Колония прокаженных в Непале

Хокана — небольшое село в Непале в 10 километрах к югу от столицы страны Катманду. Рядом с ним располагается колония прокаженных, основанная в начале XX века. Ее обитатели бросили привычную жизнь, предпочтя существование с товарищами по несчастью. Проказа, известная также как лепра — хроническое заболевание, передающееся воздушно-капельным путем, которое ведет к поражению нервной системы, деформациям тела, слепоте. Распространителей заболевания в Хокане нет: проказу сейчас лечат, но при слишком поздней диагностике она вызывает в организме необратимые изменения. Большинство из жителей Хоканы загнали за стены колонии невежество и суеверия их родных, близких и соседей. Фотограф Сергей Строителев побывал в колонии.
Шайла Таманг, 65 лет. Единственный житель колонии, которую навещает сын1

Когда Шайле было около 30 лет, у нее начали болеть руки и деформировались пальцы. Жители деревни решили, что женщину прокляли. После того, как врачи диагностировали проказу, ее соседи потребовали, чтобы Шайла покинула селение.

 

Фатик Прасад Рулал, 77 лет. Неофициальный лидер колонии2

Фатик — бывший учитель литературы. После обнаружения у него видимых симптомов проказы и увольнения из школы он запил. Родственники к нему не приезжают.

 

Тули Будатаки, 48 лет. Так и не успела выйти замуж3

Тули живет в колонии 5 лет. Из-за того, что она поздно обратилась к врачу, потеряла зрение и все пальцы на руках и ногах. Соседи, как могут, помогают ей в быту. Она так и не успела завести семью — мужчины в деревне считали ее проклятой.

 

Шивнараян Дас, 70 лет. Аскет, живущий на воле4

Шивнараян — садху, аскет, пытающийся достичь духовного освобождения через медитацию и приходящий в колонию только за лечением. Он считает, что проказа — наказание свыше.

 

Рам Мая Магар, 67 лет. Дочь прокаженной5

Когда Мае было всего 6 лет, она заразилась проказой от матери. Через год ее мать умерла от цирроза печени, развившегося из-за злоупотребления алкоголем. Девочку отправили в приют, а затем — в колонию.

 

Бакбахадур Сина Бакти, 58 лет. Отец выгнал его из дома6

Бакбахадур живет в колонии с 18 лет. Его отец выгнал больного сына из дома, когда тот потерял пальцы на руках. Бакбахадур не винит отца — ему нужен был помощник, а сын больше работать не мог.

 

Дамкумари Катри, 70 лет. Родила двоих, уже заболев проказой7

Дамкумари живет в колонии 40 лет. После обнаружения проказы пыталась покончить с собой. Родила двух девочек, но в итоге муж ее бросил. Дамкумари продала дом, просила милостыню на улицах. Потом, отчаявшись, отдала детей в приют и пришла жить в колонию для прокаженных.

 

Рам Бахадур, 60 лет. Ушел в колонию вместе с родителями8

В 15 лет Рам заразился проказой от родителей. Через четыре года вся семья поселилась в колонии, не выдержав нападок соседей в деревне. После смерти родителей Рам остался в Хокане — ему просто некуда было идти.

 

Кендра Кумари Параджули, 78 лет. Дети отказались от нее9

Кендра живет в колонии уже 42 года. До того она попрошайничала на улице. Дети отказались от женщины, когда у нее появились первые признаки проказы.

 

Ганга Синг Маат, 80 лет. Сын иногда приносит ему еду, которую оставляет на крыльце10

Ганга проживает в колонии 58 лет. У него есть сын, который время от времени приносит ему рис и овощи. Он всегда оставляет их на крыльце у входа, никогда не заходит внутрь и не встречается с отцом.

 

Анита Раймаги, 74 года. Муж, тоже прокаженный, умер от рака11

Анита прожила в колонии 37 лет. Недавно потеряла мужа, который также жил в Хокане и умер от рака. Их единственная дочь погибла в автомобильной аварии.

 

Соннилал Раджали, 84 года. За все время получил от сына единственный подарок — футболку12

Соннилал живет в колонии 45 лет. Недавно потерял жену, также прокаженную. Их сын работает таксистом в Катманду, несколько лет назад прислал отцу в подарок футболку, в которой Соннилал на фото.

 

Баати Шова, 70 лет. Ее прозвали «Мама»13

В колонии Баати живет три года. Муж поддерживал ее во всем. Он так и не заразился проказой, несмотря на долгие годы, проведенные рядом с больной женой. После его смерти Баати переехала в Хокану. Жители колонии прозвали ее «Мамой», так как она пытается заботиться о каждом.

 

Кумар Бахадур, 75 лет. Успел поставить на ноги восемь детей14

В колонии Кумар живет уже 3 года. Соседи отзываются о Кумаре как об очень порядочном человеке, скромном, вежливом, стеснительном и немногословном. У Кумара восемь детей, которых он успел вырастить и поставить на ноги. Его жена умерла 10 лет назад, детям Кумар запретил себя навещать.

 

Сану Шреста, 62 года. Мать большой семьи15

Сану живет в Хокане уже 38 лет. Она добровольно покинула деревню, не выдержав отношения односельчан. Многочисленные дети, оставшиеся на попечении у бабушки, не навещают родную мать, так как деревенский шаман предсказал им страшные мучения, если они увидят Сану.

 

Манбахадур Таманг, 92 года. Самый старый житель колонии16

Манбахадур — один из первых обитателей колонии. Он не разговаривает, не видит и не слышит.

 

Бишна Мая Таманг, 66 лет. Отсидела в тюрьме за перевозку наркотиков17

Бишна живет в колонии 42 года. До этого она провела четыре года в тюрьме за транспортировку наркотиков. Бишна считает, что заболела именно там — через несколько месяцев после освобождения у женщины начали неметь ладони и отказывать пальцы. Семьи у Бишны нет.

 

Дана Бахадур Чатри, 86 лет. Мечтает о том, чтобы к нему приехала дочь18

Дана живет в Хокане 57 лет. Его жена, также прокаженная, умерла в колонии два года назад во сне от инсульта. Дочь Даны навещала своих родителей около 30 лет назад, но увидеть ее мужчина не мог, так как к тому моменту ослеп. Дана христианин — он молится, чтобы дочь еще раз навестила его, пока он не умер.

 

Каймуна Карки, 58 лет. Счастлива, что живет в колонии19

Каймуна живет в колонии 23 года и, как утверждает, счастлива. Охотно помогает товарищам по несчастью.

 

Хари Данувар, 60 лет. Единственный житель Хоканы, рожденный в колонии20

Хари заразился от матери вскоре после рождения. Диагноз ему поставили только в четыре года, когда уже начался процесс физической деформации. Другой жизни Данувар не знает и не хочет покидать стены колонии.

 

Кришина Биджал, 38 лет. Одна из самых молодых обитательниц Хоканы21

Кришина проживает в колонии 13 лет. Она является одной из самых молодых обитательниц Хоканы. Муж выгнал ее из дома, узнав о ее болезни, и запретил детям общаться с матерью. На работу Кришине устроиться не удалось, она просила милостыню и в итоге очутилась в колонии.

 

Лалибахадур Магар, 80 лет. Пытался найти жену за деньги, но безуспешно22

Лалибахадур живет в колонии уже более полувека. Он одинок. После излечения пытался жениться, предлагая женщинам в деревне 100 долларов — огромные по местным меркам деньги, но никто так и не согласился.

 

Канчи Пуял, 63 года. Стала изгнанницей в собственной семье23

Канчи живет в колонии 32 года. Она была вакцинирована врачами и перестала быть распространителем заболевания, но жители родной деревни считали ее проклятой. Для нее прорубили отдельную дверь в доме, пищу ей приходилось принимать на полу. Через четыре года Канчи не выдержала и ушла в колонию.

 

Ягай Прасад Гурагай, 73 года. Ослеп из-за несвоевременной диагностики24

Ягай живет в Хокане 55 лет. Когда жители родной деревни увидели, что у Ягая появляются симптомы неизвестного заболевания, они потребовали, чтобы его семья избавилась от больного, а местный шаман заявил, что Ягай проклят. В колонии Гурагай провел 55 лет. Его так ни разу никто и не навестилисточник

lenta.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники