Солдат, который остался в Афганистане

Сергею (Нурмамаду) Красноперову 49 лет. Уроженец Кургана, он отслужил в Афганистане почти два года, но под конец срока — в 1985 году — оставил часть из-за неуставных отношений, оказался в плену у моджахедов, женился и после вывода советских войск остался жить в безымянном кишлаке в 20 километрах от Чагчарана — столицы провинции Гор. По местным меркам Красноперов — преуспевающий зажиточный человек: у него есть два мотоцикла и машина.

Это – одна из  цикла фотоисторий Алексея Николаева — портреты солдат ограниченного контингента, нашедших в Афганистане новую веру и вторую родину.

1. Сергей Красноперов. Учетная карточка из архива Комитета по делам воинов-интернационалистов.

Krasnoperov01

2. Сергей на мотоцикле возвращается из Чагчарана в свой аул.

Krasnoperov02

Сергей Красноперов: «Я родилсяв Кургане. До сих пор помню свой домашний адрес: улица Бажова, дом 43. Оказался в Афганистане, а под конец службы, когда мне было 20 лет, ушел к душманам. Ушел, потому что не сошелся характером со своими сослуживцами. Они там все объединились, я был совсем один – меня оскорбляли, ответить я не мог. Хотя это даже не дедовщина, потому что все эти парни были со мной из одного призыва. Я ведь, в общем, и бежать не хотел, хотел только, чтобы тех, кто надо мной издевался, наказали. А командирам было все равно. У меня даже не было оружия, а то бы сразу их убил. Зато духи, которые были близко к нашей части, меня приняли».

3. Обеденный перерыв в бригаде рабочих-монтажников, которой по совместительству руководит Сергей. Его основное место работы – маленькая местная ГЭС, где Красноперов отвечает за электротехнику.

Krasnoperov03

«Правда, приняли не сразу – дней на 20 меня заперли в каком-то маленьком помещении, но это была не тюрьма, хотя у двери были охранники. На ночь надевали кандалы, а днем снимали – даже если окажешься в ущелье, все равно не поймешь, куда идти дальше. Потом приехал командир моджахедов, который сказал, что раз я сам пришел, то сам могу и уйти, и кандалы, охранники мне не нужны. Хотя в часть я бы все равно вряд ли вернулся – думаю, меня сразу бы пристрелили. Скорее всего, их командир так меня испытывал».

4. Бригада Сергея монтирует линию про производству щебня в каменном карьере недалеко от Чагчарана.

Krasnoperov04

«Первые три-четыре месяца я на афганском не разговаривал, а потом постепенно стали друг друга понимать. К моджахедам постоянно ходили муллы, мы начали общаться, и я осознал, что, на самом деле, бог один, просто Иисус и Мухаммед – посланники разной веры. У моджахедов я ничем не занимался – иногда помогал с ремонтом автоматов. Потом меня приставили к одному командиру, который воевал с другими племенами, но его скоро убили. Против советских солдат я не воевал – только чистил оружие, тем более, из той области, где я был, войска вывели довольно быстро».

5. Сергей по дороге с работы.

Krasnoperov05

«Моджахеды поняли, что если меня женить, то я сам с ними останусь. Так и вышло. Женился через год, после этого с меня совсем сняли надзор, раньше одного никуда не пускали. Но я по-прежнему ничем не занимался, приходилось выживать – перенес несколько каких-то смертельно опасных болезней, даже не знаю каких» .

6. Мальчик на заборе дома, Чагчаран.

Krasnoperov06

7. Женщины с покупками возле каменного карьера, где работает бригада Сергея.

Krasnoperov07

8. Чагчаран считается неспокойным местом. Рядом с городом расположена база Международных сил содействия безопасности (ISAF), над ним постоянно кружат вертолеты

Krasnoperov08

9. Сергей Красноперов с детьми

Krasnoperov09

«У меня шесть детей. Было больше, но многие умерли. Они все у меня белокурые, почти славянские. Впрочем, и жена такая же. Вот сейчас документы собрал, отвез в Кабул, чтобы получить паспорт. Вначале получу его, а там посмотрим – если будут деньги, то съезжу (домой – РП). Мать у меня уже совсем состарилась, я ей иногда звоню, а один раз она даже приезжала. Был брат, но его убили в пьяной драке – толкнули, и он ударился головой об асфальт. Здесь мстят кровь за кровь, а в России таких законов нет».

10. «После того, как американцы совсем уйдут, станет лучше. Мне сейчас помогают украинцы (военнослужащие из контингента ISAF– РП), есть грузины еще. Литовцы нас, правда, не очень любят… Я ведь считаю себя русским, а как раньше в СССР было? Все равны! А американцы считают, что кроме них все второго сорта. Даже негры для них лучше, чем афганцы. Я бы никому не пожелал оказаться на моем месте».

Krasnoperov10

11. Сергей Красноперов: «Хочу купить участок в городке. Зарабатываю я $1,2 тысячи в месяц, такие деньги здесь дуракам не платят. Мне губернатор и мой начальник обещали помочь, стою в очереди. Государственная цена небольшая – тысяча долларов, а продать потом можно тысяч за шесть. Выгодно, если все-таки захочу уехать. Как сейчас в России говорят – это бизнес».

Krasnoperov11

12. Гостиничный номер в Чагчаране.

Krasnoperov12

13. Кишлак, в котором живет Красноперов.

Krasnoperov13

14. Книжный магазин в Чагчаране. Светской литературы здесь нет.

Krasnoperov14

15. Разделка туши барана, Чагчаран.

Krasnoperov15

16. Приготовление кебаба, Чагчаран.

Krasnoperov16

17. Обеденный стол дома у Красноперова. Хлеб по местному обычаю подают первым.

Krasnoperov17

18. Дорога из кишлака в Чагчаран.

Krasnoperov18

19. Красноперов и замначальника полиции Чагчарана, сопровождавший (во главе отряда охраны) фотографа по дороге в кишлак, где живет Сергей. Перемещаться в одиночку в этих местах небезопасно.

Krasnoperov19

20. Жители кишлака вышли из домов посмотреть на приезжих.

Krasnoperov20

21. Работник гостиницы на крыше. Чагчаран.

Krasnoperov21

22. Охрана, выделенная Алексею Николаеву в Чагчаране.

Krasnoperov22

23. Чагчаран.

Krasnoperov23

24. Вид из окна гостиницы, Чагчаран.

Krasnoperov24

25. Человек на крыше магазина – сторож: все заведения в городе тщательно охраняются.Чагчаран.

Krasnoperov25источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники