Как ЦРУ и Говард Хьюз пытались украсть советскую подводную лодку

1

Благодаря недавно рассекреченным документам появились новые подробности о Проекте Азориан (AZORIAN) - смелой, оценивающейся в $ 800 млн. инициативе ЦРУ тайно поднять затонувшую советскую атомную подводную лодку на виду у всего мира.

Эта история началась в марте 1968 года, когда советская подводная лодка К-129 (или Golf II)- имеющая на борту баллистические ракеты с ядерной боеголовкой, общей мощностью в четыре мегатонны и семьдесят человек экипажа, вышла из строя из-за внутреннего взрыва во время обычной миссии и затонула в Тихом океане примерно в 1900 морских милях к северо-западу от Гавайских островов. Представители СССР организовали масштабную, двухмесячную поисковую операцию, но так и не нашли ее обломки. Тем не менее, необычайная активность со стороны советских ВМС побудила США начать свой собственный поиск затонувшего судна, которое было найдено ими в августе 1968 года.

Данная подводная лодка, если бы она была полностью восстановлена, могла бы стать настоящей сокровищницей для разведывательного сообщества. Американские чиновники смогли бы не только изучить конструкцию советских ядерных боеголовок, но и заполучить криптографическое оборудование, которое позволило бы им расшифровать советские военно-морские коды. Вот так и начался проект AZORIAN.

Разведывательное сообщество США обратилось к Говарду Хьюзу, чтобы тот построил массивный корабль (названный Хьюз Гломар Эксплорер или HGE), которые смог бы понять субмарину. Последовавшая за этим спасательная операция, которая началась в 1974 году, имела лишь частичный успех. США планировало совершить вторую попытку, но потом, в 1975 году, вся эта история просочилась в прессу и операция была отменена.

В следующие годы было крайне сложно получить хоть какую-либо информацию о Проекте Азориан за исключением тех деталей, которые публиковали в газетах. В ответ на запрос, основывающийся на Законе о свободе информации, ЦРУ отказалось обнародовать хоть какие-то документы об этом деле, заявив, что они «не подтвердят и не опровергнут» причастность к операции судна Гломар Эксплорер. (В результате, фраза «не подтвердить, не опровергнуть» стала известна в народе как «ответ Glomar» или «glomarization»).

Только в 2010 году ЦРУ разрешило публикацию сильно отредактированной статьи объемом в 50 страниц, описывающей проект AZORIAN. К тому же, на протяжении последних лет, бывшие участники той операции также решились рассказать свои истории.

Однако теперь, благодаря публикации последней части данных в периодическом издании «Международные отношения США» (FRUS), у нас появилась еще более подробная информация о тех событиях. Подготовленный историками министерства иностранных дел США, данный выпуск FRUS является бесценным источником информации, содержащим рассекреченные документы, которые включают в себя дипломатические телеграммы, открытые внутренние служебные записки и протоколы встреч между президентом и его ближайшими советниками. У того, кто способен прочитать весь выпуск, размеров в более чем 1000 страниц, есть уникальная возможность пережить всю историю так, как она произошла на самом деле.

В последнем выпуске FRUS напечатана глава под названием «Политика национальной безопасности: 1973-1976 года», где содержится около 200 страниц о Проекте Азориан. И она не разочаруют своего читателя.

А теперь немного подробностей, для тех кто не готов читать столь объемный текст.

Нам нужен корабль побольше

В 1969 году ЦРУ собрал небольшую оперативную рабочую группу инженеров и техников, чтобы вместе придумать способ извлечения подлодки из океана. Самыми сложными тут были технологические и организационные вопросы. Как вообще Америка должна была вытащить 2500-тонную подводную лодку, лежащую на дне океана на глубине 5000 метров? И, каким образом США должно было провести столь масштабную операцию так, чтобы не вызвать подозрения или не быть раскрытыми советской разведкой?

В конечном счете, инженеры выбрали план, который звучал так, как будто был взят из сюжета фильма о Джеймсе Бонде (на самом деле, он потом действительно стал сюжетом одного из фильмов про Агента 007). План включал в себя конструирование трех объектов.

Огромный поисково-спасательный корабль (1) с внутренней камерой и дополнительным нижним отсеком, который можно открыть и закрыть. На этом корабле использовалась особая стыковочная система, которая должна была, по сути, превратить его в стабилизированную платформу, использующую подъемную трубу, по которой можно было поднимать и опускать «захватное устройство»(2), оснащенное специальным захватным механизмом, которое было разработан для того, чтобы поднять корпус субмарины. «Захватное устройство» было тайно собрано на массивной барже с раздвижной крышей(3). Баржа была погружной, так что могла спуститься под воду, оказаться около поисково-спасательного корабля, открыть его и передать «захватное устройство» (и все это время оставаться скрытой от глаз любой разведки).

ЦРУ подписал контракт с Summa Corporation (дочерней компанией Hughes Tool Company, принадлежащей промышленнику-миллиардеру Говарду Хьюзу) о строительстве, 36000-тонногоспасательного судна, длиной в 190 метров, которое вскоре назвали Хьюз Гломар Эксплорер (HGE).

2

Вид медленно плывущего по Тихому океану «бегемота» обязательно должен был вызвать удивление. Поэтому для проекта Азориан было придумано прикрытие, история о том, что HGE якобы был предназначен для использования в рамках частного коммерческого предприятия Хьюза по добыче марганцевых конкреций, расположенных на дне океана. В докладной записке, написанной в мае 1974 года, адресованной госсекретарю Генри Киссинджеру объясняется:

«Согласно нашим расчетам добыча ископаемых из глубин океана будет чрезвычайно выгодной. Эта промышленность находится пока что в процессе формирования, но она потенциально может оказаться весьма прибыльным делом, явно не требующим разработки специального оборудования, что является тем самым мерилом, с помощью которого может быть измерена реальность ее развития... Г-н Говард Хьюз ... известен как новатор и предприниматель с широким спектром деловых интересов. У него есть необходимые финансовые ресурсы, он обычно работает в тайне, а его личные странности таковы, что репортажи СМИ и споры о его подлинной деятельности часто колеблются между истиной и абсолютными выдумками».

И они были правы. Большая часть СМИ неосознанно и с энтузиазмом популяризировали выдуманную историю. «Гонка за тем, чтобы понять, как использоваться минеральные богатства, которые лежат на глубине океана», - написал тогда журнал The Economist. А New Scientist сообщил о способности HGE «собирать» по 5000 тонн руды в день, цифру, как Вы понимаете, они взяли с потолка.

Но в ходе реализации Проекта AZORIAN правительственные чиновники начали сомневаться в том, был ли он по-прежнему столь важен, чтобы идти до конца. Ведь прошло несколько лет с тех пор, как затонула субмарина. Была ли она ценным разведсредством или успела превратиться в артефакт?

Специальный комитет еще раз посмотрел это дело и решил, проведя повторное оценивание, что от этой операции по-прежнему можно получить большую выгоду. Хотя ракеты малой дальности SS-N-5 (Р-21), установленные на подлодке уже не считались серьезной угрозой, их все еще можно было считать «потенциально важными технологиями», относящихся к недавно выпущенным советским ракетам дальнего радиуса действия SS-N-8. А шифровальная аппаратура все еще «будет иметь очень высокое значение в борьбе американской разведки против советских военно-морских сил».

Кроме того, в отдельном меморандуме, директор Центрального разведывательного управления выразил мнение, что единственная вещь, которую можно было назвать тревожной, так это возможность вызвать беспокойство у Советского Союза:

«Я думаю, что мы должны быть обеспокоены репутацией правительства. Для подрядчиков, решение прекращения операции на столь позднем этапе, я считаю, покажется каким-то своенравным решением с нашей стороны. Это серьезные вопросы в программах разведки, где обеспечение безопасности и прикрытия возможно лишь при условии более тесных отношений между правительством и его подрядчиками, чем это принято в других договорных ситуациях. Поэтому наша репутация стабильных отношений с подрядчиками внутри сообщества - это очень важный вопрос, и я беспокоюсь, что в результате такого резкого прекращения нашего с ними сотрудничества, впоследствии привела бы к более трудным поискам корпораций, желающих работать с нами на таких условиях».

Следует отметить, что, в дополнение к извлечению оборудования из подлодки, в памятках было указано, что «обращение и захоронение останков экипажа судна, в основном, должно проводиться в соответствии с Женевской конвенцией 1949 года. С ними должны обращаться с должным уважением и впоследствии вернуть на дно океана». Позже в докладных записках были найдены приказы собрать личные вещи умершего экипажа, чтобы затем вернуть их семьям (жест доброй воли, что должен был помочь снизить напряженность ситуации в том случае, если бы Советский Союз обнаружил истинные цели операции).

Наконец, 3 июня 1974 года, в докладной адресованной Киссинджеру от Совета национальной безопасности было заявлено:

«В итоге шести лет усилий Проект Азориан готов попытаться извлечь советскую ракетную подводную лодку с глубины Тихого океана.

Поисково-спасательный корабль отошел от западного побережья 15 июня и достигнет места аварийно-спасательных работ 29 июня. Спасательная операция займет от 21 до 42 дней (с 30 июня по 20 июля - 10 августа)».

Руководители проекта давали операции более чем 40% шансов на успех (это вполне приемлемая цифра, если учесть, что проект был чрезвычайно рискованный, а инновационные проекты редко имели шансы на успех более чем 50%).

Два дня спустя, операция была одобрена.

AZORIAN дает течь

Спасательная миссия, которая продолжалась с июня по август 1974 года, была лишь частично успешной. Хотя половина подводной лодки была извлечена из океанских глубин, оставшаяся часть судна выпала из «захватного устройства» в результате сбоя в работе захватного механизма.

Заместитель министра обороны проинформировал Киссинджера:

«Обширный анализ неудачной работы захватного механизма привел к выводу, что новые устройства захвата должны быть изготовлены из менее хрупкого материала и иметь более совершенную конструкцию. Все необходимые действия сейчас должны быть направлены на изменение конфигурации «захватного устройства» и ремонт поисково-спасательного корабля для их последующего использования вовремя второй миссии, что должна быть проведена в течение ближайшего периода благоприятных погодных условий (т.е. в июле и августе 1975 года)».

Но должны ли США начинать вторую миссию? С тех пор как Хьюз Гломар Эксплорер вышел в море многие вещи в Вашингтоне сильно изменились. 9 августа президент Ричард Никсон ушел в отставку и представители Белого дома резко занялись своими собственными делами, чтобы сохранить свою репутацию. Ввиду такой атмосферы в Вашингтоне, сомнения в способностях ЦРУ еще один год поддерживать операцию без утечки какой-либо информации в прессу все возрастали.

Однако единогласное согласование позволило продолжить кампанию. Тем не менее, даже Генри Киссинджер, который был одним их сильнейших сторонников проведения этой операции, начал выражать свои сомнения на счет ее целесообразности. После одной из встреч с представителями разведслужбы и Министерства обороны в январе 1975 года, Киссинджер провел откровенный разговор с президентом Джеральдом Фордом:

Киссинджер: «Есть очень много людей, которые узнали о тайной операций, это однозначно связано с утечкой информации. Среди нас нет никого, кто мог бы ее рассказать. Вчера все сделали соответствующие записи, чтобы защитить себя от Азориан. Это была обескураживающая встреча. Не могу понять, разве мы не должны были раскрыть ведущее положение дел и обсудить его. Может быть, стоило создать межведомственную комиссию».

Форд: «Я всегда выступал против этого, но, возможно, мы действительно должны так поступить. Это должна быть небольшая группа людей, собранная без широкой огласки».

Киссинджер: «Я действительно волновался, что мы сильно ослаблены».

Однако у Киссинджера была еще одна причина, заставляющая его волноваться. Так уже в январе 1974 года, журналист из The New York Times, Сеймур Херш, начал расследовать эту историю. Уильям Колби, директор Центрального разведывательного управления дважды встречался с Хершем (1 февраля 1974 года и 10 февраля 1975), призывая его задержать публикацию своей статьи. Но как долго такая история может быть сокрытой от СМИ?

Менее чем через неделю (как выяснилось, это был не Херш), кто-то обнародовал данные об операции. Проект AZORIAN стал достоянием общественности из-за кражи, произошедшей 5 июня 1974 года (по иронии судьбы, именно в этот день, операция была одобрена).

Штаб-квартира Summa Corporationв Лос-Анджелесе, принадлежавшая Говарду Хьюзу, была взломана. Грабители скрылись с наличными деньгами и четырьмя коробками документов. В список записей, которые пропали без вести после взлома, попала докладная записка, описывающая секретный проект ЦРУ. Была ли она украдена сейчас или пропала еще до взлома? Никто не знал наверняка.

Несколько месяцев спустя, полиция Лос-Анджелеса сообщила, что они вышли на посредника человека, который утверждал, что имеет украденные документы, хотя тот не вспоминал ни о каких памятках ЦРУ или о Проекте Азориан. Цена за возвращение бумаг составляла $500000.

То, что произошло дальше, проще всего описать как комедия, состоящая из сплошных ошибок. ЦРУ сообщил ФБР о докладе полиции Лос-Анджелеса, и о том, что бумаги, выставленные на продажу, могут включать в себя деликатные документы, связанные с Проектом Азориан. Затем ФБР рассказала о секретной бумаге полиции Лос-Анджелеса, а те, в свою очередь, рассказали об этом посреднику. Пытаясь определить, есть ли у вымогателей важный документ, ЦРУ самостоятельно инициировало утечку информации.

3

7 февраля 1975 года Los Angeles Times опубликовал небольшую статью под названием « США сообщает о судьбе затонувшей российской субмарины», где говорилось, что, в соответствии с «отчетами, циркулирующими среди сотрудников местных правоохранительных органов», Говард Хьюз заключил контракт с ЦРУ, чтобы «поднять затонувшую русскую атомную подводную лодку со дна Атлантического океана ... Эту операцию, как предположил один следователь, проводили (или, по крайней мере, пытались провести) с помощью экипажа морского горнодобывающего судна, принадлежащего Summa Corporation».

Эта статья была основана на неточных источниках и содержала ошибки, но история, так или иначе, оказалась напечатанной. 18 марта 1975 года Джек Андерсон упомянул Хьюз Гломар Эксплорер в своем национальном радио-шоу и заявил о своем намерении раскрыть более подробную информацию о проводимой им операции. В результате этого заявления журналисты, в том числе и Херш, больше не могли задерживать публикации по этому вопросу. На следующий день, несколько крупных газет (в том числе Los Angeles Times, The Washington Post и The New York Times) опубликовали на первой полосе сенсационные статьи о том, что Хьюз Гломар Эксплорер, участвовавший в операции под руководством ЦРУ в течение лета 1974 года и достал часть затонувшей советской подводной лодки.

Миссия невыполнима

К удивлению Белого дома, реакция СССР была довольно сдержанной. Они ожидали услышать возмущение подобное, тому, что выказало советское правительство после уничтожения U-2 под Свердловском в 1960-м году, когда американский самолет-разведчик был сбит в воздушном пространстве СССР.

Перевод:
Колби: Я вспоминаю об U-2. Полагаю, мы не должны ставить Советский союз в такие жесткие условия, чтобы увидеть его реакцию.
Президент: CBS сообщает, что Москва пока что не дала официальных комментариев, однако, она уже осведомлена о сложившейся ситуации.

В докладе, подготовленном ЦРУ в апреле 1975 года считали, что решение Советского Союза воздержаться от публичного ответа, было связано с несколькими факторами:

- оно предотвращало появление некого смущения у себя дома и за рубежом от того, что им пришлось бы признать свою первую потерю подводной лодки К-129 в 1968 году.
- оно позволяло избежать общественного признания советской неспособности найти потерянную подводную лодку и тем самым согласиться с явным превосходством технических возможностей США, которое смогло не только найти, но и достать их судно.
- оно скрыло огорчения по поводу того, что советские спецслужбы оказались не в состоянии раскрыть истинную цель проекта Говарда Хьюза, якобы занимающегося горнодобывающей промышленностью вовремя пятилетней разработки.

ЦРУ пришли к выводу, что Советский Союз был лично заинтересован в дельнейшем неразглашении проекта. Тем не менее, ЦРУ также не терял бдительности: «Кажется, вне всякого сомнения, СССР пойдет на многое, чтобы сорвать или нарушить вторую миссию».

Это заставляло их задуматься только над одним оставшимся вопросом - как отреагирует Советский Союз, если будет предпринята вторая спасательная миссия? Белый дом не признал подписания ни одного официального соглашения с Hughes Glomar Explorer. Смог бы Военно-Морской Флот СССР действительно открыть огонь по якобы гражданскому судну США?

Это оказалось спорным вопросом. Дополнительные исследования, проведенные ЦРУ, выявили несколько способов, которыми СССР могли тайно (и довольно легко) нарушить тщательно спланированную операцию. Им было достаточно привлечь к делу парочку дайверов, чтобы испортить оборудование.

16 июня 1975 года Киссинджер направил докладную записку президенту Форду:

«Теперь ясно, что Советы не собираются позволять нам без проблем провести вторую миссию. Советский морской буксир патрулирует местоположение объекта, начиная с 28 марта, и есть все признаки того, что Советы намерены вести там постоянное наблюдение. Наша система в данный момент является очень уязвимой к повреждениям и может потерять трудоспособность даже по причине наиболее невинных и часто возникающих на море событий (например, из-за того, что другой корабль пройдет слишком близко от нее или «нечаянно» наткнется на наше судно). Однако в данном случае, присутствует угроза более агрессивной и враждебной реакции, в том числе прямой конфронтации с советскими военными кораблями».

И с этими словами Проект AZORIAN было прекращен. Общая стоимость операции на то время составила $800 млн., что, в текущих ценах, составляет более чем $3 миллиарда. Корабль Хьюз Гломар Эксплорер в конечном итоге был переоборудован согласно придуманному для него прикрытию и начал использоваться для глубоководного бурения. В 2010 году он был продан частной компании за 15 миллионов долларов.

©

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники