Жуткий фотопроект о жизни свиней на фермах

Американская фотожурналистка Джоанн Макартур уже 15 лет показывает миру, в каких условиях содержат животных на фермерских хозяйствах, в лабораториях и клетках. Часто она проникает на фермы без разрешения — ночью и с охраной. Внутри съемочная группа ничего не трогает и не ломает. Для них важно рассказывать правду, и это стоит риска получить штраф за незаконное вторжение на чужую территорию, а в некоторых случаях даже телесные повреждения.

Внимание! Материал содержит жестокие и шокирующие изображения. Чувствительным и слабонервным людям советуем воздержаться от просмотра.

Зародыши поросят в корзине.

Когда журналистка встречает поросенка на ферме, она дает ему понюхать свою руку и наклоняется к глазам животного, чтобы его не напугать.

«Свиньи дико любопытны. Это эмоциональные, общительные и умные существа, и на фермах моральные лишения могут быть для них так же тяжелы, как и физический вред».Джоанн Макартур

Две свиньи лежат рядом, разделенные металлической решеткой. Снято на ферме в Италии.
В фотокниге Макартур «Мы, животные» есть снимок свиньи, сделанный в Испании в 2009 году. Эта свинья следовала за фотожурналисткой все эти годы. По словам Макартур, ее, скорее всего, использовали для разведения: при этом животное искусственно осеменяют два или три раза в год. Когда у свиноматки рождаются поросята, она больше не может взаимодействовать с ними. Ее держат за решеткой в ящике, где нельзя развернуться и даже лежать можно с трудом.

Свинья зажата в станке для свиноматок среди собственных фекалий.

«Если у свиньи есть поросенок, который отбился от мамы и не может найти дорогу назад к ней, та не может даже подойти и забрать малыша. Если детеныш умер, она не может ничего сделать — только оставить его тело там».

Свинья смотрит на своих поросят.

Кормление поросят через прутья станка для свиноматки.
Макартур так и не узнала имя той свиньи с испанской фермы. Ее фото американка назвала так: «Надеюсь, что эта свинья мертва». То же можно сказать о бесчисленном множестве животных, которые живут в подобных условиях, включая поросят, ведь их ждет та же жизнь, что и у их матерей. Ко всему прочему у свиней возникают проблемы с дыханием: на фермах используют аммиак.

«Я желаю им смерти, потому что это, пожалуй, единственный способ избавиться от боли».

Открытая гноящаяся рана на месте уха, которое, возможно, откусила другая свинья.
Один из рабочих принципов Макартур — не вмешиваться в жизнь фермы, так что она не может спасти свиней. Это самая болезненная часть ее работы в эмоциональном плане.

«Я не могу помочь конкретно этим животным, но я пытаюсь помочь будущим поколениям свиней. Я стараюсь показывать происходящее, чтобы мы начали принимать решения более сострадательно и чтобы в будущем свиньи не мучились. Я должна быть довольна, что на это смотрят. Люди хотят видеть эти снимки.Надеюсь, при виде этих фотографий мы будем способны обратиться к своей человечности. Возможно, в результате мы сможем потреблять меньше мяса и продуктов животного происхождения».

Мертвый поросенок рядом со станком свиноматки.

Присущее свиньям любопытство не оставляет их даже в таких отчаянных обстоятельствах, поэтому животные смотрят в глаза людям, пока те проходят мимо. Несмотря ни на что, звери ищут надежду на недостижимое спасение.

«Они задают вопросы. У них нет ответов. Они не знают, что случится дальше. Они знают, что мы, люди, именно те, от кого зависит их жизнь. Это мы перемещаем их из одного ящика в другой. Это мы забираем у них детенышей».

Отбракованные свиные зародыши на ферме в Испании.
перевод

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники