История остановившегося будильника

50

В январе 1942 года подводные лодки Кригсмарине у берегов США начинают дерзкую операцию "Удар в литавры", нанося серьезный ущерб прибрежному судоходству.

Правительство, флот, жители восточного побережья ошеломлены. Они не были готовы к этому. 12 лодок за 2 недели пустили на дно 25 судов общим тоннажем 156939 брутто–регистровых тонн. Но это произойдет лишь через 28 лет, уже в другой войне. Люди, которые будут руководить "Битвой за Атлантику", атаками на побережья Британии и США, пока еще — молодые офицеры, приобретают боевой опыт в кайзеровском флоте.

Ранним утром 16 декабря 1914 года, стрелки этого будильника мерно отсчитывают минуты в одном из домов портового города Хартлпул на северо–восточном побережье Англии. В 08:03 его механизм будет навсегда остановлен осколком снаряда из корабельного орудия германского линейного крейсера.

В конце 1914 года кайзеровский флот получает нового начальника штаба — контр–адмирала Эккермана. По его мнению, флот в войне до этого играл слишком пассивную роль, он требует проведения решительный действий против извечного противника — Британии, и уже 16 декабря 1914 года оперативное соединение линейных крейсеров Флота открытого моря под командованием контр–адмирала Хиппера, проводит обстрел и минирование прибрежных вод у городов Хартлпул и Скарборо.

С точки зрения международного права, Хартлпул и Скарборо были вполне законными целями — по сведениям немецкой разведки этот укрепленный район насыщен военными предприятиями и объектами, живой силой, оборонялся береговой артиллерией.

Кроме тактического успеха от обстрела, немцы ожидали от этой операции и большего — погони за крейсерами утратившего осторожность разъяренного британского флота, которая приведет его в ловушку — к затаившимся в Северном море основным силам кайзеровского флота.

Линейные крейсера "Зейдлиц", "Мольтке" и "Блюхер" вели огонь по Хартлпул на протяжении трех четвертей часа, выпустив около 1000 снарядов, вызвавших гибель более 100 человек, 15 из которых — дети. После этой операции германские линейные крейсера в Англии получили кличку "детоубийцы", которая закрепилась за ними до самого конца войны.

Последствия обстрела города можно увидеть на фотографиях из экспозиции музея Хартлпула. Кроме того, в ходе обстрела погиб и 29–летний пехотный рядовой Феофил Джонс, ставший первым солдатом в этой войне, убитом на британской земле.

Позже оказалось, что Скарборо пал невинной жертвой — военных объектов в нем не было, а гибель гражданского населения стала причиной существенного притока добровольцев в ряды британской армии.

51

Замысел же немцев выманить флот для расправы удался. Британское соединение под командованием адмирала Битти вышло в погоню за германскими крейсерами. Но далее последовала полная неразбериха, хотя обе стороны имели отличную возможность уничтожить другу друга. Орудийные расчеты несколько раз держали друг друга в поле зрения прицела, но несогласованность в управлении боевыми соединениями с обеих сторон исключила какой–либо результат. Следуя неимоверными зигзагами, постоянно меняя курс, стороны потеряли в конце концов друг друга в зимнем тумане, хотя эти события могли стать переломными в войне на море.

Позже, противники сокрушались из–за утерянной победы. Битти скрушая напишет: "Неудача оставила такой шрам, который могло стереть только полное уничтожение врага. Мы могли добиться этого! Наши головные суда видели их! Я не могу спокойно писать об этом!" Он обвинит в неудаче своего связиста — флаг–офицера лейтенанта Ральфа Сеймура, сославшись на его недостаточную квалификацию. После войны в припадке раздражения Битти скажет: "Этот человек проиграл мне два сражения", вспоминая операцию 16 декабря 1914 года и бой на Доггер–банке 24 января 1915 года, но будучи назначенным командующим Гранд Флитом, Битти возьмет с собой Сеймура в качестве флагманского связиста.

Оплошали и немцы, упустив возможность расправиться с противником, и едва не потеряв свою оперативную группу — основные силы не пришли на помощь германским крейсерам.

Будущий командующий Кригсмарине гросс–адмирал Эрих Редер в своих мемуарах напишет: "Утром 17 декабря нами овладели смешанные чувства. Задание было успешно выполнено; обстрел береговых объектов прошел как запланировано, и моральный настрой экипажей был на высоте. Но, с другой стороны, мы испытывали огромное разочарование из–за неспособности основных сил флота прийти к назначенному месту встречи. Если бы утром 16–го числа основные силы флота действовали так, как было условлено, то их намного превосходящие силы разметали бы британские линейные крейсера адмирала Битти. Такая подавляющая концентрация наших сил наверняка закончилась бы нашей громкой победой. Но эта золотая возможность была упущена — возможность, которой, скорее всего, уже не суждено повториться."

А будильник станет экспонатом музея города Хартлпула, в котором вскоре встретит вековой юбилей тех событий.
И еще одна деталь. Посетителям музея сообщают о том, что по иронии судьбы этот будильник, как и снаряд, осколок которого остановил его навсегда, был также произведен в Германии.

©

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники