Россия - родина СЛОНов

1Прекрасно помню уличные компании середины 70-х с доминирующим духом блатной романтики - щемящие песни под гитару о несчастной любви арестанта, наколки на пальцах старших ребят...
С Л О Н - Смерть Легавым От Ножа

И только повзрослев, все мы узнали об истинном значении этой аббревиатуры. О зловещем значении...

Как же причудливо сплелась в клубок и затянулась в узел российская история в этом месте! Купола древних церквей за колючей проволокой.
И каким холодком тянет от этой милой книжецы ...2

С момента образования и до последнего дня деятельности СЛОН отличался особенно жестоким режимом. Истязания заключенных были обыденным делом.

В лагере существовала практика наказания тяжким и бессмысленным трудом. За мелкие провинности, а порой и просто для развлечения «надзора» арестантов жестоко избивали, заставляли пригорошнями переносить воду из одной проруби в другую («Черпать досуха!» – командовал при этом конвой), перекатывать с места на место многотонные валуны, зимой на морском берегу полураздетыми громко и до изнеможения «считать чаек» (до 2000 раз), выполнять другие не менее «полезные» трудовые задания.

Провинившихся зимой обливали на улице холодной водой, ставили голыми в «стойку» на снег, опускали в прорубь или в одном белье помещали в карцер – неотапливаемый «каменный мешок» или щелястый дощатый сарай. Летом раздетых узников привязывали на ночь к дереву – ставили «на комара», что в условиях Приполярья означает медленное умерщвление.

Карой за более серьезные проступки – нарушения лагерного режима, членовредительство-«саморубство», «самообморожение», попытку побега – было помещение во внутрилагерную тюрьму – «штрафизолятор». Мужская тюрьма находилась на соловецкой Секирной горе, женская – на Большом Заяцком острове. Режим «Секирки» был таков, что дольше 2–3 месяцев в ней не выдерживал никто.

Бессудные расправы с заключенными в СЛОНе практиковались всегда. Чаще всего казни производились в небольшом полуподвальном помещении под «кремлевской» колокольней. Кроме того, принимая очередной «этап», начальник УСЛОНа Ногтев имел обыкновение прямо на пристани для острастки вновь прибывших собственноручно расстреливать одного-двух из них. «Людей расстреливали – “неисправимых”, непонравившихся, опасных, как казалось начальству, – а затем списывали их как умерших от какой-либо болезни», – свидетельствует Д.С. Лихачев

3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

источник http://skif-tag.livejournal.com/2237543.html

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники