Сексуальность без срока годности

Издание Huffington Post решило снять фотосессию с 11 очень привлекательными женщинами в возрасте от 48 до 67 лет. Некоторые из них пережили рак, некоторые уже воспитывают внуков, кто-то из них замужем, а кто-то нет. Но у них есть одна общая черта: ни одна из них не похожа на сморщенный синий чулок. Сейчас они чувствуют себя комфортнее в своем теле, чем когда-либо. Фотографы попросили их надеть то, в чем они кажутся себе сексуальными, и рассказать, что для них теперь значит быть сексуальной по сравнению с тем, как это ощущалось в юности. Получились удивительные фотографии, причем ни одна из не ретушировалась.NEW YORK, NY - FEBRUARY 25: Sheryl Roberts poses for a portrait in New York on Thursday Feb. 25, 2016. (Photo by Damon Dahlen, Huffington Post) *** Local Caption ***

Шерил Робертс, 48 лет: «Когда мне было двадцать с лишним и я работала моделью, я была неуверенной в себе и легко поддавалась чужому мнению. У меня не было индивидуальности. Я носила то, что было модно, делала то, что делали другие девушки в моем возрасте, и всячески старалась понравиться другим. У меня не было никакого понятия о своей внутренней силе или сексуальности.

Самое большое отличие девушки, которой я была в 20 лет, от женщины, которой я являюсь сейчас, в 48 лет, в том, что теперь мне по-настоящему наплевать, что думают обо мне люди, которые меня не знают. Восприятие других меня не касается. Я не хочу сливаться с ними и соответствовать. Поэтому я обожаю продавать винтажные вещи в своем магазине IndigoStyle Vintage. Это идеально для формирования личного стиля и самовыражения. Сексуальность проистекает из моей уверенности в себе, улыбки и принятия себя. Не боясь исследовать, я знаю, что я идеально несовершенна, со своими недостатками».

NEW YORK, NY - FEBRUARY 22: Anne Rosenberg poses for a portrait in New York on Monday Feb. 22, 2016. (Photo by Damon Dahlen, Huffington Post) *** Local Caption ***
Анна Розенберг, 59 лет: «Может, будучи ребенком 1960-х, я должна была быть больше похожа на хиппи… Но каким-то образом это прошло мимо меня. Я была сосредоточена на учебе, а мое свободное время было занято верховой ездой и чисткой конюшни. Моим обычным нарядом были фланелевая рубашка, комбинезон и сапоги. Мне казалось, сексуальность — это про других. Я была как будто бесполой и прятала внутри себя даже самые бурные чувства. А теперь мне смешно, когда я понимаю, что в 20 лет, когда мир принял бы мою сексуальность и игривость, я была закрытой, а сейчас, когда в обществе все еще тяжело воспринимают сексуальных женщин в возрасте, я расцвела. Для меня быть сексуальной означает быть обольстительной и креативной. Это чудесно».

NEW YORK, NY - JANUARY 28: Mary Ann Holand poses for a portrait in New York on Thursday Jan. 28, 2016. (Photo by Damon Dahlen, Huffington Post) *** Local Caption ***
Мэри Энн Холанд, 58 лет: «Вряд ли женщины по-настоящему ценят свою красоту и сексуальность до тех пор, пока не достигнут зрелости. После 50 я почувствовала себя гораздо сексуальнее, чем когда мне было за 20. Когда мне было 20 с лишним лет, я сравнивала себя с другими и со стандартами, которые диктовали модные журналы. Это очень давит! С возрастом приходит уверенность в себе и понимание, что не тело, а мозг — наша самая сексуальная часть! Никто, кроме меня, не указывает мне, какой нужно быть, чтобы быть сексуальной. Мой путь определило то, как я себя ощущаю сейчас. Я жена, мать, бабушка и человек, победивший рак (и перенесший мастэктомию). Это осознание собственной сексуальности после 50 лет — дар, который я буду ценить на каждом следующем десятилетнем рубеже. Я свободна быть собой!»

NEW YORK, NY - FEBRUARY 9: Shannon Colleary poses for a portrait in New York on Tuesday Feb. 9, 2016. (Photo by Damon Dahlen, Huffington Post) *** Local Caption ***
Шэннон Брэдли-Коллири, 50 лет: «После 50 лет я обнаружила, что просто чаще говорю “да”, и от этого чувствую себя красивой, яркой, сексуальной и живой. “Вы хотите помогать в лагере сирийских беженцев на Лесбосе в Греции?” — “Да”. “Вы хотели бы пройти вводный курс по танцам на шесте?” — “Да”. “Вы хотите сходить на свидание вслепую со своим мужем, делая вид, что вы не знакомы?” — “Запишите меня!”

Когда мне было 20 с небольшим, я беспокоилась, что недостаточно умна, фигуриста, сексуальна, чтобы говорить “да” всем тем вещам, которые мне хотелось попробовать. Я также думала, что должна быть лучше в плане оргазмов. Я была уверена, что они у меня на троечку. В 50 лет у меня просто нет времени и сил на эту ерунду. Я принимаю все по мере поступления, так сказать. “Можешь ли ты посмотреть в зеркало и полюбить то, что там видишь, таким, какое оно сегодня?” — “Да. И за это я благодарна”».

NEW YORK, NY - FEBRUARY 4: Barbara Rabin poses for a portrait in New York on Thursday Feb. 4, 2016. (Photo by Damon Dahlen, Huffington Post) *** Local Caption ***
Барбара Рэбин, 67 лет: «Сексуальность — это уверенность в себе. Это ощущение комфорта в своем теле. Это когда смотришь в зеркало и тебе нравится то, что ты там видишь. Кто-то однажды сказал мне, что женщины в возрасте не могут носить длинные волосы. И большинство женщин в моем возрасте их не носит. Но мне нравятся длинные струящиеся волосы, и для меня это сексуально. У тебя должно быть ощущение того, что тебе нравится то, что ты видишь, и дела у тебя отлично. Когда мне было 20, я думала только о карьере. Сейчас мой муж умер, а я перенесла рак. Я теперь гораздо сильнее. А сила — это сексуально».

NEW YORK, NY - FEBRUARY 4: Pamela Madsen poses for a portrait in New York on Thursday Feb. 4, 2016. (Photo by Damon Dahlen, Huffington Post) *** Local Caption ***
Памела Мэдсен, 52 года: «Когда мне было 20 с чем-то, я хотела быть невидимой в сексуальном плане, потому что я не доверяла своему отношению к собственному телу. Я боялась быть на виду. Сейчас мне за 50, и попробуй только не посмотри на меня! Я не боюсь того, чтобы меня рассматривали как сексуальную женщину, потому что сексуальность превратилась из страха в силу и удовольствие! В свои 50 я доверяю своим “да” и “нет”. Для этого потребовалось несколько десятилетий, но сейчас моя сексуальность стала моим другом».

NEW YORK, NY - FEBRUARY 21: Sandra LaMorgese poses for a portrait in New York on Sunday Feb. 21, 2016. (Photo by Damon Dahlen, Huffington Post) *** Local Caption ***
Сандра ла Моргез, 59 лет: «Когда мне было около 20, моя сексуальность полностью зависела от того, как я выгляжу. У меня было ясное представление о том, как ведет себя сексуальная женщина, что она говорит, как выглядит и что чувствует, и я потратила огромное количество сил на попытки спроецировать этот образ на других людей. Но теперь, после 50, у меня совершенно другой взгляд, то есть я не считаю, что я должна вести себя привлекательно, сексуально, свободно, потому что я знаю, что я и так попадаю под все эти характеристики.

Любовные и сексуальные партнеры приходят и уходят. Такова жизнь. Но я остаюсь, и это значит, что моя сексуальность, индивидуальность и чувство собственного достоинства должны в первую очередь идти изнутри. Осознание этого позволило мне отпустить большую часть тревог по поводу моей сексуальности, потому что мне больше не надо беспокоиться обо всех неизвестных переменных, которые люди используют, сравнивая и оценивая меня. Вместо этого я теперь могу сосредоточиться на том, что делает меня счастливой, полноценной, любящей, а когда я встречаю других людей, которых привлекают эти положительные качества, это приносит по-настоящему классный и жизнеутверждающий опыт».

NEW YORK, NY - FEBRUARY 21: April Johnson poses for a portrait in New York on Sunday Feb. 21, 2016. (Photo by Damon Dahlen, Huffington Post) *** Local Caption ***
Эйприл Джонсон, 58 лет: «Красота для меня означает привлекательность. А какие они — привлекательные люди? Заботливые, любящие, добрые, внимательные. Эти вещи создают притяжение, которое превращает твою внутреннюю красоту в красоту внешнюю. Когда мне было 20, быть сексуальной означало одеваться определенным образом, чтобы привлекать противоположный пол, и делать то, что, как мне казалось, мужчины считают привлекательным. Сейчас быть сексуальной после 50 — это такое чувство…. Не одежда, которую я ношу. Одежда не определяет меня. Это я определяю, что носить. Это я чувствую, как прекрасно быть собой! Быть сексуальной для меня означает доставлять себе удовольствие и делать себя счастливой. Счастье передается другим! Это отличный способ сделать мир счастливее!»

NEW YORK, NY - FEBRUARY 26:  Robin Hoffman poses for a portrait in New York on Friday Feb. 26, 2016. (Photo by Damon Dahlen, Huffington Post) *** Local Caption ***
Робин Хоффман, 50 лет: «Сексуальность в 21 год и в 50 лет для меня — это еще не до конца пройденный путь. Я раньше оценивала, как выглядит моя задница в вареных джинсах, а теперь — в штанах для йоги, но я все еще открываю для себя, что это понятие больше связано с тем, где я сама, а не с тем, посмотрит ли на меня тот симпатичный игрок в регби в пятницу вечером. Я нашла внутренний компас, который излучает силу и любовь и поглощает все недовольство собой и критику. Для меня быть сексуальной в 50 лет — это разгонять все тени и излучать внутренний свет, который есть в каждом из нас. Это ода красоте души вместо прославления задниц и сисек. Тела красивы, но внутренний свет гораздо красивее».

NEW YORK, NY - FEBRUARY 25: Felicia Gomes-Gregory poses for a portrait in New York on Thursday Feb. 25, 2016. (Photo by Damon Dahlen, Huffington Post) *** Local Caption ***
Фелиша Гомес-Грегори, 50 лет: «Когда мне было 25, быть сексуальной было этапом познания. Мои представления определялись внешним влиянием (журналами, книгами, телевидением), мужчинами и в основном “городом женщин”, в котором я выросла, в особенности моей матерью. Сейчас, когда мне 50, быть сексуальной — значит лелеять свою внутреннюю красоту и заботиться о внешней красоте. Когда женщина чувствует духовную и физическую силу, уверена в себе и по-настоящему знает, чего она стоит, любит окружающих ее людей, быть и чувствовать себя сексуальной легко! Следующее десятилетие я воспринимаю как новое путешествие в жизни, в котором четыре самые важные вещи — это жить, любить, танцевать и верить!»

NEW YORK, NY - FEBRUARY 29:  Constance Boardman poses for a portrait in New York on Monday Feb. 29, 2016. (Photo by Damon Dahlen, Huffington Post) *** Local Caption ***
Констанс Бордман, 57 лет: «Ощущать себя сексуальной теперь — это в гораздо меньшей степени о теле. Все те глупости, о которых ты переживала, когда была молодой, вещи, связанные с восприятием, — это правда глупости. Некоторое время назад, когда мне только исполнилось 50, мне было трудно чувствовать себя сексуальной. Изменения в организме приходят внезапно. Но сейчас я знаю, что секс — это на самом деле весело и что не нужно постоянно думать о том, как ты выглядишь. Это была адаптация к принятию того факта, что мое тело никогда не будет таким, как прежде. Но я как будто уже пережила этот момент».

Источник: Huffington Post

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники