Противостояние СССР - США на море во время войны «Судного дня» 1973 г. (часть 2)

Часть ПЕРВАЯ

(Отряд морской пехоты 61-го отдельный Киркинесский Краснознаменный полк Морской Пехоты имел следующие задачи:
быть готовым к высадке на необорудованное и обороняемое побережье,охранять и при необходимости оборонять
советские корабли в местах стоянок, быть в готовности осуществлять ПДО портов Саид и Фуад)

19 октября командующий 6-м флотом адмирал Дэниел Мурфи направил запрос адмиралу Волобуеву заявив, что советские корабли нарушают соглашение о предотвращении инцидентов в открытом море от 1972 г., нацеливая свое оружие и ракеты в американские морские суда.

Штаб 5-й эскадры тоже заявлял - что американские реактивные самолеты и вертолеты выполняли аналогичные действия в нарушение соглашения. Но американцы подсуетились первыми и советское Министерство иностранных дел получило официальную жалобу от американского Государственного департамента по этому поводу, и на 5-ю эскадру было послано распоряжение от руководителя ГШ ВМФ, чтобы командиры выполняли условия соглашения. Но это продолжалось непродолжительное время, так как ситуация вновь обострилась.


(Командующий 6-м флотом США на мостике авианосца)

К этому времени, поражение арабов было неизбежно. 19 октября и снова на 21 октября Садат обратился к СССР, чтобы принять немедленные меры для установления перемирия. Совет Безопасности ООН разработал резолюцию № 388 предусматривающую конец всем военным действиям. 22 октября СБ ООН принял резолюцию № 338. С ней согласились Израиль и Египет. Казалось, что конфликт благополучно разрешен и можно переходить к переговорному процессу. Но находящийся на восточном берегу Суэцкого канала командующий 3-й египетской армией - полностью окруженной израильтянами – игнорируя распоряжения из Каира, сделал повторную попытку пробиться на свободу. Израиль немедленно воспользовался нарушением соглашения о прекращении огня и начал новое наступление.

В ночь с 24 на 25 октября Р. Никсону было направлено послание Л. И. Брежнева, в котором предлагалось, чтобы в Египет, для обеспечения выполнения резолюции СБ ООН о прекращении боевых действий, были направлены советские и американские воинские контингенты.

В своих мемуарах А. Ф. Добрынин привел текст этого послания: "Мы вносим конкретное предложение - давайте вместе, СССР и США срочно направим в Египет советские и американские воинские контингенты для обеспечения решений Совета Безопасности. Скажу прямо, если бы Вы не сочли возможным действовать с нами в этом вопросе, то мы были бы перед необходимостью срочно рассмотреть вопрос о принятии соответствующих шагов в одностороннем порядке. Допустить произвол со стороны Израиля мы не можем. У нас есть с Вами договоренность, которую мы высоко ценим, - действовать сообща. Давайте реализуем эту договоренность на конкретном примере в сложной ситуации. Это будет хороший пример наших согласованных действий в интересах мира".

В сообщение ясно давалось понять, что если Вашингтон отклонит предложение, Советский Союз оставляет за собой право одностороннего вмешательства. Сообщение особенно обеспокоило Вашингтон в свете увеличения советской деятельности в Средиземноморье. Количество советских судов там теперь было 88 (однако при этом надо учитывать, что 40% из них составляли вспомогательные суда и суда обеспечения, что обуславливалось отсутствием развитой инфраструктуры военно-морских баз, вследствие чего 5-я эскадра была вынуждена "все свое возить с собой"), 47 боевых надводных и более чем 20 ПЛ (4 или 5 из них вооружены крылатыми ракетами). В целом, эта сила была способна в первом залпе запустить, по крайней мере, 40 КР. В то время в состав 6-ого флота входило 48 боевых кораблей.

Для подкрепления слов делом, решено было провести в ЗакВО маневры с участием авиации, что не преминули отметить все зарубежные аналитики. Это действие рассматривалось ими исключительно как решимость СССР в отправке своих войск на Ближний Восток. Наряду с учениями были приведены в состояние повышенной боевой готовности некоторые советские части. Зарубежными исследователями они характеризуются как семь советских воздушно-десантных дивизий (около 50 тыс. человек). Однако по сведениям И. Глассмена, часть дивизий была приведена в состояние повышенной боеготовности еще 17 - 18 октября или же сразу с началом войны. Кроме того, отмечается тот факт, что советские самолеты, выполняющие рейсы по доставке военных грузов для Египта и Сирии, прекратили свои полеты и были возвращены на советские аэродромы. Из этого был сделан вывод, что, эти самолеты предполагалось использовать для переброски советских войск на Ближний Восток. Но не отрицалась возможность, что самолеты были возвращены в связи с запланированным окончанием "воздушного моста".

В Средиземном море, подкрепляя заявление Брежнева, советская надводная группа была послана к Порт-Саиду, она состояла из КР «Адмирал Ушаков», БПК «Отважный», ЭМ «Неуловимый» и «Сознательный», СКР «Ворон», танкера, БДК «Воронежский комсомолец», СДК «СДК-83» и «СДК-164», последние три возможно имели на борту десант из "добровольцев", сформированных по приказу Горшкова. Десант предполагалось выса­дить в Порт-Саиде, организовать оборону с суши и не допустить захвата города из­раильскими войсками. Предполагалось держать оборону Порт-Саида до прибы­тия воздушно-десантной дивизии из СССР. Командование силами высадки воз­ложили на командира 30-й дивизии, а ко­мандный пункт развернули на крейсере «Адмирал Ушаков». Приказ об отмене опе­рации поступил лишь при входе эскадры в Порт-Саид.

На тот момент в Египте уже год как не было советских военных советников, но в египетских частях находилось человек 10 военных специалистов во главе с генерал-лейтенантом П.Самоходовым. Кроме того уже в ходе войны по просьбе Египта в Каир была направлена группа летчиков во главе с полковником В.Уваровым они на «МиГ-25» вскрыли систему обороны израильтян в районе боевых действий, собрали сведения о тыловой инфраструктуре, аэродромах, портах Израиля.

Советское руководство в какой-то мере достигло поставленной цели. В американских средствах массовой информации появились сообщения о готовящемся советском вторжении на Ближний Восток. Даже Госсекретарь США Г. Киссинджер, как писал А. Ф. Добрынин: "нервозно воспринял это послание" (имеется в виду послание Л. И. Брежнева к Р. Никсону).

Никоим образом на улучшение обстановки не подействовало и появившаяся 22 октября информация о том, что на советских транспортах, следующих в Египет, было зафиксировано радиоактивное излучение. Из этого был сделан вывод, что Советский Союз, возможно, направил в Египет ядерное орудие, а именно ядерные боеголовки для ракет Р-17. Вероятность поставки ядерного оружия арабским странам была крайне мала. Советское руководство понимало, что подобный шаг, в случае его раскрытия, может серьезно осложнить взаимоотношения Советского Союза с другими странами. Кроме того, территория Израиля, по которой мог быть нанесен ядерный удар, невелика, и применение ядерных боеприпасов могло бы привести к заражению территорий соседних арабских государств. Соединенные Штаты также не обладали достоверной информацией. 21 ноября на пресс-конференции Г. Киссинджера ему был задан вопрос: "Было ли советское ядерное оружие в Египте?" Государственный секретарь ответил на это: "Мы точно не знаем. Советский Союз это отрицает. Но я повторяю, мы точно не знаем". В октябре 1973 года среди советских военных специалистов, работавших в Египте, ходили слухи, что в Египте привезены ядерные заряды из СССР. Подобные сообщения появлялись и в израильской печати. Однако ничего определенного по этому вопросу сказать нельзя. Советской стороной факт поставок ядерного оружия опровергался.

Тем не менее, известно, что с 6 по 9 октября сирийцы впервые выпустили по Израилю около 16 тактических ракет с обычными боеголовками, поставленных Советским Союзом и находившихся под советским контролем. И это могло быть намеком евреям воздержаться от применения ядерного оружия. (Freedman R.O. - Detente and U.S. - Soviet Relations in the Middle East During the Nixon Years (1969 - 1974). // Dimension of Detente. - N.Y., 1978.)

Предвидя, что 6-й Флот мог рассматривать противодействие высадки советского десанта как приоритетное действие, Волобуев усилил группы сопровождения американских соединений к югу от острова Крит кораблями с крылатыми ракетами. РКР «Грозный» сопровождаемый БПК «Проворный» и ЭМ «Пламенный» присоединился к отряду следящему за АУГ во главе с авианосцем «Индепенденс» и состоящий из ПБПЛ «Волга», КР «Мурманск» и ЭМ «Напористый». Этот ход был бы также направлен на защиту воздушных советских перевозок, поскольку «Индепенденс» находился на маршруте воздушных советских маршрутов в Египет.

Советские силы вокруг острова Крит теперь включила два КР «Мурманск» и «Адмирал Ушаков», БПК «Красный Кавказ», «Проворный», «Решительный», «Сметливый», «Образцовый», ЭМ «Сознательный» и «Пламенный». Десантные силы расположенные к северу от Порт-Саида состояли из 4 БДК «Воронежский комсомолец», «Крымский комсомолец», «Красная Пресня», «БДК-104» и 5 СДК с морской пехотой на борту, БПК «Отважный» и несколько эсминцев, включая «Напористый». Охрану отряда осуществляли СКР «Ворон», «Куница» и «СКР-77» в том же районе были и 2 тральщика. Кроме того, по меньшей мере, 5 подводных лодок заняли позиции у Крита, и некоторые несли крылатые ракеты.


(Танкер ВМФ «Дубна» обеспечивал Средиземноморскую эскадру топливом и другими запасами)

Еще ряд судов был в пути. Было заявлено о проходе через Дарданеллы с ЧФ в Средиземное море 7 судов, в том числе готовился крейсер ПЛО «Москва». Два дополнительных десантных судна, вместе способные к переброске 1000 морских пехотинцев как ожидалось, готовились к выходу из Черного моря, а пять ПЛ были в Атлантике, на пути к Средиземноморью с целью усиления 5-й эскадры. 28 октября туда направились силы поддержки в составе ракетного крейсера "Адмирал Головко", БПК "Красный Крым", эсминца "Находчивый" под командованием начальника штаба 11 бригады противолодочных кораблей капитана 1 ранга Н.Г.Легкого со штабом.

24 октября в 23 часа было собрано совещание ВГСД. На нем присутствовали: Государственный секретарь Г. Киссинджер, А. Хейг, Начальник Объединенного комитета начальников штабов, адмирал Т. Мурер, Министр обороны Дж. Шлезинегр, Б. Скоукрофт и Директор ЦРУ У. Колби. Было принято решение о приведении обычных американских и ядерных сил в состояние повышенной боевой готовности по всему миру. Интересно, что это решение принималось без участия президента США Р. Никсона.

Утром 25 октября, после ночной встречи кабинета, Р. Никсон сообщил, что предложение о посылке советских и американских воинских контингентов является неприемлемым в данных условиях. Для усиления своей позиции президент потребовал скорейшего перемещения АУГ во главе с авианосцем «Джон Ф. Кеннеди», все еще находящемуся к западу от Гибралтара, и АУГ с авианосцем «Франклин Д. Рузвельт», чтобы присоединиться авианосцу «Индепенденс» в восточном Средиземноморье. Распоряжения отдавались с целью усилить морскую поддержку и форсировать воздушные перевозки в Израиль.

Тем не менее Вашингтон надавил на Израиль и военные действия были остановлены. Планы советской десантной операции в районе Суэцкого канала были отозваны, как сообщают в последнюю минуту. В течение полдня 25 октября, СССР согласился на план перемирия, который должен был выполняться силами по поддержанию мира ООН, и который исключил обе сверхдержавы.

На следующий день Министр обороны Джеймс Шлесингер объявил, что США понизили боевую готовность до третьей степени, но Шестой Флот продолжал оставаться на самой высокой степени готовности. В тот день, 5-я эскадра начала проведение учений против АУГ и десантных соединений в восточном Средиземноморье, используя фактические американские суда как цели моделируемых нападений.

Группа сопровождала «Индепенденс», в то время как еще два судна присоединились к упражнениям сопровождая вертолетоносец «Roosevelt».
Группа слежения КУГ-1 вело слежение за АУГ ВМС США во главе с ударным авианосцем CVA 62 «Индепенденс» состояла из РКР «Грозный», БПК «Проворный» и ЭМ «Пламенный» под командованием капитана 1 ранга Н.И.Рябинского. КУГ-2 в составе: КР «Мурманск» и БПК «Сметливый» вело слежение за АУГ ВМС США во главе с ударным авианосцем CVA 42 «Франклин Д. Рузвельт». КУГ-3 в составе: КР «Адмирал Ушаков», БПК «Решительный» и «Неуловимый» вело слежение за амфибийным оперативным соединением ВМС США с десантным вертолетоносцем LPH 7 «Гуадалканал».

Американские корабли действовали аналогичным образом, в частности атомные подводные лодки находились в готовности нанести удар по советским кораблям, но эти операции носили скрытый характер. ПЛА ВМС США SSN 661 «Лэпон» ( LAPON) в период своего нахождения в Средиземном море в период с 21 июня по 1 декабря 1973 провел несколько важных и трудных специальных подводных операций большой важности для Соединенных Штатов и Флота Соединенных Штатов. Выдающиеся результаты этих действий засвидетельствовали профессиональный исключительный навык, изобретательность ее членов экипажа и обеспечили огромный вклад в дело ШЕСТОГО Флота поддерживать национальную политику в течение периода международной напряженности.


(Крейсер «Спрингфилд» проходит по правому борту ПКР «Ленинград»)

Одно существенное пополнение надводных сил было прибывший через Гибралтар БПК «Адмирал Макаров» (пр.1134A); однако, это судно осталось в западном Средиземноморье до его возвращения обратно в ноябре. Другая группа КУГ-4 под командованием капитана 1 ранга Н.Г.Легкого в составе: РКР «Адмирал Головко», БПК «Красный Крым» и ЭМ «Находчивый» вошло в Средиземноморье 29 октября и начал преследовать АУГ ВМС США во главе с ударным авианосцем CVA 67 «Джон Ф. Кеннеди», пятая группа КУГ-5 под командованием капитана 1 ранга Н.Я.Ясакова в составе: ЭМ «Сознательный», БПК «Красный Кавказ» и «Отважный» начала преследовать амфибийное оперативное соединение ВМС США с десантным вертолетоносцем LPH 2 «Иво Джима» около острова Крит.

Силы 5-й эскадры достигли максимума 31 октября составив 96 единиц, включая 23 ПЛ (по крайней мере - семь с КР), они могли в первом залпе запустить 88 КР. 60 американских судов тогда включали 3 авианосца, 2 вертолетоносца и 9 субмарин нападения, они оказались во все более и более неудобной позиции, в которой возможный удар казался смертельным. Вокруг каждого авианосца было три советских судна - два вооруженных ракетами и одно разведывательное судно, способное навести ракеты с находящихся в отдалении судов и ПЛ. Если ситуация на берегу была разряжена, кризис в море не только сохранился, но и достиг его наиболее опасной стадии. Четыре американские ударные группы постоянно преследовались советскими кораблями. Три КУГ, следящие за американскими АУГ, могли запустить в первом ударе по крайней мере 13 ракет каждый по своей цели. Четыре советские ПЛАРК были на патрулировании поблизости. Американская десантная группа к югу от острова Крит, была аналогично зажата группой из пяти боевых советских кораблей, некоторые из которых тоже несли ракеты.

В этот момент, как только стало ясно, что конфликт не будет иметь никакого продолжения, Вашингтон уполномочил свои АУГ 6-го флота оставить их районы развертывания к югу от острова Крит и идти на запад. Но начало движения было отсрочено, до 16.00 30 октября в виду плохой погоды, но как только она началась, напряженность, быстро ослабла. Этим Белый Дом, бесспорно, посылал Кремлю сигнал, что его силы возвращаются в обычное состояние, силы 5-й эскадры начали рассеиваться 3 ноября.


(Повоевали, теперь можно и мурен половить! Фото с КРУ "Жданов")

Тем не менее, оба флота остались в высокой готовности, следующие две недели. 6 ноября Волобуев отменил посещение порта в Алжире, и вновь продолжили слежение за группами «Джон Ф. Кеннеди» и «Иво Джима» к западу от острова Крит. 9 ноября группа кораблей с крылатыми ракетами следящая за «Джон Ф. Кеннеди» была уменьшена и направлена для отдыха в Александрию (Египет). Еще две группы слежения были расформированы 10 ноября, осталось только три КУГ. РКР «Грозный» впоследствии ушел в Севастополь, КР «Мурманск» выполнил переход через пролив Гибралтар направляясь на Север. Несмотря на постоянные запросы, о возвращении изношенных судов в районы базирования, Горшков не разрешил более существенное сокращение сил, следящих за соединениями во главе с «Джон Ф. Кеннеди», «Индепенденс» и Roosevelt до 15 ноября.

21 декабря 1973 г. в Женеве начала работу мирная конференция по Ближнему Востоку.

На 31 декабря 1973 г. в Средиземном море из состава ЧФ находился усиленный отряд кораблей: крейсер «Адмирал Ушаков», БПК «Отважный», «Решительный», «Неуловимый», ЭМ «Сознательный» и «Оживленный», 3 СКР, 1 ТЩ, 2 СДК и плавучая база «Виктор Котельников». Помимо этого здесь были корабли Северного и Балтийского флота.

18 января 1974 г. было подписано египетско-израильское соглашение о разъединении войск сторон. В соответствии с ним израильские войска были выведены с западного берега Суэцкого канала и отведены в глубь Синайского полуострова на линию перевалов Гидди и Митла. 31 мая 1974 г. состоялось подписание аналогичного соглашения между Сирией и Израилем, израильтяне вывели свои войска с сирийской территории, захваченной в октябре 1973 г., а также из г. Эль-Кунейтра на Голанских высотах.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники