Жил в Ростове Витя Черевичкин

Фотография расстрелянного мальчика с мертвым голубем в руках, сделанная военным корреспондентом Максом Альпертом, стала обвинительным документом на Нюрнбергском процессе. А каждый советский школьник знал песню неизвестного автора

Жил в Ростове Витя Черевичкин,

В школе он отлично успевал.

И в свободный час он, как обычно,

Голубей любимых запускал.

На стене дома, где в коммунальной комнатушке когда–то ютилась многодетная семья, — мемориальная табличка. Высечено имя Вити Черевичкина и на братской могиле жертв первой оккупации Ростова. А неподалеку в стареньком домике живет воспоминаниями о брате Анна Ивановна Аксененко (в девичестве Черевичкина):
Когда немцы пришли в Ростов, мне было 12 лет, Вите — 16, Гале — три годика. А самого старшего, 18–летнего Александра, незадолго до этого военкомат призвал на сборы. Голуби? Да, много их было в голубятне во дворе. За ними и Саша следил, и Витя.
В довоенном Ростове голубеводство считалось престижным, как сказали бы сегодня, занятием. Голубей разводили, продавали, обменивали. Ростовские белогрудые, ростовские цветные…

На черно–белом снимке не разберешь, какого из них держал мальчишка в свой смертный час.

Глава семьи Черевичкиных работал на «Ростсельмаше» кузнецом–калильщиком, мать — дворником. К началу войны Витя окончил восемь классов, поступил в ремесленное училище.

Он просто бредил небом, мечтал когда–нибудь стать летчиком. А голубей своих просто обожал. В карманах у него всегда были для них семечки.
Конечно, он уже не был пионером, каким вошел в школьные учебники. А в школе любил погулять и победокурить. С мальчишеским азартом увлекся голубиной почтой.

Мама догадывалась об этом, — вспоминает сестра. — Помню, Витенька подходит ко мне и на ухо просит ниток принести. Мол, мамка ему не дает. Я говорю: давай я сама тебе пуговицу пришью. А он смеется: мне не пуговицы, а нитки нужны.
Белыми нитками привязывались к голубиным лапкам записочки, которыми обменивались ростовские голубятники. Немцы обоснованно усмотрели в голубях–связистах угрозу: в то время пернатых почтальонов активно использовали для доставки фронтовых донесений. Одно из первых распоряжений оккупационных властей в Ростове: голубей уничтожить!

Витя Черевичкин не подчинился.
В тот день он ушел из дома, как обычно, — продолжает Анна Ивановна. — Не прошло и получаса, как вижу в окно: ведет Витеньку во двор немец с винтовкой. И ведет к сарайчику. Все решили, что его застрелят там же, в голубятне. А оттуда вдруг взмыли в небо голуби.

Витю расстреляли в сквере имени Фрунзе. Он так и остался лежать у стены. С мертвым голубем в руках.

А на следующий день немцев вышибли из Ростова.

Жил в Ростове Витя Черевичкин,
В школе он отлично успевал,
И в свободный час он, как обычно,
Голубей любимых запускал.
Голуби, мои вы милые,
Улетайте в облачную высь.
Голуби, вы сизокрылые,
В небо голубое унеслись.
Юность, ты пришла с улыбкой ясной.
О, моя любимая страна!
Жизнь была счастливой и прекрасной,
Но внезапно грянула война.
Дни пройдут, победа — красной птицей,
Разобьем фашистский черный шквал!
Снова в школе буду я учиться…
Так обычно Витя напевал.
Но однажды мимо дома Вити
Шел отряд захватчиков–зверей.
Офицер прикрикнул: «Отберите
У мальчишки этих голубей!»
Долго Витя им сопротивлялся,
Он ругал фашистов, проклинал,
Но внезапно голос оборвался,
И убит был Витя наповал.
Голуби, мои вы милые,
Улетели в облачную высь.
Голуби, вы сизокрылые,
Навек сиротами остались.
Автор слов и музыки неизвестен

источник https://warhistorypics.d3.ru/zhil-v-rostove-vitia-cherevichkin-1370906/

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники