Как спят сирийские дети-беженцы

Фотограф из Стокгольма Магнус Веннмен (Magnus Wennman) опубликовал серию фотографий, в которой он раскрывает то, что происходит с детьми из Ближнего Востоке, как они бегут от войны. Для создания серии фотографий "Где спят дети", он путешествовал по регионам, где остановились дети и их семьи, бежавшие из Сирии и других стран.

Они потеряли всякую надежду. А для ребенка перестать быть ребенком - это ужас, ужас когда ребенок перестает улыбаться, ужас когда в 3-4 года ты думаешь о выживании, а не бегаешь с друзьями по двору родного города...

Ламар, 5 лет, Хоргос, Сербия1
Дома в Багдаде остались куклы, игрушки и любимый мяч. Ламар часто вспоминает о своих игрушках, когда вспоминает о доме. Но всё изменилось в одно мгновение и это мгновение называется "бомба". Семья уже походила к дому, после посещения рынка, когда, на их глазах их дом разлетелся на куски. Жить там было больше невозможно. После двух попыток пересечь море в Турции, на небольшом резиновой лодке, им удалось добраться до города Хоргос, чтобы увидеть закрытую границу Венгрии. Теперь Ламар спит на одеяле прямо в лесу, под открытым небом. Здесь страшно, холодно и грустно.

Абдулла, 5 лет, Белград, Сербия2
У Абдуллы заболевание крови. Последние два дня, он спал на центральной железнодорожной станции Белграда. Он видел убийство своей сестры в своем доме в городе Дараа в Сирии. "Он все еще в шоке и ему каждую ночь сняться кошмары," говорит его мать. Абдулла устал, у него нет сил, а у матери нет денег, чтобы как-то помочь сыну.

Ахмед, 6 лет, Хоргос, Сербия3
Далеко за полночь Ахмед засыпает в траве. Взрослые все еще сидят вокруг костра и обсуждают план по преодолению Венгерской границы. Ахмеду шесть лет. "Он храбрый, только иногда плачет по вечерам," говорит его дядя, который обещал позаботиться о нём, когда отца Ахмеда убили в его родном городе Дейр-эз-Зор в северной части Сирии.

Марам, 8 лет, Амман4
8-летняя Марам только пришла из школы, когда ракета попала в её дом. Кусок крыши упала прямо на нее. Ее мать на руках донесла её до полевого госпиталя, и оттуда по воздуху через границу её перевезли в Иорданию. Травма головы вызвало кровоизлияние в мозг. Первые 11 дней, Марам был в коме. Сейчас она в сознании, но у неё сломана челюсть и поэтому она не может говорить.

Ралия, 7 лет и Рахаф, 13 лет, Бейрут5
Две сестры живут на улицах Бейрута. Они из Дамаска, где граната убила их мать и брата. Вместе со своим отцом, они уже больше года спят на улице. Они прижимаются друг к другу и спят на картонных коробках. Рахаф говорит, что она боится "плохих людей", при этом Ралия начинает плакать.

Мояд, 5 лет, Амман6
Мояд и его мать шли на рынок за мукой в городе Деръа. Они шли мимо такси, в которое кто-то подложил бомбу. Мать Мояда погибла мгновенно. Мальчик был отправлен в Иорданию, где из его головы, спины и таза извлекли шрапнель.

Валаа, 5 лет, Дар-Эль-Иас7
Валаа хочет домой. У нее был дом в городе Алеппо, в котором была её личная комната. Там она никогда не плакала перед сном. Здесь, в лагере беженцев, она плачет каждую ночь. Положив голову на подушку она говорит, что боится ночи. Её мать пытается помочь пережить трагедию и часто строит ей домик из подушек, чтобы дочь снова научилась не бояться ночи.

Ахмад, 7 лет, Хоргос, Сербия8
Ахмад был дома, когда бомба попала в него в провинции Идлиб. Осколки попали ему в голову, но он выжил. Его младший брат погиб. Семья была вынуждена бежать. Теперь Ахмад лежит среди тысяч других беженцев на асфальте вдоль шоссе, ведущего к закрытой границе Венгрии. Это 16-ый день их вынужденного "путешествия". Семья спала в автобусных остановках, на дороге, в лесу... И в ближайшие дни они планируют попасть в Венгрию.

Шираз, 9 лет, Суруч9
Шираз было три месяца, когда её поразила тяжелая лихорадка. Врач поставил диагноз "полиомиелит" и посоветовал родителям, не тратить много денег на лекарства для девочки, которая "не имеет шансов." Шло время, и в их город пришла война. Ее мать, Лейла, начинает плакать, когда описывает, как она завернула девочку в одеяло и отнесла ее на границу с Турцией. Шираз, которая не может говорить, получили деревянную колыбель в лагере беженцев. Она лежит там... День и ночь...

Шехд, 7 лет10
Шехд любит рисовать, но в последнее время, все ее рисунки были на одну и ту же тему, она рисовала оружие. "Она видит его уже несколько лет подряд, даже здесь у закрытой границы с Венгирей" - объясняет ее мать. Шехд пришлось стать взрослой очень быстро, потому что каждый день они борются за жизнь. Семья решила бежать в Европу, нежели ждать неминуемой смерти.

Амир, 20 месяцев11
Амир, 20 месяцев, родился беженцем. Его мать считает, что ее сын был травмирован ещё в утробе, потому что он всё время молчит. В пластиковом палатке, где семья сейчас живет, у Амира нет игрушек, но он играет с тем, что он может найти на земле. Он часто смеётся, что вселяет в его мать надежду.

Юлиана, 2 года, Хоргос, Сербия12
На улице 34 градуса тепла. По лицу Юлианы ползают мухи, которых она сгонят в беспокойном сне. Семья Юлианы в Сербии уже два дня, а побег от войны у них длится уже более трёх месяцев. В конец августа и Венгрия перекрыла границу колючей проволокой, потому не смогла справиться с потоком беженцев. Но ночью, можно пройти через пограничный город Хоргос. И как только наступит вечер, семья Юлианы сделает последний рывок в Европу.

Фара, 2 года, Азрак13
Фаре 2 года, она любит футбол. Ее отец делает ей мячи из всего что попадается под руку, но их надолго не хватает. Каждый вечер, Фара и ее 9-летняя старшая сестра Тисам, засыпают в надежде, что с утра они смогут поиграть в футбол настоящим мячом, хотя знают что это маловероятно. Все остальные мечты, кажется, вне досягаемости, но отец старается, чтобы у его дочерей детство не заканчивалось так рано.
тут

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники