Самый первый вокзал

Знаете ли вы, что слово "вокзал" (в старом произношении "воксал") лет за 60 до появления первой российской железной дороги уже было известно?

В местечке Vauxhall, что в 2 милях от Лондона, в 1729 году Джонатан Тайгерс за 250 фунтов в год арендовал Новые Весенние Сады (New Spring Gardens), установил плату за вход и начал устраивать маскарады.

Через три года, в 1732 году, вход на костюмированный бал–маскарад, на который собрались человек 400 верхушки общества, включая принца Уэльского, стоил уже 1 гинею (1 золотой фунт). Сады Vauxhall работали не только для аристократов, но и для широкой публики: каждый вечер в нем собиралось около 2000 гостей, а на гала–вечера до 11–12 тысяч. Входная плата составляла 1 шиллинг, а в дни открытия или дни рождения членов королевской семьи увеличивалась вдвое или втрое. Взлетали вверх разноцветные фейерверки, на вечера приглашались лучшие музыканты Лондона. Там выступал 9–летний Моцарт, там состоялась генеральная репетиция Генделя "Музыка для королевского фейерверка", но которую собралось около 12 000 человек.

"... славный английский Воксал, которому напрасно хотят подражать в других землях. Вот прекрасное вечернее гульбище, достойное умного и богатого народа," — писал Карамзин в "Письмах русского путешественника".

Но ведь подражали: подобные увеселительные сады появились и в Европе, и на американском континенте. Слово Vauxhall (или как его иногда называли англичане Foxhall) вошло во многие европейские языки, в том числе французский (waux–hall), польский (foksal) и русский (воксал).

Первое упоминание слова "воксал", которое удалось найти, относится к 1776 году. Московская полицмейстерская канцелярия выдала губернскому прокурору, князю П. В. Урусову десятилетнюю привилегию "содержать театральные всякого рода представления, а также концерты, воксалы и маскарады". Князь взял в сотоварищи предприимчивого англичанина Майкла Медокса. Тот, приехав в Россию без гроша в кармане, был известен тем, развлекал публику обеих столиц "механическими и физическими представлениями". Ходили слухи, будто бы Медокс был профессором Оксфорда и преподавал математику и физику наследнику Павлу Петровичу, но, судя по всему, слухи распустил либо он сам, либо его сын, известный авантюрист.

Уже в следующем, 1777 году, Медокс купил у князя Лобанова–Ростовского сгоревший двор в Белом городе, между рекой Неглинной и Большой Дмитровкой. Пока же спектакли давали в деревянной пристройке к дому графа Воронцова на Знаменке. В то время пожары в Москве случались часто, в 1780 году сгорел и Знаменский театр. Большие убытки от пожара понёс князь Урумов. Это обстоятельство вынудило князя уступить за 28 000 рублей полученную привилегию Медоксу. С тех пор Медокс обладал исключительным правом устраивать в Москве публичные представления.

Через 5 месяцев, на выкупленном месте Медокс по своим эскизам выстроил трехэтажный каменный театр, выходящий своим фасадом на улицу Петровка. По названию улицы театр получил имя — Петровский. В 1805 году театр сгорел, а через 20 лет, после окончания войны с Наполеоном был заново отстроен на прежнем месте, — и получил название Большой Петровский театр. Мы же зовём его просто: "Большой театр". Первый российский воксал.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники