Реальные истории американцев живущих на пособие по безработице

64746

Каждый четвертый американец, многие из которых работают, получают какие-то пособия от государства по борьбе с бедностью. Мы расскажем Вам их истории. Ниже будут семь разных историй от людей, живущих в семи разных штатах.

Теннесси

Мне 40 лет, я - инвалид, мать-одиночка, которая получает пособие. Я живу в Теннесси. Я получаю $ 30.00 в месяц на продовольственные талоны и государственное жилье, но я плачу арендную плату в размере $ 242,00 в месяц. Моя дочь также получает медицинскую помощь по программе TennCare от штата. Это все, что я получаю, если кто-то вдруг считает, что инвалидность хорошо обеспечивается. Но я заработала все то, что я получаю, так как я начала работать в возрасте 14 лет до моей неудачной операции, когда мне было 32 года. К тому времени, когда произошло это неудачное хирургическое вмешательство, у меня было 2 детей, и моему сыну сейчас 20, а дочери 16 лет. Я получаю в общей сложности $ 1200 в месяц на пособие по инвалидности и детское пособие. Это едва покрывает мои счета. Мне надо делать выплаты по медицинской страховке, страхованию автомобиля, оплачивать электричество, воду, продукты питания и т.д. В Управлении социального обеспечения считают, что я хочу слишком многого, когда прошу больше продовольственных талонов, чтобы хватило на месяц.

Если бы я могла работать, я бы, конечно, работала, но если я буду работать, я понесу ответственность перед своей компанией и, возможно, умру от отрыва тромба. Я сделала гораздо больше, чем то, что я получаю сейчас, так что, конечно, если я бы могла работать, я бы обязательно это делала, но просто то, что люди перестали бы осуждать и глядеть на меня сверху вниз – слишком малая цена, чтобы мои дети остались без матери. Некоторые люди действительно нуждаются, но я знаю, что есть и такие, у кого нет такой нужды, и они просто ленятся. Я не думаю, что это справедливо, что пособие сокращено для людей, которые не в состоянии работать и должны сидеть с детьми дома. Я не должна выбирать между лекарствами и продуктами питания.

Северная Каролина

Мне – 24 года. Я живу в Северной Каролине. Я получаю 89 долларов США в месяц на талоны на питание, и на прошлой неделе, женщина в продуктовом магазине сказала мне, что мне "должно быть стыдно за [себя]" за то, что я плачу EBT (продовольственными талонами). Когда я закончила колледж в прошлом году, я провела четыре месяца у своих родителей, работая на нескольких рабочих местах с частичной занятостью, и, занимаясь поисками того места, где я смогу работать по своей специальности. Мне не удалось найти «настоящую работу», но я нашла место в компании AmeriCorps в городе, находящемся в четырех часа езды. Волонтеры AmeriCorps VISTA заключают договора с общественными организациями на один год службы, им выплачивается небольшая стипендия, и они имеют право на получение гранта в $ 5500 на оплату образования по завершении службы. Мне это казалось единственным способом получить реальный опыт работы, и, как я надеялась, погасить некоторые из моих студенческих кредитов, пока я там работаю. Там, где я работаю, моя стипендия на проживание составляла около $ 800 в месяц.

Добровольцам VISTA запрещено заниматься какой-либо другой оплачиваемой работой. Я живу на $ 800 в месяц, $ 89 на продовольственные талоны, и иногда я получаю помощь от своих родителей, если есть какие-то неожиданные расходы (например, недавно нужен был ремонт автомобиля). Я получаю ценный опыт работы, который я бы не смогла найти в другом месте, но я бы заработала больше денег, работая в Walmart. Я трачу около $ 650- $ 700 в месяц (в зависимости от сезона и того, сколько электричества я использую) на жилищно-коммунальные услуги (ничего удивительного - у меня нет кабельного телевидения, я живу практически в самой дешевой квартире, которую я смогла найти - не так много возможностей найти соседей здесь на подселение по различным демографическим причинам, и у меня нет смартфона) и $ 50 на бензин во время поездок по городу (будет больше, если мне понадобится покинуть город, и помните, что моя семья живет в около четырех часах езды, так что я действительно рада, что у меня есть возможность увидеть их), и в итоге у меня остается около $ 100 на все остальное - еду, другие предметы домашнего обихода (мыло, туалетную бумагу и т.д.). И да, иногда я хожу с друзьями выпить кружку пива или парочку, если я смогу найти время, и мы все в какой-то день собираемся и идем тогда, когда пиво стоит не дороже $ 2.

Я справляюсь, но это тяжело, и мне было бы намного тяжелее без этих $ 89 на еду, которых хватает надолго. Это, как правило, весь мой бюджет на еду в течение месяца. У меня есть очень небольшой сберегательный счет, но я не могла бы даже оплатить месячную сумму расходов с него. Когда я закончу свою службу в AmeriCorps, я вернусь в дом моих родителей, пока я буду искать реальную работу, надеюсь, с бОльшим успехом теперь, когда у меня есть за плечами такой опыт. Мне повезло, что я получаю такую помощь от родителей, так как без нее я не знаю, как бы я справилась после того, как я закончу здесь работать. И я сделала то, что я "должна" была делать - пошла в колледж, хорошо училась, искала работу, которую, как люди заверяли меня, я смогу найти после его окончания. И теперь, я очень рада, что служу обществу и все такое, но я бы не хотела больше оказаться в таком тяжелом финансовом положении.

Флорида

Мне 45 лет, и у меня двое детей-подростков. Мы живем во Флориде, и в то время ситуация на рынке труда теоретически улучшилась, большинство рабочих мест настолько низко оплачиваемы, что это просто смехотворно. Мой муж оставил семью и уехал из штата, так что я обратилась за помощью, потому что моих $ 13 в час надолго не хватало. Я получаю целые $ 214 в месяц на продуктовые талоны, а мои дети получают медицинскую страховку от штата. Недавно я попросила помощь в получении детского пособия, и хотя люди, с которыми я там общалась, были очень вежливы, вопросы, которые они задавали, были оскорбительны и навязчивы. (Вы знаете, кто отец / или отцы? Помните ли Вы, где Вы жили, когда Вы забеременели? Были ли Вы в браке или жили с отцом ребенка, и т.д.)

Когда я спросила, какое еще пособие для меня доступно, мне сказали, что у меня и так слишком много денег, и что мне нужно просто жить экономнее, что в моем случае означает пользоваться автобусом, так как я продала свою машину, чтобы сократить свои счета.

Пенсильвания

Я живу в Пенсильвании. В период экономического кризиса мне было 24 года, и я только что закончила колледж. Я получила работу сразу же, в рекламном агентстве - там не платят очень много, но этого было достаточно для меня, чтобы начать погашение своих студенческих кредитов и по-прежнему жить на деньги из моих накоплений. Кроме этого, спустя долгое время мой парень, наконец, предложил нам жить вместе. Это было прекрасное время.

Через год у меня с парнем начались постоянные проблемы и стычки. Последней каплей стало то, когда я вернулась с работы раньше, чем обычно, и обнаружила его с другой девушкой в нашей спальне. Незащищенный секс. Я была в шоке, и это стало концом этих отношений. Вскоре у меня началась постоянная усталость и непрекращающиеся проблемы со здоровьем / простуды / температура. Во время осмотра мой врач поставил мне диагноз «молочница». Затем было более обширное обследование – и мои худшие опасения подтвердились. У меня был ВИЧ +. Встречаясь со своим парнем чуть более трех лет, я предполагала, что мы оба были верны друг другу, и не использовала презервативы. Очевидно, я ошиблась.

Последующие посещения врача, пребывание в больнице и лечение заставили меня потерять свою работу. У меня было слишком много отгулов, и я не достаточно времени отрабатывала те часы в офисе. Та же старая история. Будучи уволенной и без страховки я совсем не знала, что делать и была в отчаянии.

Мой социальный работник в клинике, в которую я ходила, предложил мне подать заявление на несколько социальных пособий. Пособие по безработице, продовольственные талоны, и медицинское пособие. Я получила все три, к счастью. Мое пособие по безработице было оспорено компанией и сократилось примерно до $ 140 в неделю. Продовольственные талоны позволяли мне около $ 20 в неделю тратить на еду. К счастью, в Пенсильвании есть программа помощи лекарствами, которая охватывает подавляющее большинство рецептурных лекарств, которые мне в настоящее время необходимы. В общем, с пособием по безработице и продовольственными талонами, у меня выходило около $ 640 месяц - $ 80 из которых уходило на еду.

Эти дополнительные $ 80 месяц на еду спасли мне жизнь. Это помогло мне хорошо питаться, чтобы набраться и восстановить свои силы в очень трудное время. Я переехала из квартиры, которую я делила с бывшим, в квартиру одной из моих подруг. Я снимаю комнату у нее за что-то около 130 долларов, за жилье / коммунальные услуги. В итоге у меня оставалось примерно $ 430 в месяц, чтобы еще оплачивать минимальную сумму своих платежей по кредитам, платить за жетоны метро / транспорт, когда я еду в больницу и обратно, и делать ежемесячные выплаты по моему больничному кредиту.

Трудно привыкнуть к такому положению, после того, как когда-то у Вас были дополнительные наличные на расходы, а сейчас лишь остается радоваться тому, если у Вас есть лишние $ 10-20 в месяц, чтобы потратить их на новую книгу или фильм. Поиск другой работы был трудным. Я была без работы в течение двух лет, за которые нормальный уровень безработицы превратился в чрезвычайно высокий уровень безработицы. Спустя около двух с половиной лет после того, как я потеряла свою работу и теперь нахожусь в стабильном состоянии, я, в конце концов, нашла другую работу. Там не платят столько же, как на моей первой работе, но она предоставляет мне возможность поработать с другими людьми, которые инфицированы ВИЧ +. Я нахожусь в том положении, когда я могу помочь другим так же, как и мне помогали все эти годы.

Я с радостью отказалась от пособия по безработице и продовольственных талонов. Однако я очень благодарна за эту помощь. Если бы я не получила это пособие по безработице или талоны, я не знаю, как бы я выжила. И что еще важнее, медицинская программа льгот в Пенсильвании буквально спасла мне жизнь. Без нее я не смогла бы позволить себе тысячи долларов в месяц на антиретровирусную терапию.

Я не решаюсь рассказать свою историю многим людям не только из-за предрассудков, связанных с ВИЧ, но и потому, что большинство людей торопятся с выводами. Хотя судя по разговорам с людьми, с которыми я работаю, я не единственная, кто прошла через подобную ситуацию.

И это не просто дополнительные талоны на еду. Иногда такое пособие – практически единственный способ, который может помочь остаться в живых.

Нью-Йорк

Я живу в Нью-Йорке и за лето пользовался талонами на еду ровно один месяц.

Я вернулся в свое учебное заведение в конце 2004 года для того, чтобы сменить сферу деятельности и заработать больше денег, когда вдруг ударил кризис, и все вернулись в университет, и там больше не осталось рабочих мест, которые можно было бы занять. Я продолжал учиться, тратя свои сбережения и используя федеральные займы, чтобы держаться на плаву. Я был не в состоянии найти серьезную работу, пока учился. Я закончил учиться в июле этого года и уже не мог получать федеральные займы, но и не работал.

Я подал заявку на продовольственные талоны, когда мои сбережения закончились, и я не мог больше позволить себе оплачивать арендную плату и еду. Я получил выплату из фонда срочной помощи на один месяц и карту, и затем ждал, пока моя заявка будет рассмотрена. Моя заявка так и не была рассмотрена, и я не получил ничего кроме выплаты из фонда срочной помощи на один месяц. После бесчисленных поездок и проведенных часов в местном офисе соц. обеспечения, там решили, что я не имел право на пособие, потому что я учился полный рабочий день (хотя я закончил университет). Я предоставил копии своих документов, чтобы подтвердить свой адрес, как они просили. Они использовали мои копии, чтобы отказать мне в льготах.

Процесс того, чтобы получить льготы был долгим, раздражающим и полным препятствий и противоречий. Многие говорят о том, что все эти ленивые люди и нелегалы всегда получают пособия – и это полный абсурд, так как, конечно, все это далеко не так просто и легко.

Я смог найти временную работу, которая затем стала очень хорошо оплачиваемой работой на полный рабочий день, но было очевидно, что продовольственные талоны из выплаты фонда срочно помощи на месяц спасли меня. Без этого, я не был не смог бы покупать себе еду, так же как и оплачивать свою арендную плату.

Луизиана

Меня зовут - ... , мне 33 года. В настоящее время я получаю $ 220 на продовольственные талоны. Моя арендная плата составляет $ 1100,00. Мне нужно заработать $ 1800.00 в месяц, чтобы остаться на плаву.

Я переехала из Бруклина в Нью-Орлеан год назад, чтобы я смогла видеть своего ребенка время от времени. В Нью-Йорке я получила WIC (чеки или ваучеры на конкретное количество молока, яиц, сыра, хлеба, арахисового масла, круп, бобовых, фруктов и мясных продуктов), пока я была беременна, и работала неполный рабочий день в Uncommon Goods в качестве представителя отдела обслуживания клиентов. После того, как родилась моя дочь, я работала из дома в течение короткого периода, пока, в конечном счете, не потеряла эту работу. Мне дали пособие по нетрудоспособности на шесть недель, чтобы оправиться после рождения ребенка естественным путем (по сравнению с 8 неделями, если бы мне сделали кесарево сечение), и оно предоставило мне достаточно времени, чтобы взвесить все варианты: либо оплата детского дошкольного учреждения, что, по сути, сведет на нет $ 13,00 в час, которые я бы заработала, в то время как пропущу какие-то этапы жизни моего новорожденного ребенка, или же остаться дома (переехать к родителям).

Я бы была на мели в любом случае. Я не претендовала на продовольственные талоны, живя с родителями, потому что их доход превышал минимум.

Я фактически безработная, потому что я работаю сама на себя и зарабатываю почти что ничего. Моей последней работой была работа из дома в службе поддержки клиентов, что позволило мне сидеть дома с ребенком, и избежать расходов на детское дошкольное учреждение. Я справлялась довольно хорошо, пока я не потеряла эту работу (она была временной). Я получаю только продовольственные талоны в настоящее время, пока ищу другую работу.

Техас

Я единственный добытчик в семье из пяти человек. Мы живем в Хьюстоне, штат Техас. Когда мы впервые приехали в Хьюстон несколько лет назад, оказалось, что моя жена была беременна двойней. Я зарабатывал 38 тысяч в то время, только что закончив учебное заведение. Мы были миссионерами до этого, что приносило нам около 20 тысяч в год на двоих. Мы оба белые с высшим образованием.

Таким образом, проведя примерно один день на телефоне, мы подали заявку на программу бесплатной медицинской помощи малоимущим (Medicaid/CHIP). Там было полно постоянных административных проблем. Они отсылали нас кучу раз, с длительным временем ожидания, путая правила и планы. Я приходил домой с работы, много раз находя свою жену в слезах из-за опасений, что у нас ничего не получится. Мы постоянно думали, что если бы мы не были такими внимательными / скрупулезным / обязательными / отчаянным, то они бы просто сказали нам "идите нахрен" и нам бы просто пришлось платить из своего кармана. Если бы мы вообще смогли...

А теперь что касается нашей больницы. Отличное питание, но дерьмовое умение обращаться с пациентами. Мою жену заставляли согласиться на кесарево сечение с первого дня. Мы обычно ходили на прием по расписанию с другими пациентами, пользующимися программой Medicaid, в определенные дни. Зал ожидания был полон детей, громких разговоров по сотовым телефонам на многих языках, куча людей в татуировках, покрывающих все тело. Мы были единственной белой парой в битком забитом зале ожидания в первые три приема. А потом офис-менеджер отозвала нас в сторону после третьего раза. Она извинилась за ошибку и пообещала перенести наши приемы в правильные дни, когда у них «обычные» пациенты. Она подумала, что у нас была частная страховка, потому что мы были белыми?

Процесс родов близнецов был тяжелым. Тяжелая операция, долгое ожидание, очень много дней в отделении интенсивной терапии. Многие врачи отметили, что они никогда не видели такую страховку, которая покрывала бы столько, как наша, и спрашивали, откуда она? Когда мы отвечали им, они все выглядели удивленными.

Оплата продовольственными талонами в течение первых двух лет тоже стала тяжелым опытом. Три-четыре часа уходили на поиски продуктов. Мы жили рядом с моей работой (для удобства и чтобы иметь один автомобиль), так что на полках дорогих продуктовых магазинах было мало что из продуктов по этим талонам. Социальное обеспечение создало продуктовую пустыню в одном из самых благополучных районов четвертого по величине города страны ...

На посещениях доктора, операции, и пребывании в больнице мы, вероятно, сэкономили более $ 50 тысяч. На продуктах, мы, возможно, сэкономили 5-10. Это приблизительные оценки.

Три года спустя я зарабатывал 53 тысячи, все еще живя в Хьюстоне. Мы обратились в Medicaid / CHIP снова, несмотря на мою более высокую зарплату. Моя жена плакала, когда узнала, что нам снова придется это делать. После успешных родов третьего ребенка, я узнал, что мы больше не можем претендовать на ту помощь.

©

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники