой лихорадкой (англ. yellow fever) из-за характерной желтухи, развивающейся у большинства заболевших.

Какое же отношение имеет желтая лихорадка к легенде о «Летучем Голландце»? По одной из версий, именно от этого заболевания, которое передавали комары, размножавшиеся в бочках с пресной питьевой водой, погибла команда этого судна, а моряки, наткнувшиеся на дрейфовавший корабль, взойдя на борт также были атакованы изголодавшимися комарами и тоже заболели. Так и родилась легенда о проклятом корабле, встреча с которым несёт гибель.

Любопытно, что республика Гаити фактом своего существования обязана желтой лихорадке. В 1801 году остров Гаити осадило 25-тысячное войско Наполеона с целью подавления восстания. Однако Желтый Джек ударил по французам с необычайной силой, и легкая, казалось-бы, победа обернулась для Наполеона поражением. Погибло 22 тысячи солдат и офицеров, а у оставшихся в живых хватило сил лишь для того, чтобы эвакуировать с острова артиллерию и лошадей. В 1804 году Гаити провозгласил себя независимой республикой.

Считается, что возбудитель изначально циркулировал среди населения Западной Африки, которое, переболевая в детском возрасте в легкой форме, имело пожизненный иммунитет, не было подвержено крупным вспышкам. Однако с началом активной работорговли заболевание распространилось по всему миру, где не было иммунной прослойки (на своих кораблях работорговцы привезли и специфических переносчиков – комаров Aedes aegypti).

В 1895 году на Кубе началось вооруженное восстание, освобождена большая часть острова от испанцев. Решив воспользоваться ситуацией, США высадили на Кубу свои войска, развязав войну против Испании. Но вскоре им пришлось вести войну против Желтого Джека, т.к. потери от лихорадки уносили больше жизней, чем пули испанцев. В 1900 году американское командование отправило в Гавану специальную комиссию для изучения причин распространения желтой лихорадки. Руководитель комиссии, военный врач майор В. Рид, хирург Д. Каррол, энтомолог, Д. Лейзер, и кубинский патологоанатом А. Аграмонте провели блестящее по тем временам эпидемиологическое расследование.

Комиссия приступила к работе в разгар июльской жары, однако первые попытки обнаружить возбудителя провалились. Не удалось также подобрать животных, восприимчивых к данному заболеванию. Тогда члены комиссии решились провести опыты на себе. Предположив, что переносчиками заразного начала могут быть местные комары, они, вырастив из яиц группу насекомых, никогда не питавшихся кровью, накормили их кровью больных, а после – своей собственной.

Первый опыт на себе поставил Д. Каррол. Заболев, он доказал, что именно комары – переносчик лихорадки. Хотя болезнь Каррола и протекала тяжело, он все же выздоровел. Лейзер же, укушенный во время сбора зараженных комаров в палате с тяжелобольными, заболел и вскоре скончался, положив начало длинному списку исследователей, погибших при изучении желтой лихорадки.

Тогда Рид, наняв за деньги добровольцев из местного населения, проводит серию опытов на них, заражая их через укусы комаров, а Каррол пропускает кровь больных через фильтры с очень мелкими порами, через которые не проходят бактерии. Полученным фильтратом он заражает трех волонтеров, и двое из них заболевают желтой лихорадкой. В отчете Рид впервые пишет, что возбудителем желтой лихорадки является фильтрующийся вирус. Получив эти данные, главный санитарный инспектор Гаваны В. Горгас начал тотальное уничтожение комаров, заливая керосином все возможные места их размножения. Меры, предпринятые Горгасом, оказались весьма эффективными - через два года не было выявлено ни одного случая заболевания.

Свой опыт он с успехом применил позже при строительстве грандиозного Панамского канала, который должен был связать два океана. Когда несколько десятков тысяч могил увенчали первый этап стройки, США пригласили Горгаса, который, применив свою методику борьбы с комарами вновь смог остановить эпидемию.

Но борьба с Желтым Джеком только начиналась. Хотя Д. Каррол и определил, что желтая лихорадка вызывается вирусом, сам возбудитель он выделить не смог. В 1901 году на его поиски почти одновременно отправились две экспедиции. В Западной Африке работали англичане, а в Южной Америке - экспедиция Рокфеллеровского института из Нью-Йорка, возглавляемая японским микробиологом X. Ногуши, незадолго до этого прославившегося открытием возбудителя сифилиса. Исследуя кровь больных, Ногуши обнаружил в одном из образцов лептоспиры, и сразу же опубликовал статью с её описанием, утверждая, что именно она является возбудителем желтой лихорадки. К сожалению, авторитет Ногуши перевесил все данные опытов Рида, ведь тот был всего лишь ординарным армейским врачом, к тому же скончался от аппендицита в 1902 году.

По ту сторону океана Английская экспедиция берет на вооружение метод, предложенный Ногуши. Однако, обследовав сотни образцов крови, они так и не смогли выделить лептоспиру. Узнав об этом, Ногуши приходит им на помощь, пытаясь доказать правильность своих выводов, однако сам заражается в лаборатории и умирает от желтой лихорадки. После его смерти группе англичанам удалось выяснить причину заблуждения Ногуши: в Южной Америке, где работала его экспедиция, встречается сходное по клинике заболевание - лептоспироз, распространяющийся крысами. Ошибка Ногуши, направив исследования нескольких групп ученых по ложному пути, надолго задержало выделение вируса желтой лихорадки.

Считая уничтожение комаров вполне действенным мероприятием по борьбе с желтой лихорадкой, Рокфеллеровский институт, свернув экспедиции, сосредоточился на усовершенствовании этих методов. Однако вскоре в Африке вспыхнула новая лихорадка, резервуаром которой оказались обезьяны, а переносчиком совершенно иной вид комаров. На лесоразработках от комаров заражались дровосеки, а приходя в селения, они инфицировали местных комаров.

Это сделало искоренение желтой лихорадки с помощью санитарных мероприятий практически нереальным, ведь ликвидировать комаров на тысячекилометровых лесных пространствах невозможно, как невозможно ограничить распространение по джунглям инфекции, переносимой стаями зараженных обезьян. Это побудило возобновить поиск возбудителя для создания вакцины, т.к. только с помощью массовой иммунизации местного населения и всех вновь приезжающих можно было надеяться на реальную победу над желтой лихорадкой.

В 1927 году Рокфеллеровский институт направляет в Африку новую экспедицию на поиски возбудителя желтой лихорадки. К ней присоединяется профессор патологии Лондонского госпиталя А. Стокс. Заразив макак-резусов фильтратом крови больных людей, он, наконец, получает желаемый результат: животные заболевают типичной желтой лихорадкой. Получив, наконец, возбудителя и восприимчивых к вирусу лабораторных животных, Стокс умирает, заразившись желтой лихорадкой… Вскоре после этого другой член экспедиции, В. Янг, заражает себя и местного лаборанта-африканца кровью больного человека, содержащей вирус желтой лихорадки, чтобы убедиться в защитной роли иммунитета, которого нет у него, но есть у лаборанта. Янг погиб, так как не имел иммунитета против желтой лихорадки.

В 1929 году трагический список жертв Желтого Джека пополнился еще двумя членами экспедиции: погибли микробиолог Р. Льюис и энтомолог Т. Хэйн.

В этом же году М. Финдлей получил из формалинизированной печени и селезенки обезьян, больных желтой лихорадкой, первую экспериментальную вакцину. Введя её здоровым обезьянам, в их крови обнаружили антитела против вируса. Когда сыворотку их крови ввели новым обезьянам, а затем заразили их вирусом желтой лихорадки, те не заболели. Это был первый настоящий успех! Работники лабораторий стали вводить себе сыворотку крови переболевших людей, чтобы защититься в случае заражения.

Но сыворотка защищает лишь несколько месяцев, нужна была вакцина, дающая стойкий иммунитет. И в 1937 году сотрудникам Пастеровского института во Франции и Гарвардского университета в США удалось создать два равноценных по своей защитной эффективности вакцинных штамма: Дакар и Асиби.

Во время Второй мировой войны эти вакцины массово получали солдаты, воевавшие с Роммелем на Африканском фронте. Однако вакцина французов имела массу побочных эффектов и вскоре была запрещена, а разработчику американской вакцины М. Тейлору в 1951 году Нобелевским комитет присудил премию по физиологии и медицине.

Историю изучения желтой лихорадки без лишнего пафоса можно назвать примером героической и самоотверженной работы ученых. К счастью, погибли они не напрасно: подарив миру вакцину, они спасли миллионы жизней от этого смертельно опасного заболевания.

источник http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs100/ru/

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники