Как монетка решила судьбу сборной СССР по футболу

0_109ce2_dc4375af_XL

90 минут подошли к концу. 68 тысяч тифози на стадионе "Сан–Паоло", что в Неаполе, стали свидетелями триумфа оборонительного футбола. Сборные Италии и Советского Союза боролись за право сыграть в решающем матче Чемпионат Европы 1968 года, но так и не смогли забить друг другу. 0–0.
30 минут дополнительного времени ничего не изменили. Все попытки Сандро Маццолы, Джанни Риверы и Эдуарда Малофеева не увенчались успехом. На табло до сих пор горели нули.

Арбитр встречи дал финальный свисток. Время для пенальти? Нет. Послематчевую серию одиннадцатиметровых ударов ввели только в 1970 году, а за два года до этого такого пункта в правилах не было.

Судьбу матча должен был решить бросок монетки.

Орлянку решили разыграть в раздевалке. Три рефери (венгр Золт, немец Тшеншер и голландец Ван Равенс) пришли первыми и тут же отправились в душ, показав, что не хотят брать такую ответственность на себя. Представитель УЕФА сеньор Пуйоль из Испании появился последним, оглянул комнату и понял, что именно ему придется проводить "церемонию".

Он спокойно выпроводил всех журналистов и закрыл дверь. Зайти первым он попросил капитана сборной СССР Альберта Шестернева. Вспотевший и уставший он плюхнулся в кресло. Советский тренер Гавриил Дмитриевич Качалин последовал за ним. Следующим в подтрибунном помещении появился капитан Италии Джачинто Факкетти, которой еле смог пройти сквозь гущу фанатов. Он сел в соседнее кресло. Элегантно одетый доктор Франки, президент Федерации футбола Италии, прибыл последним. Теперь дверь была закрыта.

Снаружи повисла жуткая тишина. 68 тысяч болельщиков затаили дыхание.

Пуйоль полез в карман и достал оттуда испанскую монету. Качалин поднял руку в знак протеста. Пуйоль предложил доллар. Качалин снова был против и показал рубль, вызвав саркастичную ухмылку на лице Франки. Ван Равенс передал голландский гульден. На сей раз улыбнулись все.

Близился решающий момент. Шестернев отвернулся, Факкетти нервно расхаживал из стороны в сторону. Пуйоль показал присутствующим монетку. Качалин покрылся багрянцем. Он сказал Шестерневу сделать выбор. Альберт медленно подошел к центру комнату и произнес: "Орел". Пуйоль было обернулся к Факкетти, но Франки тут же подтвердил: "У нас решка".

Пуйоль попросил всех разойтись в стороны, чтобы создать свободное пространство вокруг себя. Затем он подбросил монетку высоко в воздух. Гульден ударился об пол, один раз подскочил, укатился в открытую душевую комнату и упал в деревянную решетку.

Ван Равенс достал еще один гульден. Ритуал должен был быть соблюден еще раз. Пуйоль повторил: "Шестернев — орел, Факкетти — решка", — и подбросил вторую монету в воздух. На этот раз она наконец–то осталась в центре круга.

Шесть мужчин в ту же секунду превратились в шестерых детей, сели на колени вокруг монеты, желая стать свидетелями своей победы или трагедии. Первым оказался Факкетти, который дрожащим голосом вымолвил: "Решка!".

Решка. Италия выиграла.

Факкетти выбежал из раздевалки, через туннель поднялся на поле. Его радостных аплодисментов хватило, чтобы превратить тишину в неистовый рев 68 тысяч тифози на "Сан–Паоло".

Трое арбитров остались последними. Когда они уже было покинули опустевшую комнату, один из них вернулся и поднял душевую решетку, чтобы посмотреть на первую монету.

Гульден лежал орлом вверх.

Эту байку рассказывал бывший скаут сборной Венгрии, мадридского "Реала" и бразильского "Ботафого" по прозвищу Габорзинью.

football.d3.ru