«Исламское государство Ирака и Леванта»

Организация «Исламское государство Ирака и Леванта», вышедшая из под крыла небезызвестной «Аль-Каиды» и собравшая воедино множество разрозненных террористических групп, всего за 10 лет своего существования сумела стать настолько сильной и неуправляемой, что даже алькаидцы поспешили откреститься от своего детища и всяких связей с ним. Так что же делает эту группировку такой влиятельной и опасной не только для исламского, но и для всего остального мира?

Позиция силы50

Являясь, по сути, «головным офисом» большей части ближневосточных повстанческих групп, ИГИЛ объединяет их за счет суннитской трактовки исламской религии. Как известно, именно это течение проповедует более трех четвертей всех мусульман мира, которые отвергают посредников, вроде имамов и прочего духовенства, между человеком и Аллахом. Таким образом, имея за спиной многомиллионную аудиторию сочувствующих зрителей, ИГИЛ с молчаливого согласия несет «истинную веру» довольно радикальными способами.

Бей своих, чужие бояться будут

ИГИЛ еще в самом начале существования своим главным врагом объявило шиитов, то есть последователей исламского течения, считающих, что руководство мусульманской общиной должно осуществляться потомками пророка Мухаммеда, то есть избранниками Аллаха, а не выбранными людьми — халифами. В этом почти вся суть конфликта между двумя течениями ислама, и сунниты не стесняются силой доказывать справедливость своего толкования религии. Кровавые бани, которые члены ИГИЛ периодически устраивают в местах скопления шиитов, наводят ужас даже на видавших виды террористов, обычно устраивающих подобное исключительно для представителей других религий, но никак не для тех, кто поклоняется одному с ними богу, пусть и немного другим способом.

Фанатичность51

Фанатичность, с которой представители ИГИЛ хотят «почистить ряды» мусульман от вольнодумцев, по сравнению с тем, что они начнут делать с последователями других вер, когда «закончат» с шиитами, — детский лепет. Именно к такой мысли склоняется большинство политологов и специалистов по ближневосточным конфликтам. Эти догадки периодически подкрепляются конкретными примерами, как, например, захватом сирийских католиков в здании кафедрального собора в Багдаде в 2010 году или подрывом двух автомобилей с взрывчаткой возле административных зданий действующего правительства в том же Багдаде годом ранее.

Враг моего врага — мой друг52

Разрыв связей с могущественной «Аль-Каидой» в начале этого года и последовавшие за этим ожесточенные сражение, как ни странно, только добавили популярности Исламскому государству Ирака и Леванта. И дело не только в возросшем числе добровольцев, желающих давно свести счеты с «Аль-Каидой», но и в сознании обывателей даже на других континентах, которым данная ситуация представляется битвой двух злодеев. Так или иначе, но с начала года обе стороны оставили на полях боев между собой около 2000 человеческих жизней и мешать им истреблять друг друга никто не собирается, лишь бы этим все и ограничилось. Но это, конечно, вряд ли.

Информационный фронт

Имея в активе средневооруженную разрозненную армию всего-то из 12 тысяч человек, ИГИЛ умудряется держать в страхе весь Ближний Восток за счет активности в Ливане, Ираке, Иордании, Сирии и Ливане, а также благодаря мощной информационной пропаганде, которой заведует агентство «Аль-Фуркан». Именно они ведут свой отдельный военный фронт, с поразительной ловкостью вбрасывая в СМИ качественные агитматериалы, почти ни в чем не уступающие аналогичным продуктам с Запада. Чего стоит один только ролик, в котором иностранные члены ИГИЛ в порыве преданности сожгли свои настоящие паспорта.

©

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники