За нашу и вашу кашасу!

Кашаса – это национальный бразильский алкогольный напиток. Готовится он путем перегонки забродившего сока сахарного тростника. То есть, по сути, это тот же ром, только кашаса.

Кашасу в Бразилии пьют столько лет, сколько в ней живут белые люди: уже в самом начале португальской колонизации туда завезли сахарный тростник, и он там так хорошо прижился, что вскоре Бразилия стала его главным мировым производителем, каковым и остается по сей день. Естественно, что при таком обилии тростника не гнать из него самогон – смертный грех. А бразильцы – люди богобоязненные, и смертного греха остерегаются. Так что уже с XVI века они гнали кашасу и горя не знали.

Нашлись, однако, те, кому кашаса пришлась не по вкусу, а именно португальские колониальные власти. В середине XVII века португальские производители вина и портвейна испытывали определенные сложности с выходом на мировой рынок, и власти решили их поддержать, организовав им внутренний рынок сбыта. Расчет властей был прост: у нас есть огромная Бразилия, в которой ценный экспортный товар переводят на дешевое пойло. Куда как лучше будет, если она будет экспортировать больше сахара, а взамен ввозить из метрополии родной портвейн. Португальские виноделы смогут расширить производство, сахарные плантаторы увеличат экспорт, торговый флот получит больше заказов, а простой люд приобщится к культуре употребления благородного напитка. И всем будет хорошо.

С этой целью производство кашасы сперва обложили тяжелым налогом. Но эта мера успеха достигла не вполне: простые бразильцы, конечно, не могли слышать советскую частушку про «если водка будет восемь, все равно мы пить не бросим», но интуитивно чувствовали ее глубокую правоту. Потому продолжали пить кашасу, но уже сквозь стиснутые зубы.

Тогда колониальные власти пошли на еще более радикальные меры: они начали под разными предлогами преследовать производителей кашасы, а потом и вовсе запретили ее производство. И вот это стало последней каплей.

В 1660 году в окрестностях Рио–де–Жанейро вспыхнуло первое в бразильской истории крупное антиколониальное восстание. Одним из его лозунгов было «За нашу кашасу!», а среди руководителей были оставшиеся не у дел производители напитка. Восставшие нападали на колониальных чиновников, грабили их дома, а 8 ноября даже овладели губернаторским дворцом и захватили в плен вице–губернатора: губернатор к тому времени уже бежал в Сан–Пауло.

Через несколько месяцев, однако, губернатор вернулся, и не один, а с войсками. Восстание было подавлено, а его зачинщики – повешены. Но тут в метрополии поняли, что, пожалуй, они перегнули палку. Восстание стало шоком для португальского двора, который и так–то не очень уверенно себя чувствовал, так как всего двадцать лет как вышел из–под испанского владычества. Потерять Бразилию из–за какой–то там бормотухи португальцам очень не хотелось.

В итоге, 13 сентября 1661 года португальский регент издал указ, которым снимал заслужившего всеобщую ненависть губернатора с его поста, амнистировал всех участников восстания, кого еще не успели повесить, и разрешал производство и продажу кашасы без дополнительных налогов.

Этот день и поныне отмечается в Бразилии, как Национальный день кашасы.

источник https://story.d3.ru/za-nashu-i-vashu-kashasu-844361/?sorting=rating

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники