Последний бой дивизии «Таувахальна», цвета Республиканской Гвардии.

Множество мифов касающихся войны в Заливе существуют и поныне, годы спустя. Один из них заключается в том, что сухопутная война была кампанией высоких технологий, сделавших её относительно лёгкой, другой – что после авиационной кампании иракская армия была в основном уничтожена, третий, и самый главный – что она не была побеждена, а лишь отступила перед союзниками. Эта статья призвана показать, что иракская армия, а особенно Республиканская Гвардия, сражалась храбро, что, однако, перед лицом мощи лучше оснащённой и обученной американской армии, было бессмысленно.

Республиканская Гвардия во время войны в Заливе была главной ударной силой Саддама Хусейна и одной из опор его режима. Созданная в 70-х годах как небольшое формирование для защиты столицы и президента, изначально она комплектовалась лишь выходцами из родного города Хуссейна – Тикрита. Во время Ирано-Иракской войны режим открыл Гвардию для студентов со всего Ирака. Большинство из этих «рекрутов», по достоинству оценивших отрыв от университетской скамьи, никогда не принимало участия в изнурительных оборонительных боях на фронте. Их специфическая наступательная подготовка и высокий боевой дух были очевидно продемонстрированы в решительной победе на полуострове Фао.


(Эмблема Республиканской Гвардии)

Высшее иракское командование продолжало обучать, оснащать и расширять Республиканскую Гвардию так, что к 1990 году она насчитывала 3 бронетанковые (или механизированные) и 5 пехотных дивизий. Среди трёх первых были: дивизия «Таувахальна», которая должна была противостоять всему VII американскому корпусу; бронетанковая дивизия «Медина», сражавшаяся с 1-й бронетанковой дивизией США в полдень 27 февраля 1991 года к западу от нефтеносного района Аль-Рукты; бронетанковая дивизия «Хаммурапи», связавшая 24-ю механизированную дивизию армии США у Тавр-Аль-Хаммара 2 марта, после прекращения огня.

Преступная небрежность. 
Военно-воздушные силы союзников начали войну против Ирака 17 января 1991 года. Используя различные типы техники, от французского «Ягуара» до американского В-52, они уничтожали иракские цели в ходе одной из наиболее интенсивных воздушных операций со времени Второй Мировой войны. Несмотря на урон, нанесённый иракской армии воздушной мощью, Садам Хусейн не приказал покинуть Кувейт. Теперь воздушная кампания приняла новый характер. В дополнение к продолжающимся рейдам вглубь иракской территории, пилоты коалиции начали осуществлять непосредственную поддержку сухопутных сил. Штурмовики А-10 «Тандерболт», боевые вертолёты армии США и дальнобойная артиллерия нацелились на части иракской армии в прифронтовой полосе.


(Авиация сил коалиции.)

После шести недель бомбардировок с воздуха, боевые действия на земле начались 24 февраля 1991 года наступлением сил коалиции на 570 километровом фронте. Силы союзников были разделены на два армейских командования. На востоке, в секторе, начинающемся от западной границы Кувейта и доходившем до Кувейт-Сити находилось командование объединённых сил (Joint Forces Command, JFC), под командованием генерала и саудовского принца Халид-бин-Султана. Ему подчинялись три армейских корпуса, один из которых составляли в основном Морские пехотинцы США, а другие – солдаты из Египта, Сирии, Саудовской Аравии и других мусульманских стран. На востоке, III армия США генерал-лейтенанта Джона Yeosock состояла из двух армейских корпусов – XVIII и VII.
Последний, которым командовал генерал-лейтенант Фредерик Фрэнкс, включал в себя 1-ю бронетанковую дивизию Великобритании, 1-ю бронетанковую дивизию США, 3-ю бронетанковую, 1-ю пехотную дивизии и 2-й бронекавалерийский полк. Во время наступления, 1-я бронекавалерийская дивизия составляла оперативный резерв генерала Норманна Шварцкопфа, главнокомандующего войсками на театре.

До полудня 26 февраля силы коалиции успешно продвигались в южную часть Кувейта и были остановлены в пригородах столицы. Восточнее, в пустыне между Аль-Салманом и Аль-Нассирией, XVIII корпус армии США встречал на пути лишь минные поля и двигался к долине Евфрата. В центре фронта наступления, VII корпус Фрэнкса углублялся по расходящимся с севера на запад направлениям, встречая слабое сопротивление VII иракского корпуса и ожидая главного сражения с Республиканской Гвардией.


(Танки 1-й бронетанковой дивизии Великобритании)

Правофланговое соединение VII корпуса США – 1-я бронетанковая дивизия Великобритании продолжала громить VII иракский корпус. В центре, 2-й бронекавалерийский полк вёл 3-ю бронетанковую и 1-ю пехотную дивизии прямо на Республиканскую Гвардию. На левом фланге, 1-я бронетанковая дивизия США захватила обширные жилые кварталы Аль-Бусайи и продвигалась на запад, почти до соприкосновения с 3-й бронетанковой дивизией.

Механизированная дивизия «Таувахальна» Республиканской Гвардии располагалась примерно в 40 километрах восточнее кувейтской границы, находясь точно на острие удара VII американского корпуса. «Таувахальна», вероятно, была лучшей дивизией иракской армии. Она блестяще сражалась во время войны против Ирана и была одной из головных дивизий, входивших в Кувейт в августе 1990 года. Её две механизированные и одна бронетанковая бригады были оснащены лучшим из имеющегося у Ирака оружием и насчитывали в своём составе 220 танков Т-72 и 278 боевых машин пехоты. 25 февраля она выдвинулась для занятия оборонительной позиции к востоку от ирако-саудовского нефтепровода, в 130 километрах от Кувейт-Сити. Несмотря на воздушную кампанию, главные силы дивизии заняли позиции и были готовы к бою, когда 26 февраля 1991 года VII корпус армии США вошёл с в соприкосновение с ними.

Ни иракское, ни американское правительство не огласило публично имя командующего дивизией «Таувахальна». Вполне возможно он погиб во главе своих войск, в пустых усилиях преградить путь неотразимому союзническому наступлении. Американские боевые документы, доклады об обстановке и осмотр уничтоженной иракской техники позволяют увидеть разные фазы сражения, состоявшие из различных, но связанных между собой действий: атаки передовых позиций «Таувахальны», её главной оборонительной позиции, каждого из её флангов, а также тыла. Неожиданная мощнейшая атака с разных направлений не оставила дивизии «Таувахальна», другого выхода, кроме как отступить, или же сражаться и погибнуть. И дивизия выбрала последнее.

Бой за передовые позиции. 
Первый контакт между частями «Таувахальны» и силами коалиции имел место в районе передовых позиций, протянувшихся на 10 километров, на которых передовые подразделения должны были обнаруживать, дробить и замедлять передовые части противника. В этом секторе, ночью 24 февраля, командующий Корпусом Республиканской Гвардии пытался развернуть как минимум две бригады 12-й танковой дивизии иракской армии в качестве сил прикрытия. Но ни одна из бригад не смогла занять позиции, поскольку обе оказались связаны 2-м бронекавалерийским полком и 3-й бронетанковой дивизией США.


(Марш 1-й американской кавалерийской дивизии в Саудийской пустыне у границы с Кувейтом.Ноябрь 1990 года.)

Для выяснения обстановки, командир «Таувахальны» выдвинул свой разведывательный батальон навстречу врагу. Сведения, которые иракский командующий получил из различных источников, свидетельствовали, что приближающиеся силы относились к французской 6-й лёгкой танковой дивизии. На рассвете 26 февраля, однако, командир «Таувахальны» получил достаточное количество информации, чтобы понять, что противостоит не французам. Иракская разведка определила французскую дивизию восточнее направления наступления. До получения этих сведений, однако, она успела преодолеть ещё 75 километров на восток, обеспечивая левый фланг коалиционных сил.

В течение ночи, командир «Таувахальны» выдвинул усиленный батальон на передовые позиции. Организовав ротные и взводные опорные пункты, это подразделение должно было служить волнорезом для американской атаки, связать врага и информировать командование касательно приближения противника. Однако остановить его эти силы не могли. Весь день 3-я бронетанковая дивизия и 2-й бронекавалерийский полк уничтожали эти передовые силы. Со стороны американцев, 3-я бронетанковая имела в своём составе 316 танков «Абрамс», 285 БМП «Брэдли» и более 17 тысяч солдат, а бронекавалерийский полк располагал 39 бронемашинами и 10 танками. С иракской стороны силы равнялись остаткам танкового батальона 12-й танковой дивизии с приблизительно 20 танками и 2 тысячами человек.

За передовыми частями, командир «Таувахальны» расположил три свои бригады за линией нефтепровода IPSA, которая шла параллельно одной из важнейших линий снабжения на кувейтском театре. На левом фланге располагалась 18-я механизированная бригада, южнее неё, перед важным тыловым складом, находившимся сбоку от нефтепровода, 20 километрами севернее границы с Саудовской Аравией, находились части отступившей 37-й танковой бригады 12-й танковой дивизии. Центр диспозиции занимала 9-я танковая бригада, усиленная остатками 50-й танковой бригады, которая, как и 37-я, понесла потери в предыдущих боях. Правый фланг дивизии оборонялся 29-й механизированной бригадой, не имевшей ни одного свободного подразделения для защиты своих открытых флангов. Таким образом, американские войска были вольны атаковать, начиная с севера, без опасений встретить иракские части готовыми к серьёзной обороне.

Бой у точки 73 восточной долготы. 
Главное сражение началось на левом фланге «Таувахальны», где находилась 18-я механизированная бригада. 26 февраля 1991 года в 15.30 2-й эскадрон 2-го бронекавалерийского полка приблизился к главным позициям иракской дивизии и уничтожил 3 танка Т-72. Чуть позже он натолкнулся на батальонный опорный пункт 18-й бригады. Этот пункт состоял из окопанной техники и солдат на позициях, прикрытых колючей проволокой и минными полями, а также пристрелянных участков местности. В большинстве случаев, иракские части занимали хорошие позиции, но не подготовляли их настолько, насколько было нужно. Во время того, что позже назовут бой у точки 73 восточной долготы, 2-й эскадрон вёл наступление. Это был короткий и кровавый бой. Иракская техника уничтожалась попаданиями 120-мм снарядов, американская пехота следовала за танками М1, защищая их от пехоты иракской. Поскольку 2-й эскадрон вышел в тыл опорного пункта, иракцы предприняли смелую, но неэффективную контратаку. За 23 минуты рота 2-го эскадрона уничтожила половину иракского батальона.


(Колонна иракских танков Т-72 Республиканской Гвардии.)

3-й эскадрон полка продвигался южнее 2-го и атаковал южный сектор той же самой позиции немного позже 15.30. В 16.45 иракцы контратаковали 3-й эскадрон ротой танков Т-72. Они открыли огонь с 2500 метров по «Брэдли» кавалерии, сделав это слишком рано – их снаряды ударялись о землю не достигая целей. Иракцы не смогли сделать много выстрелов, поскольку М1, выйдя на встречу, уничтожили с дистанции 2100 метров большинство Т-72.

Американская атака стала сюрпризом для иракского батальона – экипажи находились вне своих танков и бронемашин из-за опасений воздушной атаки. В принципе, командир дивизии должен был тогда знать, что находится в точке, атакованной превосходящими силами, получая информацию от своих разведывательных подразделений и иракского верховного командования. Однако информация не была передана передовым подразделениям и непосредственно экипажам бронетехники – никто не дал батальону приказ готовиться к неизбежному бою. Скорость американского наступления опережала механизм принятия решений в дивизии «Таувахальна»; в общем, никто из иракского командования не подумал приказать частям готовиться к отражению наступления.

Соединения американской кавалерии атаковали настолько стремительно, что иракцы не имели времени вернуться в свою технику. К тому же, иракский батальон не полностью подготовил позиции: укрепления были явно не закончены, была установлена только часть мин. Основываясь на опыте войны с Ираном, иракские оборонительные позиции состояли из большого числа установленных мин, линий колючей проволоки и прочих препятствий, призванных остановить наступающих. Глубоко окапывалась техника – над землёй оставалась только башня, для обнаружения и уничтожения целей. К сожалению для неё, дивизия «Таувахальна» не имела возможности полностью оборудовать свои позиции, причинами чему были налёты союзнической авиации и нехватка материалов и времени.

Генерал-лейтенант Фрэнкс приказал командиру 2-го бронекавалерийского полка, полковнику Дону Холдеру, избегать решительных столкновений. Солдаты Холдера разгромили батальонный опорный пункт, но ещё не менее 6-7 батальонов ожидали полк, не имевший средств для прорыва такой обороны. Холдер приказал своим эскадронам занять достигнутые позиции и приготовиться пропустить двигавшуюся за полком 1-ю пехотную дивизию.

Но бой в этом районе ещё не был закончен. Около 18.00 26 февраля иракская пехота при поддержке Т-55, Т-72 и МТЛБ предприняла серию атак на позиции 2-го эскадрона, находившиеся вдоль восточной долготы у точки 73, места обозначенного так в соответствии с координатной решёткой на картах союзников. Думая что темнота и плохая видимость защитят их, иракские пехотинцы атаковали американцев, ведя огонь из своих АК и РПГ. Огневая мощь 2-го эскадрона остановила, однако, иракские атаки. Противотанковыми комплексами TOW было уничтожено большинство перевозившей пехоту техники. Танки М1 уничтожили Т-55 и Т-72 ещё до того, как те вышли на рубеж открытия огня. Миномёты клали залпы среди вражеской пехоты, заставляя её отступать или залегать. Через несколько часов боя, эскадрон уничтожил не менее двух рот иракских танков, до сотни пехотинцев и их легкобронированная техника остались лежать на поле боя.


(Подбитые иракские Т-72 на юге страны.)

Чуть раньше 22.30, на 30 километровом фронте 18-й и 37-й иракских бригад установилась тишина. 2-й бронекавалерийский полк прекратил огонь, в то время как 1-я пехотная дивизия начала проходить через его порядки. Зоны и маршруты прохода были отчётливо обозначены различными способами – пиротехническими средствами, белыми или отражающими полосами и просто полотнищами. В большинстве случаев, для минимизации неразберихи, входы и выходы с маршрутов обеспечивались солдатами обоих подразделений.

Поскольку наступление приостановилось, командир «Таувахальны» возможно решил, что успешно остановил продвижение врага на своём левом фланге, что было далеко от реальности. В то время как солдаты 2-го эскадрона отражали иракские контратаки, 1-я пехотная дивизия начала движение к точке 73 восточной долготы. Американские передовые подразделения на передовой использовали приборы ночного видения для точного определения точек прохода, а 1-я пехотная дивизия двигалась мимо усталых солдат 2-го эскадрона и корпусов горящих танков для того, чтобы предпринять новую атаку.

С этого момента, вместо трёх кавалерийских эскадронов, 18-й и 37-й иракским бригадам противостояли шесть батальонов с танками и БМП, поддерживаемых шестью артиллерийскими группами. Иракцы, однако, не побежали, а приготовили свою технику к бою. В секторе 1-й американской бригады все батальоны использовали одну и ту же зону прохода. Каждая часть имела собственное, чётко установленное, направление атаки, чтобы избежать путаницы с другими подразделениями и для уверенности в том, что каждое из них будет максимально чётко способствовать достижению поставленных командованием целей. Но соединения довольно часто выдвигались в соседние секторы, поскольку границами между ними были только воображаемые на пустынной земле линии.

Первый батальон (тактическая группа (task force) 1-34) направился по маршруту прохода на один из батальонов 18-й механизированной бригады. Иракские артиллеристы смогли заметить две единицы американской техники и уничтожить их, убив одного и ранив пятерых солдат. Американский командующий отозвал свою разведку и стал выдвигать танковые роты. Второй батальон (тактическая группа 2-34), проследовав мимо кавалерии, на некоторое время заблудился, а третий батальон ещё не прибыл в точку прохода.

Южнее, 3-я бригада 1-й пехотной дивизии следовала по трём различным проходам, и каждый из её батальонов сразу же вступал в контакт с обороняющимися иракцами. Главные силы здесь составляли два батальона 37-й танковой бригады, защищавших левый фланг дивизии «Таувахальна». Наступление 3-й бригады также застигло врасплох множество вражеских экипажей в их укрытиях, где они, вероятно, прятались от американской авиации и артиллерии. Поскольку моторы их техники не работали, а значит, не излучали тепла, то на американских тепловизорах техника видна не была. Во многих случаях американская техника просто проходила сквозь иракские позиции. В следующие часы иракские пехотинцы открыли огонь по американской технике из своего противотанкового оружия, уничтожив, среди прочего, американские головные танки.


(Подбитый M1A1 "Абрамс")/

Тогда как расчёты РПГ и иракские Т-55 маневрировали, чтобы ударить в тыл американцам, множество «Абрамсов» и «Брэдли» разворачивались для встречи неприятеля, дружно открыв огонь в ответ на вражеский. По окончании беспорядочного столкновения, солдаты 1-й пехотной дивизии обнаружили, что сами же уничтожили 5 «Абрамсов» и 4 «Брэдли». 6 солдат было убито и 30 ранено. Вместо продолжения атаки, как того требовал штаб Норманна Шварцкопфа, командир бригады, полковник Дэвид Вейсман решил отвести свои батальоны, укрепиться на позициях и подключить артиллерию для уничтожения иракской пехоты.

Иракцы остановили первый натиск 1-й пехотной дивизии, но ненадолго. В 00.30 27 февраля её две бригады первого эшелона находились на позициях у точки 75, вдоль восточной долготы, двумя километрами западнее исходных позиций. В последующие три часа они методично преодолевали 10 километров, отдаляющих их от намеченной цели наступления, получившей условное название «Норфолк». На местности находилось множество пересечений нефтепроводов с пустынными дорогами, а также крупный тыловой склад. Продвигаясь медленно, командиры «Абрамсов» могли ясно видеть на тепловизорах иракскую бронетехнику ещё до того, как она замечала их самих.

К рассвету, 1-я пехотная выполнила приказ, достигнув рубежа «Норфолк». В ходе успешной атаки трёх эскадронов 2-го бронекавалерийского полка и двух бригад 1-й пехотной дивизии, были разбиты 2 иракские бригады – 18-я механизированная и 37-я танковая, оборонявшиеся на левом фланге иракского построения. В это же время, южнее, центр иракской дивизии также подвергся атаке.

Бой в центре построения.
Чуть позже начала боя с 18-й иракской механизированной бригадой, американское наступление докатилось и до центра построения дивизии «Таувахальна». Здесь держали оборону три механизированных батальона 29-й механизированной бригады, а также три танковых и механизированных батальона 9-й танковой бригады. Кроме того, здесь находился как минимум один батальон 46-й механизированной бригады, принадлежащей к 12-й танковой дивизии. Имеются серьёзные основания полагать, что здесь, также, имелось не менее батальона танков Т-62, приданных «Таувахальне» из 10-й танковой дивизии. Итого, примерно девяти иракским батальонам, здесь противостояли десять батальонов 3-й бронетанковой дивизии армии США.


(Бойцы республиканской гвардии Ирака готовятся к обороне позиций.)

В секторе площадью 270 квадратных километров, обороняющиеся иракцы сконцентрировали более 160 танков, 117 БМП и множество другой техники. Тысячи пехотинцев подготовили ротные опорные пункты и позиции для расчётов РПГ и ПТРК «Малютка». Наконец, имелась, примерно дюжина артиллерийских батарей, расположенных в глубине позиций. Оборона была очень плотной. Командир 3-й бронетанковой дивизии, генерал-майор Пол Фанк, принял решение атаковать 2-й бригадой с севера, 1-й бригадой на очень ограниченном участке с юга, имея 3-ю бригаду во втором эшелоне.

В 17.02 26 февраля, 1-я бригада вошла в соприкосновение с иракской 9-й танковой бригадой. Головная американская рота, принадлежавшая тактической группе кавалерии 3-5, заняла огневые позиции, другие – выдвигались на одну линию с ней. Отказавшись от поспешного продвижения, американские части принялись методично уничтожать иракскую оборону с помощью огня танков, ракет TOW. Вёлся также артиллерийский огонь – использовались фугасные, кассетные и боеприпасы с лазерным наведением. Иракские солдаты продолжали сражаться и сумели задержать американский батальон на 12 часов.

В темноте, около 19.20, разведывательный взвод флангового батальона 1-й бригады (тактическая группа 4-32) обнаружил одиночный танк Т-72, движущийся с юго-востока и поддерживаемый пехотой. В короткой и беспорядочной стычке разведчики уничтожили танк и рассеяли пехоту. Чуть позже, в бой вступил взвод Т-72, также окружённый пехотой. К 21.00 тактическая группа 4-32 очистила эту местность. Батальон немного продвинулся, имея одну потерянную «Брэдли», двух убитых и двух раненых солдат. Но иракский рубеж продолжал держаться.

Кавалерийский эскадрон 4-7, новое подразделение, введённое в бой и подчинявшееся непосредственно командиру дивизии, прикрывало на юге правый фланг дивизии. Около 18.00 он натолкнулся на иракские танковые части. Как и большинство, они были поспешно окопаны и ожидали боя. «Брэдли» не имели средств к поражению танков и после часового стояния на месте начали отступать от иракских позиций.

В неразберихе отступления один американский танк выстрелил по «Брэдли», убив её стрелка. Южнее, ещё одна БМП была повреждена 2-м бронекавалерийским полком. В итоге, 9 из 13 «Брэдли» были повреждены и уничтожены иракцами, а 2 – собственным огнём, два солдата были убиты и 12 ранены. Когда имелась возможность, иракские силы наносили серьёзные потери американцам.

9-я иракская танковая бригада остановила наступление 1-й бригады 3-й бронетанковой дивизии США. За 12 часов, несмотря на большую огневую мощь, эта американская бригада продвинулась всего на 4 километра. Однако этот небольшой тактический успех иракских сил не играл большой роли в общем ходе сражения. К 21.00 генерал майор Фанк принял решение сосредоточить основные усилия в северном секторе своего фронта и подготовил методичное наступление на противостоящие 2-й бригаде вражеские части.


(Колонна 3-й бронетанковой дивизии США выдвигается к Кувейтско-Иракской границе)

3-я бригада находилась менее чем в 10 километрах за 2-й бригадой, а её 4 батальона рвались в бой и ждали первого удобного случая. К 17.20 2-я бригада, построенная клином (тактические группы: кавалерии 4-8 в центре, 4-18 пехоты слева и 3-8 кавалерии справа) медленно продвинулась через передовые позиции 29-й механизированной бригады, уничтожая отдельные единицы техники. Как и другие иракские подразделения, 29-я бригада подготовила позиции по науке: блиндажи, окопы, зарытая техника.

Фанк также приказал дивизионной артиллерии обрушить на вражеские позиции всю свою мощь. Почти 5 артиллерийских групп вели огонь по видимым и невидимым целям в прямоугольнике площадью 9 квадратных километров. Затем американский генерал бросил в бой батальон боевых вертолётов 2-27 для поражения целей в глубине иракской обороны. В 22.00 три батальона 2-й бригады, поддерживаемые артиллерией, предприняли атаку с использованием всех огневых средств; в последующие 4 часа они продвигались внутрь построения вражеской обороны.

Американские танковые роты без проблем уничтожили иракскую технику, используя приборы ночного видения и большую прицельную дальность стрельбы своих орудий. Ответный огонь Республиканской Гвардии не имел сколько-нибудь заметного эффекта. Боевые вертолёты и РСЗО поражали иракскую артиллерию ещё до открытия ею огня. Когда бригада достигла линии обороны, иракские пехотинцы вышли из своих укрытий и принялись атаковать американскую бронетехнику с близкого расстояния. Но у них было мало шансов на успех – следующие за танками БМП уничтожили и рассеяли их огнём пулемётов.

Командир 29-й иракской бригады продолжал борьбу. Он приказал предпринять множество контратак с применением бронетехники. Большинство потенциально эффективно нацелились на левый фланг 2-й бригады, но сосредоточенный огонь «Абрамсов», «Брэдли» и артиллерии остановил эти акции, не дав помешать наступлению. Это было довольно беспорядочное столкновение – снаряды летели со всех сторон. В 2.00 27 февраля 2-я бригада прорвала первую линию обороны 29-й механизированной бригады. Ситуация позволяла генералу Фанку ввести в бой 3-ю бригаду. В течение утра, последняя проследовала через построения 2-й бригады и принялась захватывать тыл дивизии «Таувахальна».
Бой 3-й бронетанковой дивизии показал, что грамотное использование тактических приёмов так же важно, как и наличие высокотехнологичного вооружения. Если бы Фанк атаковал врага, не оценивая его расположения, не меняя направление главного удара, не концентрируя силы то на одном, то на другом направлении, результат боя мог быть иным. В то время как американские части крушили оборону центра и левого фланга «Таувахальны», другая бронетанковая дивизия обрушилась на её открытый правый фланг.

Бой на правом фланге. 
В то время как внимание командования дивизии «Таувахальна» было приковано к центру построения, её правый фланг был атакован четвёртым американским соединением – 1-й бронетанковой дивизией. Главной целью генерал-майора Рона Гриффина была дивизия «Медина», находившаяся приблизительно 30 километрами восточнее, но один из батальонов 29-й механизированной бригады находился прямо на острие атаки американской дивизии, а конкретно – на направлении наступления одной из её бригад, 3-й бригады полковника Дэна Занини.


(Во время боев, для большей защиты танка, американцы на них вешали мешки с песком.)

Последняя вступив в бой, очень согласованно использовала все свои системы вооружений, максимизируя тем самым свою огневую мощь. Артиллерия, вертолёты «Апач» и механизированная пехота подавляли обороняющихся иракцев, мешая им вести огонь по движущемуся на их позиции танковому батальону – тактической группе 1-37. 45 танков М1А1 батальона бок о бок двигались со скоростью менее 10 км/ч. Примерно в 1000 метрах за танками, таким образом, чтобы поражать любую угрозу им, двигалась пехотная рота батальона на своих «Брэдли». Как только танки приостанавливались, пехотная рота, а вернее её миномётный взвод, открывал огонь осветительными боеприпасами. Командир бригады доверил управление боем командиру батальона, подполковнику Эдду Дайеру.

Как и во всей дивизии «Таувахальна», иракские солдаты ожесточённо отбивались. Множество иракских танков, для того, чтобы не «светиться» на тепловизорах, оставили двигатели выключенными. Но эти машины также были выведены из строя, так как странные белые точки – головы командиров танков – казались висячими в воздухе. Неповреждённые же иракские танки имели возможность повернуть свои башни и атаковать «Абрамсы» сзади и сбоку. Пехота перемещалась 3-5 секундными перебежками, чтобы приблизиться к американским танкам. Горящая и взрывающаяся техника засвечивала экраны тепловизоров и мешала поражать иракскую бронетехнику. В этом столкновении 29-я бригада вывела из строя 4 «Абрамса», ранив при этом 6 солдат.

Однако иракская бригада не имела ни единого шанса, поскольку была атакована танковым батальоном с лучшей точностью стрельбы во всей американской армии. По завершении атаки тактической группы 1-37 от батальона 29-й бригады остались одни лохмотья. Благодаря случаю, а также хорошей подготовке и эффективности танков «Абрамс», ни один американский солдат не погиб. Там где двигалась другая бригада американской дивизии – 1-я, также происходили столкновения. Там, в свою очередь, 2 роты танков и рота мотопехоты – около 24 Т-72 и 14 БМП – были превращены в пылающие корпуса.


(Разбитая колонна иракской бронетехники.)

Удары по тылу. 
В то время как наземные силы американцев уничтожали укрепившиеся иракские войска по всей линии фронта, боевые вертолёты, самолёты и артиллерия атаковали дивизию «Таувахальна» по всему её тылу. Главными целями были артиллерийские батареи, командные пункты и склады.

Удары начались с того момента, как в 15.30 26 февраля 2-й бронекавалерийский полк вошёл в соприкосновение с дивизией «Таувахальна». Артиллерия полка и 210-я артиллерийская бригада уничтожали вторую линию иракских войск, мешали снабжению, нарушали командование и морально подавляли врага. Батальон боевых вертолётов 2-1, поддерживавший 2-й бронекавалерийский полк, поражал артиллерийские позиции, тыловые службы, уничтожив в итоге как минимум две артиллерийские батареи десятки единиц техники и укрепления вдоль нефтепровода.

Удары продолжались до того момента, как 1-я пехотная дивизия пересекла позиции кавалерии. Батальон ударных вертолётов 1-1 нацелился на второй эшелон 18-й и 9-й иракских бригад с 21.00 26 февраля. Эти атаки помешали иракской артиллерии воздействовать на передвигающиеся американские части. Между вступлением в бой 2-го бронекавалерийского полка и взятием 1-й пехотной дивизией рубежа «Норфолк», иракские солдаты не имели ни одной передышки между атаками наземных частей, авиации и артиллерийскими обстрелами.

Image Hosted by PiXS.ru
(Подбитый иракский танк Т-55 (тип 69))

Аналогичная ситуация была и в районе наступления 3-й бронетанковой дивизии. Её постоянное огневое воздействие на технику и укрепления врага сделало почти невозможным проведение контратак, а также снабжение, подход подкреплений и управление войсками. Когда в бой вступила 3-я бригада дивизии, у иракцев уже не было укреплённых пунктов, способных остановить атаки. Иракское командование не имело средств, с помощью которых можно было бы противостоять этим ударам по тылам. Выбор, стоявший перед войсками был простой – сражаться или сдаваться, и большинство солдат этой гордой дивизии выбрали бой и гибель.

Яростное сопротивление «Таувахальны» показало, ко всему прочему, что дивизия не рассыпалась и не побежала, а дралась до конца. Американские боевые донесения подтверждают храбрость оборонявшихся. «Таувахальна» имела хорошее оснащение, но не умела грамотно его использовать. Например, не было грамотной организации разведки, иракские солдаты в течение всего сражения регулярно демонстрировали неспособность попадать из орудий и управляемыми ракетами по целям, слабо использовалась артиллерия и зенитная артиллерия.

По большому счёту дивизия «Таувахальна» была повержена без проблем: массированные воздушные атаки, высокий уровень подготовки солдат и современная техника американцев были главными причинами поражения иракских сил. К утру 27 февраля механизированная дивизия «Таувахальна» перестала существовать. Теперь генерал-лейтенант Фрэнкс мог сконцентрировать всю мощь VII корпуса на других соединениях Республиканской Гвардии. Хотя дивизия «Медина» сражалась с 1-й бронетанковой дивизией США, иракское командование приказало дивизии «Хаммурапи» совершить движение на север и переправиться через Евфрат, выйдя тем самым из-под американского удара с запада. Сопротивление «Таувахальны» не было бессмысленным – оно дало остаткам иракской армии необходимое время для того, чтобы отвести к Басре большинство своих механизированных частей.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники