Сожгли ли Джордано Бруно?

1481639306-a84db1f986ddc92daa2c056ae4bd4560В 1809 году император Наполеон отдал приказ вывести из секретных архивов Ватикана документы папской инквизиции. Среди всех этих бумаг было и дело Джордано Бруно. Документы включали протоколы допросов и текст самого приговора.
После же возвращения на престол династии Бурбонов, Ватикан попросил вернуть документы. Но французы отказали им ссылаясь на то, что часть архива инквизиции бесследно исчезла. Однако посланник папы в Париже, Гаетано Марини, вскоре нашел документы на мясных лавках. Дело в том, что архивы были проданы в гастрономы в качестве упаковки. Получив приказ об уничтожении секретных документов, Марини не нашел ничего лучше, как продать их в качестве макулатуры парижской бумажной фабрике.
В 1886 году один из ватиканских архивариусов натыкается на дело Бруно в архивах понтифика, о чем сразу же сообщает Льву XIII. Ватикан долгое время держал эти документы в секрете, так и не объяснив, каким же образом документы из парижской бумажной фабрики оказались в Риме.
Дело Джордано Бруно было опубликовано лишь в 1942 году.

Приговор
В приговоре Джордано ничего не было сказано о его научных убеждениях. Ничего о том, что «земля не является центром Вселенной…». Самое интересное же, что в приговоре вообще не было конкретного обвинения, а лишь: «Ты, брат Джордано Бруно, сын покойного Джованни Бруно, из Нолы, возраста же твоего около 52 лет, уже восемь лет назад был привлечён к суду святой службы Венеции за то, что объявил: величайшее кощунство говорить, будто хлеб пресуществлялся в тело и...».
Наверное, по этой же причине, русский философ Алексей Лосев в своей «Эстетике Возрождения» поставил важную задачу перед исторической наукой: «Историк должен ясно ответить на вопрос: За что же, в конце концов, сожгли Джордано Бруно?».

Донос
Джордано был арестован по доносу местного патриция Джованни Мочениго, которого Бруно персонально обучал искусству памяти, за огромное вознаграждение. Однако, в какой–то момент, поняв безнадежность своего ученика, ученый решил попрощаться с ним. Мочениго перепробовал все возможные варианты, чтобы вернуться к своему преподавателю, но Бруно был непреклонным. Поняв безысходность состояния, Мочениго написал донос в местную инквизицию. Он утверждал, что Джордано попирал католические догматы, рассуждал о каких–то «бесконечных мирах» и называл себя представителем некой «новой философии».

Сам же Бруно воспринял обвинения как шутку. На первых же допросах он отмел все обвинения в ереси и даже поделился со следователями своими взглядами на устройство Вселенной.
Монаха держали под следствием в большей степени из–за вредности: уж больно он уничижительно вёл себя с инквизиторами.
Наказав «гордеца» венецианцы собирались его отпустить, но остановил их запрос из Рима, с требованием «этапировать» еретика в Рим. Как бы Венеция не упиралась, но под напором папы – Бруно отправился в Рим.
Венецианский прокурор Контарини жестко настаивал на том, что Джордано Бруно должен остаться в Венеции. В своем докладе Совету Мудрых Венеции он писал «Один из самых выдающихся и редчайших гениев, каких только можно себе представить. Обладает необычайными познаниями. Создал замечательное учение».
Немного о «новой философии»
На самом деле Венецианские инквизиторы едва придали значение обвинению о том, что Бруно считал себя представителем какой–то «новой философии». Но в Риме хорошо знали этот термин.
Термин «новая философия» ввел итальянский философ Франческо Патриции, который был близок к римской курии. Он утверждал что, философия Аристотеля прямо противоположна христианству, так как отрицает всемогущество Бога.
В этом итальянский философ и видел причину всех раздоров, возникших в церкви, которые вылились в протестантские движения.
Для восстановления единой Церкви и возвращение в ее лоно протестантов Патриции поставил задачу: уход от схоластики, построенной на учениях Аристотеле, и замена ее синтезом метафизики Платона с учениями Гермеса Трисмегиста. Это все и было названо «Новой универсальной философией».
Джордано Бруно чётко следовал стратегии «Новой философии». Выполнял ли он секретную миссию Рима? Учитывая его «неприкосновенность», а также таинственное покровительство...

Восьмилетнее следствие...
Джордано Бруно провёл под следствием восемь лет. Если сравнить следственный процесс по делу тамплиеров, касающийся целого ордена, который длился семь лет, то это был рекорд для судопроизводства инквизиции.
В приговоре есть отрывок: «Сверх того, осуждаем, порицаем и запрещаем все вышеуказанные и иные твои книги и писания, как еретические и ошибочные, заключающие в себе многочисленные ереси и заблуждения. Повелеваем, чтобы отныне все твои книги, какие находятся в святой службе и в будущем попадут в её руки, были публично разрываемы и сжигаемы на площади св. Петра перед ступенями, и как таковые были внесены в список запрещенных книг, и да будет так, как мы повелели».
Несмотря на это книги Бруно свободно продавались в Риме до 1609 года.
Еще один любопытный факт: если в Венеции Бруно оправдывался по поводу своих обвинений, то в Риме он во всем признается и на суде вовсе бросает судьям: «Быть может, вы произносите приговор с большим страхом, чем я его выслушиваю. Я умираю мучеником добровольно и знаю, что моя душа с последним вздохом вознесётся в рай».
Неужели венецианская инквизиция показалась Бруно более убедительной в своей свирепости, а в пыточных камерах Ватикана царила атмосфера гуманизма и человеколюбия?

«Я не Джордано Бруно!»
Единственным письменным свидетельством казни Джордано Бруно дошедшее до нас, это письмо лютеранина Каспара Шоппе, который перешел на службу кардиналу. Каспар в письме своему товарищу писал: «Не раскаявшись в своих грехах, Бруно отправился в вымышленные им миры рассказать, что делают римляне с богохульниками». Интересно, что Шоппе считал, что ересь Джордано Бруно заключается именно в его взглядах на Вселенную, хотя в приговоре об этом ничего сказано не было.
Так же Шоппе указал в своем письме то, что Бруно возвели на костер с кляпом во рту, что не входило в правила древней инквизиции. Если бы организаторы боялись предсмертных проклятий приговоренного – это было бы как правило при любой казни. Или палачи просто опасались, что приговоренный в минуту абсолютного отчаяния вдруг выкрикнет: «Я не Джордано Бруно!»

источник https://history.dirty.ru/sozhgli-li-dzhordano-bruno-1258679/

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники