Самые опасные вещи, которые можно найти в музеях

Ракета «Фау-2» (слева) в лондонском Имперском военном музее

Существует множество источников опасности. Одни угрозы громкие и очевидные, другие – скрытые и неуловимые. Одни возникают сразу, другие развиваются на протяжении месяцев, лет и столетий. Мы связались с музеями, которые знают всё об опасности (оружие, шпионаж, естественная история, болезни и так далее), и задали им следующий вопрос: «Какой самый опасный предмет в вашей коллекции?».

Ответы были разными, начиная от ягод и бомб и заканчивая легковоспламеняющимися нитратными плёнками и радиоактивной пылью. Единственное, что объединяет эти предметы – они напоминают нам о том, что опасность присутствует повсюду – в небе, на земле и глубоко под нашей кожей. Короче говоря, мир может причинить вам вред бесчисленными способами, которые часто являются весьма увлекательными.

 

Ядовитые растения хранятся в закрытом шкафу

I. Филдовский музей естественной истории

Коллекция ядовитых растений, ХХ век

Когда люди слышат об опасных образцах в коллекциях музеев естественной истории, они представляют себе гремучих змей или скорпионов, однако, по словам Кристин Низгода, «существует множество растений, которые могут причинить вам вред». Кристин – сотрудница Филдовского музея естественной истории в Чикаго, она знает всё о цветущих растениях, включая те, которые когда-то были очень ядовитыми.

Одним из самых опасных экспонатов музея является гербарий прессованного болиголова, растения, погубившего Сократа, хотя оно считается сублетальным, потому что у него отсутствуют корневища – самая сильнодействующая часть. Другие ядовитые растения включают чёточник молитвенный, белладонну, аконит волчий и клещевину, которая содержит токсин рицин. К счастью, большая часть из того, что представлено на выставке, не может вам причинить вред, поскольку многие экспонаты сделаны из воска. Низгода говорит: «Высушенные растения выглядят не так, как в природе». По этой причине исследователи приносят живые растения с поля и в соответствии с ними моделируют из воска листья, ягоды и кору.

Низгода не хочет рисковать. Она хранит все ядовитые растения в закрытом шкафу в той части музея, которая доступна только исследователям и сотрудникам. «Я не хочу нести ответственность в случае, если кто-то попытается попробовать растение на вкус», – говорит Кристин.

 

После тщательной очистки этот радиоактивный аппарат снова выставили в музее

II. Музей медицинской истории Мюттера

Пьезоэлектрический аппарат, 1889 год

В 1921 году Мари Кюри отправилась в рекламный тур по Америке, во время которого ей представилась возможность пополнить свои запасы радия. В Пенсильвании она презентовала в Колледже по подготовке терапевтов в Филадельфии пьезоэлектрическое устройство, которое создал её муж и соавтор Пьер. Это был первый прибор, предназначенный для измерения радиоактивности. Проблема заключалась в том, что устройство само излучало радиацию.

«В лаборатории Кюри всё было радиоактивным – ручки, бумага, стол и прочее, – говорит куратор Музея медицинской истории Мюттера Анна Доди. – Они не знали о протоколах безопасности. Они годами работали с радием. Прошло много времени, прежде чем они осознали, что радий смертельно опасен». За этот период появилась целая индустрия радиоактивных потребительских товаров, начиная от помад и заканчивая ювелирными изделиями.

Пьезоэлектрическая машина была выставлена на обозрение в колледже, где находился Музей медицинской истории Мюттера. Она хранилась в большом футляре на протяжении десятилетий. И лишь в 1980-х годах один из посетителей попросил проверить безопасность машины при помощи счётчика Гейгера. «Конечно же, она была радиоактивной», – говорит Доди.

По её словам, угроза радиоактивности – это вопрос воздействия и дозировки.

Мы каждый день подвергаемся воздействию излучения. На посетителей, которые приходят в Музей Мюттера раз в год, это никак не повлияет, равно как и на кураторов, делающих обходы еженедельно. Тем не менее, безопасности ради, пьезоэлектрическую машину убрали с выставки и подвергли тщательной очистке, чтобы удалить свободные радиоактивные частицы.

Когда Доди стала куратором музея в 2007 году, она принялась искать другие потенциальные источники опасности. Персонал просканировал хранилища на наличие паров ртути, поскольку, по словам Доди, «только Бог знает, сколько термометров было там разбито». Также у неё есть личный детектор излучения за 100 долларов, потому что она говорит: «Я отчасти стала параноиком. Я проверяю каждый новый экспонат, который появляется в музее, независимо от того, связан ли он с радиоактивностью или нет. Доверяй, но проверяй».

 

Ракета «Фау-2» (2012 год)

III. Имперский военный музей

Ракета «Фау-2», 1940-е года

В Имперском военном музее в Англии находится обширная коллекция угроз прошлого, а именно оружия. Она включается в себя предметы, которые не были опасными, однако стали таковыми, например, нитратные плёнки исторических событий, которые являются легковоспламеняющимися. (Они будут перемещены на долгосрочное хранение в помещение с температурой ниже нуля в Британском институте кино, говорит Родри Коул, сотрудник отдела внешних и корпоративных связей музея.)

Одно из примечательных напоминаний о разрушительности войны находится в атриуме музея. Это громадная модель «Фау-2», которая стоит всего в нескольких метрах от того места, где в 1945 году баллистическая ракета упала на жилой дом и убила 43 человека.

Ракеты «Фау-2», работавшие на этиловом спирте и жидком кислороде, были невероятно быстрыми, «невидимыми и неслышимыми»; мощность их заряда составляла 800 кг аммотола. В период с сентября 1944 по март 1945 года по Британии было выпущено 1054 «Фау-2». По данным BBC, десятки тысяч сотрудников потеряли свои жизни во время производства высокооктанового взрывчатого вещества; сами ракеты погубили ещё несколько тысяч человек.

Ракета на фото выше была привезена из Германии в 1946 году. Её высота составляет 14 метров, она едва не упирается в потолок. Она имеет сертификат Free Form Explosives («Невзрывоопасно»), который в последний раз обновляли в 2012 году. Это значит, что сейчас она является абсолютно безопасной.

 

Эти обои были произведены в 1840-х годах, однако рисунок на них до сих пор остаётся зелёным из-за мышьяка

IV. Национальный музей дизайна Купер-Хьюит, Нью-Йорк

Обои с мышьяком, примерно 1840-е года

Годами у зелёных обоев была привычка выцветать или портиться, приобретая коричневатый оттенок. Всё изменилось в 1775 году, когда Карл Вильгельм Шееле изобрёл зелёный пигмент. Цветочный рисунок на образце обоев 1836 года сохранил свой первоначальный цвет благодаря опасному химическому веществу – мышьяку.

Грегори Херрингшоу, куратор музея, отвечающий за настенные покрытия, говорит, что риск отравления не ограничивался облизыванием или откусыванием обоев. «Токсины выделяются преимущественно тогда, когда обои сворачивают или разворачивают либо же они подвергаются воздействию влажности, – говорит Херрингшоу. – Влажность запускает реакции, которые высвобождают токсины в воздух». Когда подобного рода предметы не выставляют на всеобщее обозрение, их заворачивают в кальку и прячут в майларовые футляры. По словам куратора, при таком хранении они не представляют собой никакой угрозы. Он даже не надевает перчатки, когда берёт их в руки. «Но я, конечно же, обязательно мою руки после этого», – говорит Херрингшоу. Ему нравится показывать их другим людям, особенно студентам, которые при одном слове «мышьяк» пятятся назад.

 

Влияние инсульта

V. Музей человеческих болезней

Мозг человека, перенёсшего инсульт, ХХ век

В Музее человеческих болезней, который находится в Школе медицинский наук при Университете Нового Южного Уэльса в Сиднее (Австралия), хранится 2000 образцов тканей, взятых у разных людей столетие назад. Некоторые из этих образцов представляют собой потенциальный риск даже сегодня. «У нас есть прионные болезни, такие как “коровье бешенство”; они до сих пор могут быть вирулентными, – говорит Дин Ловетт, сотрудник музея. – Также у нас есть образец асбеста, который является основной причиной мезотелиомы и прочих серьёзных заболеваний». Другие образцы не представляют собой опасность для людей, однако свидетельствуют о вездесущности повседневных опасностей. Например, лёгкое одного больного демонстрирует пагубные последствия курения.

Часть мозговой ткани на фото выше принадлежала 57-летней женщине, которая пережила инсульт. Курение значительно увеличивает риск возникновения инсультов. Как и многие другие экспонаты из коллекции музея, этот напоминает посетителям о том, что летальные патологии – повсюду, однако их невозможно увидеть невооружённым глазом.

 

Спрятанный цианид

VI. Международный музей шпионажа

Очки с цианидом (1975-1977 года)

Международный музей шпионажа (Вашингтон, США) хранит множество любопытных экспонатов, изъятых у шпионов, включая очки со смертельным секретом.

История гласит: если пленённый разведчик беспокоился о том, что он «расколется» во время жёсткого допроса, он мог якобы случайно надкусить один из концов своих очков, высвободив небольшую таблетку цианида. Но даже такой маленькой дозы было достаточно, чтобы мгновенно умереть.

Как установил музей, эти очки принадлежали агенту ЦРУ. «Шпионские артефакты или инструменты создаются таким образом, чтобы нельзя было выйти на их первоначальных владельцев», – говорит Ализа Брэн, координатор по маркетингу. Однако музею всё же удаётся устанавливать определённые связи при помощи консультативного совета, состоящего из бывших членов КГБ, ЦРУ, ФБР и других агентств, о которых, если вас спросят, вы ничего не знаете.

источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники