Солдаты Басиджа, 1987 год, Иран

Одной из особенностей Ирано–Иракской войны 1980–1988 годов стало активное использование Ираном ополченцев в воинских формированиях, носивших название Басидж. С началом войны минимальный возрастной ценз в 18 лет был отменен, и на службу поступили, в том числе, множество детей–добровольцев. Минимально подготовленные и с устаревшим вооружением, они наступали перед кадровыми военными — изматывая противника и неся тяжелые потери. Впрочем, я хочу рассказать не про это.
В сети можно встретить короткую жалостливую историю про детей, которых мобилизовали прямо из–за школьной парты, выдав им "Ключи от рая" — носимый на шее ключ, которым праведник может открыть двери небес. Уточняется, что правительство Ирана заказало в Тайване 500 тысяч таких ключей. Приводится так же фотография пластикового, покрашенного золотой краской ключа — при ближайшем рассмотрении, оказавшаяся фотографией из американского магазина сувениров.

Разумеется, в ополчение никого не призывали насильно, на то оно и ополчение. Недостатка в желающих умереть за Родину и свою веру и без того не было на протяжении всей войны. Но, тем не менее, заказ на 500 тысяч пластиковых изделий действительно существовал. Обратите внимание на фото — на шее бойца располагается металлический жетон, аналог американского "дог тэга". Это так называемый "смертный жетон", служащий для идентификации бойца в случае гибели. Именно такие жетоны (в пластиковом исполнении) заказывало правительство Ирана (фотография жетонов в комментариях).

Ну а что же с "Ключами от рая"? они так же существовали, но насколько я могу судить по доступным источникам — в порядке частной инициативы.
По этому поводу приведу небольшой перевод из замечательной книги The Hanging Gardens of Babylon автора Ismaiel Aldean, который в те годы служил начальником тылового госпиталя Ирака.

"Однажды, после окончания основных дел, меня вызвали в тюремный госпиталь, чтобы я мог осмотреть привезенных с прямо с передовой пациентов. В палате находилось около двадцати солдат, в удивительно хорошем состоянии — учитывая, что им пришлось перенести. Во всех случаях имелись легкие и простые ранения, с которыми могли справиться даже молодые доктора. Я знал, что большинство солдат доставлено сюда в качестве военнопленных, для получения от них разведывательной информации.
Палатная сестра подошла ко мне и указала на молодого иранского мальчика, которому необходимо уделить внимание. Он сидел на кровати прямо и абсолютно молча. Его лицо было бесстрастным. Он не желал принимать предлагаемую пищу или пить. Из–за молодости на его лице еще не было растительности. На вид ему было около 14 лет.
Палатная сестра шепнула мне, что надо осмотреть ноги, потому я подошел и приветствовал его по–арабски: «Салам алейкум». Было видно, что он понял приветствие, но ничего не ответил, а лицо его осталось бесстрастным. Через переводчика я осведомился, испытывает ли он боль, и получил ответ «Нет». Тогда я попросил осмотреть его ноги, он не отреагировал, но и не отказал. Медсестра аккуратно подняла одеяло, и я приблизился для осмотра.
Увиденное под одеялом было настолько ужасно, что я почувствовал физическую боль. Его ноги были абсолютно раздавлены танком. Они стали не более чем плоским листом омертвевшего человеческого тела. Крови не было, но я не смог найти ни единой знакомой кости или мышцы. В его нижних конечностях более нельзя было узнать ног; более всего это походило на прикрепленные к бедрам плоские листы ткани.
Он спокойно рассказал мне, что споткнулся и упал, а гусеница танка раздавила ноги на песке, оставив его неподвижным. Именно поэтому, сказал он, его доставили прямо в тюрьму. Я не знал, как мальчик еще жив – не говоря уже о том, что он сидел на постели, не вздрагивая от боли. Должно быть, он зашел так далеко за ее пределы, что организм отключил боль совсем.
Я попросил переводчика объяснить мальчику, что потребуется немедленная двойная ампутация ног выше колена, что только это спасет его жизнь. Если мы не сделаем этого, то отмершие ткани попадут в кровь, что через некоторое время убьет его. Мальчик наотрез отказался от операции. Он рассказал, что пошел в армию не только сражаться, но и стать мучеником.
«Если вы спасете мою жизнь» — произнес он – «Тогда я не попаду на небеса, а у меня есть от них ключ».
Задрав рубашку, он продемонстрировал огромный металлический ключ, висящий на цепочке вокруг шеи.
«Ваше желание оперировать для спасения моей жизни означает ужасное и бессмысленное существование, а я не хочу этого. Я хочу умереть как можно скорее». Его желание исполнилось, и он скончался через сутки после нашего разговора. Какая пустая трата жизни из–за промывания мозгов."

источник https://historyporn.dirty.ru/soldaty-basidzha-1987-god-iran-1293697/

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники