Как украинцы и белорусы встретили шведских "освободителей". 1708-1709 г.

0_15bc14_91b5dd4b_origОригинал взят у oper_1974 в Как украинцы и белорусы встретили шведских "освободителей". 1708-1709 г.

        "Народная война уже начинала постепенно проявляться, шириться и углубляться с каждой неделей. В Стародубовщине, куда вступил посланный Карлом авангард генерала Лагеркроны, население точно так же отнеслось к неприятелю, как в Белоруссии: "а от черкаса худова ничего нет", потому что верны России, и шведам поэтому продавать "ничего не возят".
Мало того: уже начали собираться партизанские отряды: "... а по лесам собрася конпаниями ходят и шведов зело много бьют и в лесах дороги зарубают...", - так доносил "сиятельнейшему князю Александру Даниловичу" его "услужник атьютант" Федор Бартенев 12 октября.
Читая страницу за страницей драгоценную, хронологически расположенную документацию, сохранившуюся в ЦГАДА и частично напечатанную в I и III томах ТРВИО, мы как бы присутствуем при постепенном усилении и развертывании народной войны на Украине.

getimage.jpg
the-uniformes-of-the-swedish-army-in-the-great-northern-war.jpg

Сначала - бегство в леса, закапывание хлеба в ямы, потом образование местами партизанских отрядов ("конпаний"), затем нападения на шведских фуражиров, нападения на отряды при особо благоприятных обстоятельствах, наконец, деятельное участие в добивании шведов, не успевших бежать к Переволочной и рассеявшихся после Полтавы по ее окрестностям.
В течение всего этого героического года - активное участие населения в обороне городов - Веприка, Красного Кута, Ахтырки. Эта документация иллюстрируется и дополняется и другими источниками, отчего ее убедительная сила только возрастает.
"Черкасы", украинцы Гетманщины, Слободской Украины, вели себя так, что снискали хвалу и полное признание всех, наблюдавших события.

k_poltava_5.jpg
40b9b6964b23ee833f6b08acdcd74ee2.png

И пусть читатель обратит внимание на одну характерную деталь: Федор Бартенев хвалит "Черкасов" за то, что они "ничего худова не делают" и служат верно; Петр явно обрадованно сообщает несколько раз Апраксину, что народ малороссийский ведет себя так, что лучше и требовать нельзя; тот же тон у Шереметева, у Меншикова.
Похоже, что не очень уверены были русские военачальники в настроениях недавно воссоединенной с Россией Украины. Знали, может быть, что масса не изменит, но о настроениях старшины и, главное, о степени влияния старшины можно было судить по-разному.
Петр с торжеством сообщает В. В. Долгорукову, что на Украине, несмотря на измену гетмана, все осталось по-прежнему, а у Мазепы и пяти человек единомысленных нет.
Петр настойчиво повторял, что Мазепа даже и старшину, за ним пошедшую, взял обманом, уверив, будто ведет их сражаться против шведов:
"И когда перешел реку Десну, то, приближался к войску шведскому, поставил войско, при нем будучее, в строй к баталии и потом объявил старшине злое свое намерение, что пришел не бится со оными, но под протекцию его королевскую, когда уже то войско, по его соглашению, от шведа окружено было".

7899dc4d3e623e60eb672227ae3a99a2.jpg

Делом первой необходимости было обеспечить армию зимними квартирами, но Стародуба с налету шведы взять не могли и прошли мимо него с правой (западной) стороны. В город их не пустили, осаждать его у них не было времени, шла зима, а брать штурмом не было сил и не хватило решимости.
Но Шереметев подозревал тут военную хитрость, так как слишком уж шведам нужен этот город, откуда они могли угрожать движением и на восток, и на запад, и на юг, да и запасы там были немалые.
Поэтому фельдмаршал думал, что Карл хитрит и внезапно вернется и бросится на Стародуб: "Хотя неприятель. от Стародуба и уступает якобы к Черниговскому тракту и языки о сем подтверждают, однако ж я имею опасность такую, дабы он лукавого маршу не учинил и, сведши войско за Десну, не обратился назад".

1e6abe21af8cdd5337869f78a68f9268.jpg

При вступлении на Украину, как раз проходя по Стародубовщине, Карл приказал своему штабу выпустить воззвание к населению "сей малороссийской земли".
Написано оно на таком истинно тарабарском наречии, что, ясно, перевод с шведского сделан либо шведом, либо немцем: все обороты и построение фразы это доказывают. Поляки или мазепинские писцы переводили гораздо понятнее.
В воззвании (полторы больших страницы) сначала говорится о "несправедливости" со стороны Петра: "начал тую неправедную войну напрасно без всякой ему данной винности и в его королевскую землю насильем вступил".
А затем указывается, что жители этих краев "не своей вольностью, но неволей принуждены до сей войны при нем быти", и поэтому населению объявляется, что шведский король принимает всех в свою милость и охранение, только бы они жили в своих домах покойно с женами и детьми и "со всеми их пожитки, без побежки и безо всякого страху", отправляя "всякие торговые и звычайные промыслы".
Жителям рекомендуется "сколько можно на продажу припроводить запасу до войска его королевского величества". Но если кто будет причинять какой-либо вред ("якую бы шкоду") шведским войскам или будет "себе в лесах своими пожитками ховать", то король будет с виновными строжайше ("наикрепейше") обходиться.
Вообще же его королевское величество надеется, что "каждый верный житель будет думать на свои старые вольности и благополучие" и о том, что царь московский их неволит и что "их старые вольности утрачены", и что царь "домы их и животы попалил и до конца разорил".

tumblr_msyz25Pjz11s7ezswo1_1280.jpg

25 сентября шведская армия пришла в Костеничи (неправильно называемое Гилленкроком "Коссиница"). Карл, уже десять дней не получавший никаких известий из авангарда от Лагеркроны, сначала тешил себя иллюзией, что Лагеркрона уже вошел в Стародуб и занял его, а потом не переставал на него гневаться и называть его "дураком" и "сумасшедшим", когда постепенно стало ясно, что Лагеркрона заблудился и прошел сильно вправо от Стародуба. И тотчас же после этого русский генерал Инфлант занял прочно Стародуб.
Но дело обстояло еще гораздо хуже, чем думал Карл, и вовсе не в том была главная беда, что Лагеркрону украинские крестьяне сбили с толку и направили по неверному пути.
Когда король продолжал браниться и заявлял, что Лагеркрона, очевидно, просто "сошел с ума", пройдя мимо Стародуба и не взяв его, то ему, наконец, всеподданнейше объяснили: Стародуба Лагеркрона взять бы и не мог, казаки не пустили бы.
А почему не было вовремя никаких сведений о Стародубе и обо всем этом округе? Ответ Гилленкрока гласил: "Потому что все жители (города и окрестностей) разбежались".

Karl_XII_dod_detalj.jpg

Эти неутешительные ответы не оставляли ничего желать в смысле полной своей определенности. От Стародуба Карл повернул на юго-запад. В первый раз с полной очевидностью выяснилось, до какой степени недостаточны силы агрессора для начатого им грандиозного предприятия.
Послушаем человека, с которым Карл иногда делился своими мыслями и планами так откровенно, как ни с кем. Вот что говорит Нордберг по поводу отступления от Стародуба:
"Намерение короля воспрепятствовать московитам проникнуть в Украину провалилось таким образом потому, что Стародуб был главным городом этой провинции и единственным местом, откуда русские могли (в Украину) проникнуть. Кроме того, мы лишались превосходных зимних квартир, где армия могла бы в изобилии найти средства существования: все деревни были полны фуража, а города были снабжены всем, что только можно было себе пожелать".
Мы видим, что Карл, с полной ясностью понимания и ни в малейшей степени не преуменьшая прискорбного значения своей неудачи, уходил, не решаясь принять бой с Шереметевым, потому что быстрое занятие Стародуба русскими было в сущности прямым вызовом.

dc754721e8796f4800c2d3e6bb00ce7a.jpg

Шведский историк даже не замечает, что он не дает объяснения тех фактов, которые излагает. Почему Карл должен был отказаться от похода на Смоленск?
Потому что уже в Белоруссии его встретило сопротивление населения, убегавшего в леса, не дававшего ни хлеба, ни сена, и дальше, от Старишей к Смоленску, это явно должно было стать еще хуже.
Почему не удалось "восстание Мазепы", но зато очень хорошо удалось восстание против Мазепы? Потому что народные массы желали гибели шведского агрессора и украинского изменника.
Почему король с армией в свирепую стужу должен был, бросив плохие зимние квартиры в Ромнах и еще худшие в Гадяче (а других не было, так как обещанный Мазепой Батурин был сожжен), толкаться от Веприка к Опошне, от Опошни к Ахтырке, которую взять не было сил, от Ахтырки к Краснокутску, а оттуда к Коломаку и вернуться снова к Опошне, и все на походе, все без квартир?
Да потому, что, несмотря на самые неистовые зверства захватчиков именно в "Восточной", т. е. Слободской, Украине, население по-прежнему прятало припасы, сжигало дома и скрывалось в лесах.

980.jpg

Всего этого историки вроде Эрнеста Карлсона не желают замечать. Так и обрел ищущий Карл XII "хорошие квартиры" только в своих холодных шатрах и палатках и на голодной диете под валом города Полтавы, куда его не пустили, как не пустили его ни в Мглин, ни в Стародуб, ни в Новгород-Северский, ни в Ахтырку.
И не пустили его не только гарнизоны, но и активно помогавшее им население. Эти последние "квартиры" оказались 27 июня 1709 г. в русских руках, потому что в этот день русское войско пожало плоды не только своих предшествующих побед на поле брани, но и долгой, не прекращавшейся почти целый год, народной войны, так страшно истощившей "превосходные войска" агрессора.
И из Мглина, и из Почепа, и из Стародуба шли хорошие вести о том, как держит себя население в этот труднейший момент первой встречи северских украинцев с неприятельской армией.
"А черкасы сбираютца по городкам и в леса вывозят жены и дети и хлеб по ямом хоронят. А я им сказал, что идут наши полки и они тому зело рады и ожидают"

1716_4ore_AB.jpg

Как в начале вторжения шведов в Северскую Украину, в Мглине и в Стародубе, так и позже, в декабре, городское население, "мещане" и казаки мужественно давали отпор неприятелю.
Вот подходят шведы к Недрыгайлову с конницей в полторы тысячи человек: "...под городом спешились, и шли в строю к городу с ружьем, и прежде стрельбы говорили они шведы недрыгайловским жителям, когда они от них ушли в замок, чтобы их пустили в тот замок, а сами б вышли, и обещали им, что ничего им чинить не будут.
И они из города с ними говорили, что их в город не пустят, хотя смерть примут. И те слова они шведы выслушав, стали ворота рубить, потом по них в город залп дали, а по них шведов из города такожде стреляли и убили шведов 10 человек. И они шведы, подняв тела их, от замка отступили, и стали на подворках и церкви и дворы все сожгли".
Жители занимавшихся шведами городов и деревень, если им не удавалось вовремя бежать, считали себя пленниками и при первой же возможности бежали к русскому войску и спешили дать все сведения, какие только могли, о шведах.
Они часто приносили драгоценные известия. "Сего маменту два мужика русских у меня явились, которые объявили, что они были в полону и ушли из Ромна 17 дня, и ири них был в Ромне Мазепа и три регимента (полка) швецких, и все из Ромна вышли, якобы идут к Гадичю".
Это сведение было в тот момент так важно, что фельдмаршал Шереметев немедленно сообщил об этом экстренным письмом Петру в Оружевку 19 ноября, а Петр тотчас же переслал это сообщение Меншикову.

2241877_fullsize.jpg

У интервентов, застрявших в чужой земле, за тысячу верст от родины, остался только один способ добывать себе средства к существованию: грабеж местного населения. Надо заметить, что шведская армия бесчинствовала во всех странах, по которым она прошлась, - в Польше, Прибалтике и т.д. (в книге приводятся сообщения очевидцев).
Карл XII придерживался той точки зрения, что война должна сама себя кормить, и он безоговорочно одобрял "экспроприации" с применением самых изуверских мер устрашения к тем, кто не желал расставаться со свои добром и пытался оказывать сопротивление.

ac95bcca258ed987dfabc16b0319ddc3.jpg

Но именно в Украине зверства шведов достигли невиданных масштабов. Е. Тарле приводит множество примеров. Вот, хотя бы, один из них - цитата из книги шведского историка Адлерфельда:
"10 декабря полковник Функ с 500 кавалеристами был командирован, чтобы наказать и образумить крестьян, которые соединялись в отряды в различных местах.
Функ перебил больше тысячи людей в маленьком городке Терее (Терейской слободе) и сжег этот городок, сжег также Дрыгалов (Недрыгайлово).
Он испепелил также несколько враждебных казачьих деревень и велел перебить всех, кто повстречался, чтобы внушить ужас другим". Подчеркнем: это пишет шведский историк, причем он полностью одобряет действия своих войск.
Практиковали шведы и такое: они якобы покупали зерно за деньги, а затем, уходя, силой забирали деньги обратно. Показания шведов - прежде всего их - не оставляют камня на камне на мифе об "освободительной миссии" шведской армии, а заодно, что крайне важно, дискредитируют Мазепу и мазепинцев, прислуживавших грабителям и насильникам украинского народа. Что же касается идеи поставить в Полтаве памятник Карлу XII, то ее иначе как кощунственной назвать нельзя.

c62dda3a62c1ba896b00ea338fd4469e.jpg

В ответ на грабежи и избиения на Украине, а также и в Белоруссии, развернулась народная, партизанская война. К сожалению, она, в отличие от партизанской войны 1812 года, мало известна, а жаль.
Вооруженное движение против шведов, возникавшее как стихийно, так и организованное русским командованием, носило подлинно всенародный, массовый характер. Дошло до того, что против иноземных захватчиков поднялись даже скрывавшиеся от преследования царского правительства в Стародубских лесах староверы!
Крестьяне защищали свои села и истребляли небольшие отряды врага, рыскавшие в поисках продовольствия. Казаки же - профессиональные воины - совершали дальние рейды по тылам противника, перерезая его коммуникации.
Депеши о боевых действиях в тылу неприятеля приходили к Петру, и он уже очень скоро понял: Украина не пошла за шведами, а, напротив, развернула против оккупантов истребительную войну; за Украину можно быть спокойным.
Поняли это и многие из тех, кто поначалу пошел за Мазепой, - дезертирство из подчиненных ему казацких отрядов приняло значительные масштабы. Силы врага, под которым, без преувеличения, горела земля, неумолимо таяли.

krig03.jpg

Отдельно нужно вспомнить героическую народную оборону Полтавы. Небольшой гарнизон и население этого плохо укрепленного города под командованием полковника Келина в течение трех месяцев обороняли его, приковав к себе крупные силы шведов, нанеся им значительные потери и измотав их. Город так и не достался врагу.
Другим героическим эпизодом стала оборона маленького городка Веприка (так называемая Веприкская оборона 1708-1709 годов), взять и разрушить который превосходящим силам шведов удалось лишь ценой больших потерь (шведы потеряли при его взятии 1200 человек убитыми). Вообще же, практически ни один мало-мальски значительный населенный пункт на Украине не сдался врагу без боя."

Останки Карла 12-го. 1916 г.

karl_XII_kranium.jpg
k51-12.jpg

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники