Психиатрическая оценка известных нацистов на Нюрнбергском процессе

Перед тем, как предстать перед судом в Нюрнберге, прокуроры должны были убедиться, что 22 высокопоставленных нациста были вменяемы и могли нести весь груз ответственности, за совершённые во время войны преступления. К оценке их психического состояния были привлечены психиатры, и главным среди них был д-р Дуглас Келли. Вместе со своими коллегами, Келли провёл массу тестов и обнаружил несколько довольно удивительных фактов, которые заставили его усомниться в том, что военные преступники юридически были в здравом уме, но что доказать он никак не мог. Он также пытался найти оправдания их зверствам в их нездоровой психике, потому что считал что человек на такое не способен, но он ошибался. Но благодаря его трудам нам теперь известно, про...

Мозговой яд Рудольфа Гесса1
Дуглас Келли пишет, что его очень удивил заместитель фюрера Рудольф Гессе. Как позже он писал: "Меня поразила его абсолютная наивность."

К тому моменту, когда психиатр осмотрел офицера, тот находился под стражей уже в течение примерно четырёх лет. Он, казалось, был искренне шокирован тем, что был взят под стражу и пытался доказать, что его медленно травили. Гесс начал собирать пищу, лекарства…, всё, что ему давали, упаковывал образцы в маленькие коричневые пакеты, герметизировал их воском и хранил для последующего анализа.

Попав в плен, он поначалу отказывался от пищи. Но проведя так целый день, он сдался и выпил молоко. Уже тогда подозрительный, он ел только с теми, кто охранял его, но когда позже у него случились обширные головные боли, он написал, что знает, что это было следствием того, что он был отравлен.

Гесс также писал, что его похитители были явно разочарованы, когда слышали в ответ, что он ничего не помнит. Он делал это так часто, что в конечном счете, по его словам, амнезия стала реальной, и, скорее всего, помогла ему наряду с тем, что он назвал «мозговым ядом».

Его уверенность, что он был отравлен, увеличилась, когда содержание под стражей затянулось. Гесс думал, что в его пище были кости и осколки, а в его белье – порошки, чтобы вызвать сыпь. Он утверждал, что его кожа на внутренней полости рта была стертой и что от боли в животе ему было настолько плохо, что пришлось соскрести и съесть известь со стен своей камеры для облегчения боли. Он продолжал верить, что мозговой яд разрушает его память всё больше и больше даже когда швейцарский посредник проверил его еду и сказал, что с ним не происходит ничего плохого и еда была абсолютно безопасной.

Что Вы видите...2
Часть программы по оценке психического состояния офицеров включала показ фотографий. Официально это называется Тематический Апперцепционный Тест, или ТАТ, но он также известен как метод интерпретации изображения. Испытуемому предлагается посмотреть на картинку и объяснить, что произошло, как он считает, как раз перед событиями, отображёнными на картинке, что происходит на картинке сейчас, мысли и чувства людей, и то, что произойдёт потом. Разработанная в 1930 году, эта идея заключается в том, чтобы через рассказ выявить основные психологические особенности личности.

Когда Герману Герингу показали картину, на которой было изображено поле, на котором работают мужчина и женщина, при этом другая женщина уходит, тот рассказал историю фермера, «глубоко преданного своему делу и при этом любителя природы», который попал в ловушку между двумя женщинами. Одна - жена, которая выглядела простой деревенской девушкой, в то время как другая женщина была моложе, умнее, и она была всем, что он хотел иметь, но никогда не мог. Она оставила его, направившись в город для того чтобы начать самостоятельную жизнь.

Другие нацисты также рассказывали довольно откровенные истории. Хотя Альфред Розенберг, чьи сочинения о философии и расизме были высокопарны и назидательны, удивил психологов отсутствием воображения. Получив картину с поднимающимся по веревке человеком, он сделал вывод, что это акробат и что он не смог выполнить сложный акробатический трюк, и поэтому просто спускается вниз.

В то же время Рудольф Гесс, просто отказался от прохождения теста.

Мозг Роберта Лея3
Роберт Лей был главой немецкого трудового фронта более чем десять лет. Он один отвечал за организацию и за все направления жизни рядовых граждан Третьего рейха, и в конечном итоге его мозг разделился на пласты и стал похожим на отдельные слайды.

Роберт Лей показался психологам, пожалуй, самым странным из всех. По результатам тестов доктор заподозрил, что тот страдал каким-то заболеванием передней лобной доли мозга, хотя имел справку об абсолютном здоровье. У Лея были регулярные вспышки гнева, он путал названия цветов, его речь была путаной, иррациональной, и часто просто не имела никакого смысла.

В то время как у других Келли подозревал психические расстройства, он был уверен, что у Лея болезнь была физической. Келли писал, что когда Лей в 1945 году покончил жизнь самоубийством в своей камере, один человек сделал ему одолжение и предоставил доступ к мозгу Лея. Келли сделал слайды, которые он затем контрабандой вывез из страны в США. Исследовав слайды, невропатолог из Института патологии армии США в Вашингтоне подтвердил, что в головном мозге Лея появились признаки дегенеративного заболевания.

Несколько лет спустя Келии попросил специалистов дать повторное заключение. На этот раз в полученном заключении говорилось, что мозг Лея был абсолютно нормальным. К этому времени, однако, Келли был уже далёк от всего этого, и слайды были похоронены среди прочей документации.

Паракодеиновая наркомания Геринга1389.8 Holocaust H
Когда Герман Геринг был арестован, лишь то, что он взял с собой, говорило о его мнении о собственной важности. Он взял 12 чемоданов различных украшений, на сумму, эквивалентную миллиону долларов (по тем деньгам), несколько гильотинок для сигар и кучу часов и портсигаров. Наряду с капсулами цианистого калия, вшитыми в его одежду и спрятанными в банке кофе, также был чемодан, наполненный паракодеином, которого было достаточно для небольшой страны.

Кейс содержал где-то около 20000 капсул, и казалось, что Геринг получил его прямо от немецких производителей. Это было не всё, он признался, что уничтожил большое количество таблеток до своего ареста, так как он думал, что было бы неприлично быть захваченным с таким количеством таблеток, какое было у него.

Первоначально, он утверждал, что они были частью лечебного курса, который он проходил из-за болезни сердца, настаивая, что ему требовалось 40 таблеток в день. Не удивительно, что ему не поверили и таблетки пришлось проверить. Среди гор таблеток было обнаружено болеутоляющее, содержащие морфин и опий, которое действовало по той же схеме, что и кодеин, но с более сильным седативным действием.

Врачи сразу начали понижать количество таблеток, сбросив ежедневную дозу первоначально до 38 таблеток, затем дойдя до 18. На тот момент медицинский персонал посоветовал больше дозу не снижать, так как врачи не были уверены, что станет с пациентом, который имел сильную зависимость от наркотиков. К моменту встречи с Келли, лечение Геринга от зависимости всё ещё продолжалось.

IQ нацистов5
Кроме психологических тестов, все нацисты проходили тесты на IQ. Тест на интеллект Векслера-Бельвю был адаптирован и переведён с английского на немецкий. В то время это был один из самых широко используемых и доступных тестов IQ. Менее 65 баллов по тесту говорило о больших проблемах с интеллектом, показатель между 80 и 119 считался нормальными, а 128 баллов и выше были показателями гениальности. Только около 2,2 процентов, согласно тесту, были гениями. Некоторые из вопросов были изменены, чтобы избавиться от любого вида культурной предвзятости.

Среднее число для 21 проверенного нациста равнялось 128. (Лей к этому времени был уже мёртв). Наивысшая оценка – 143 – была у Хельмара Шахта. Геринг, Артур Зейс-Инкварт, Карл Дёниц, Франц фон Папен, Эрих Редер, Ганс Франк, Ганс Фриче и Бальдр фон Ширах показали результат 130 или выше, а Иоахим фон Риббентроп, Вильгельм Кейтель, и Альберт Шпеер были на грани, но все же попали в категорию гениев.

Их реакция на IQ тест была ещё более удивительна, чем результаты. Многие с нетерпением ждали тестирования и были довольны результатами. Даже те, кого, как Франца фон Папена, изначально раздражала мысль, что им нужно подвергнуть себя испытанию, считая это унижением, признавались, что это был один из самых приятных моментов.

Возможно, самой странной на тестирование была реакция Вильгельма Кейтеля. Он был очень, очень впечатлен тестирование, и зашел так далеко, что сказал, что тест намного объективнее, чем «глупый вздор, к которому прибегают немецкие психологи». Позже в нацистских архивах Келли обнаружил, что Кейтель в своё время объявил вне закона любые тестирования интеллекта после того, как его сын завалил их во время поступления на курсы подготовки офицеров.

Тесты Роршаха6
В надежде выявить что-то, что прячется за личностями, психологи дали нацистам тесты Роршаха. Результаты тестов были отданы д-ру Густаву Гилберту, тюремному психологу Нюрнберга, который около трёх недель их оценивал.

Среди результатов наиболее примечательными, опять же, оказались тесты Германа Геринга. Даже сегодня эти тесты используют для выявления творческой жилки у субъекта.

Выводы оказались удивительными. Все нацисты не имели и намека на наличие творческого потенциала. Когда Келли и Гилберт объявили свои выводы, психолог по имени Молли Харроуер попыталась получить результаты тестов для рассмотрения группой независимых экспертов, но никто не захотел связываться с нацистами. Только 30 лет спустя она смогла провести повторное исследование. Ничего нового она не открыла и только подтвердила результаты первого исследования.

В 1989 году было проведено другое сравнение, где сравнили восемь военных преступников (тех, кто получил смертный приговор) со случайной группой из 600 других участников. Это сравнение дало немного другой результат, показывая вероятность шизофрении у Гессе и наличие того, что можно назвать "искажением реальности" у других.

Противостояние Говарда Триеста и Зла7
Келли и Гилберт снова и снова опрашивали нацистских преступников, глядя на их ответы через призму своих знаний в психологии. Но был ещё один человек, Говард Триест, которому было поручено чтение почты и цензура и, при необходимости, оказание помощи в опросах и переводе.

Его точка зрения в корне отличается от мнения вышеупомянутых специалистов. Немецкий еврей, Триест, когда он и его семья жили в Мюнхене, был известен как Ханс Хайнц Триест. Когда его практика не нашла поддержки у режима, он был отправлен в Америку. Остальным членам его семьи не так повезло: его сестра, Марго, нашла убежище в Обществе помощи детям, но его родители погибли в концлагерях.

Триест в конечном счете обустроился в Америке, где жил с дядей до возвращения в Германию, чтобы сражаться на стороне союзников. Принятый на работу в качестве переводчика, его уже собирались отправлять обратно в Штаты, когда он получил назначение в Нюрнберг. Там он столкнулся лицом к лицу с людьми, которые приказали убить его семью.

В частности, он вспомнил Стрейчера, который подружился с ним и впечатлился от якобы чётко арийских особенностей Триеста, в то время как Стрейчер всегда хвастался, что может почувствовать запах еврея за километр. Триест лицом к лицу встретился с комендантом Освенцима Рудольфом Гессем, который гордился тем, что убил три миллиона человек вместо требуемых двух миллионов.

История Триеста предлагает совершенно иной взгляд на психологию опрашиваемых в Нюрнберге нацистов – взгляд выжившего. Когда его спросили, как он не убил тех, кто убил его семью, когда у него был шанс, он ответил, что ему было достаточно стоять перед ними, зная, что они потеряли. Триест открыто говорил о коллективной амнезии, которая, казалось, прошла по всем гражданам страны, когда он встречался с бывшими знакомыми, с которыми он прожил бок о бок не один год.

Личность нациста8
Психологи очень хотели понять чем и почему верхушка нацистской Германии оправдывала себя за такую нечеловеческую жестокость. Хоть юридически все офицеры были признаны здоровыми и пригодными для судебного разбирательства, с мотивами было намного сложнее.

Келли считал, что появление подобных людей было результатом «социально-культурной болезни». Гилберт, с другой стороны, думал, что все они были так запрограммированы на подчинение приказам, что любой индивидуальный разум или личность переопределялись слепой преданностью.

Внешне ни один офицер не показывал признаков того, что он склонен к насилию, и многие, отдав приказы на убийство тысяч людей, вечером спокойно шли к своей семье и были очень хорошими отцами. Даже Рудольф Гесс, комендант Освенцима, выказывал нечеловеческое чрезмерное безразличие к содеянному, хоть и признавал все акты жестокости. Гесс утверждал, что он считал, что всё делал правильно и подчинялся приказам. Когда его спросили, не беспокоят ли его воспоминания о тех, кто умер по его приказу и нет ли у него кошмаров о камерами смерти с телами убитых, его единственный ответ был: «Нет, у меня нет никаких таких фантазий. Я очень хорошо сплю».

Удивительно, но перед казнью, все нацисты верили, что всё делали правильно. Ганс Франк попросил Бога, чтобы тот был милостив и был благодарен за хороший уход в тюрьме. Риббентроп просил о единстве и мире для Германии. Писатель и философ Альфред Розенберг просто отказался от возможности произнести последнее слово. Стрейчер кричал «Хайль Гитлер», а Кальтенбруннер поведал о любви к своей стране и сожалел, что Германией не управляли военные. Даже их казни ничего, по сути, не изменили.

Последствия9
Вывод, что личность нациста не существует и все эти люди были нормальными, стал одним из самых страшных выводов. Результаты тестов IQ, которые показали, что все офицеры имели интеллект выше среднего, были настолько, казалось бы, немыслимы, что поначалу американцы отказались предоставить эту информацию общественности. Позже Ханна Арендт придумала фразу «банальность зла», чтобы проиллюстрировать зло, которое родится не из вредоносного желания, восторга от убийства и смерти, или даже подавляющей ненависти, а рождается намного, намного скучнее - от бездумной нормальности делать то, что говорит хозяин.

Келли надеялся найти определенные маркеры, которые указывали бы на подобные проблемы в будущем, но ничего найти не смог. В конце концов, он ушёл из психологии и полностью сместил профессию.

Он писал: «Я уверен, что, даже в Америке, есть люди, которые спокойно перелезут через трупы половины американского общества, если бы они могли получить контроль над другой половиной».

Самоубийство Дугласа Келли10
Прежде, чем его казнили, Герман Геринг покончил жизнь самоубийством, приняв цианид. В его записке сказано, что он бы смирился, если бы их расстреляли, но он не мог принять виселицу.

Это было в 1946 году и странно, что последствия этого почувствовались в первый день Нового 1958 года на другом полушарии. Келли, которому было 45 лет, готовил ужин для своей жены, отца и троих детей. Келли обжёгся, и, по воспоминаниям его сына, стал плакать. Спустя несколько мгновений Келли был на лестнице, с пеной у рта, держа в руке флакон с остатками белого порошка.

До этого момента всё казалось нормальным. В канун Нового года они сходили на вечеринку, только что купили новый цветной телевизор, и Келли только что привёл отца, чтобы все они могли посмотреть матч. Позже сын Келли рассказал, что помнит человека, как скрытого алкоголика, который регулярно подумывал о самоубийстве и регулярно страдал от перепадов настроения.

Самоубийство главы, оставило шрам на всей семье. Сын Келли был женат четыре раза, десять лет бродил по всему миру и так не нашел призвания. Жена Келли просто не хочет говорить на эту тему и закрылась от всего мира. Совсем недавно содержимое коробки, которую Келли забрал домой из Нюрнберга и хранил все эти годы, отдали Джеку Эль-Хай для того, чтобы тот нашёл в нём хоть какую-то подсказку. Никто до сих пор не может ответить на вопрос: "Почему главный психолог Нюрнберга совершил самоубийство способом, очень похожим на способ, который избрал для себя Герман Геринг? И почему они были так близки во время процесса в Нюрнберге?" В своей книге Келли высоко оценивал самоубийство Геринга как поступок человека, который сам распоряжается своей судьбой.

Это - тревожный эпилог к одному из самых позорных, в истории человечества, испытаний, которое оставило больше вопросов, чем ответов.

©

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники