«Список Харриса», или Каталог лондонских проституток 1789 года

Проституция была эндемичной в Лондоне в эпоху правления короля Георга. Тысячи проституток практиковали своё ремесло в частных квартирах, борделях, театрах, тавернах и укромных уличных уголках. У жителей Лондона, которые жаждали плотских утех, было много выбора. Но как они могли узнать, какие из ночных бабочек были наилучшими в своём деле? В 1759 году мужчина по имени Сэмюэль Деррик пришёл им на помощь, опубликовав первое издание «Списка Харриса», карманной книги, в которой содержался список и обзор услуг избранных проституток Лондона.

«Список Харриса» 1789 года, который доступен онлайн, имеет чёткую структуру. Сначала указываются имя и адрес каждой проститутки, далее идёт оригинальный стишок, описание характера и внешности, сексуальные предпочтения и цена. Иногда публиковались причины, по которым женщины решали заняться проституцией. Обычно это была трагическая любовь или же просто похотливая натура.

Язык «Списка Харриса» является любопытным сочетанием поэзии и прозы. Иногда описания поражают своей вычурностью: «… [её] фонтан наслаждения элегантно прикрыт светлыми зарослями, которые скрывают пухлые губы и рубиновую пуговку; они так и манят друга с коралловой головкой заглянуть в рощу удовольствия. [Её] бёдра обладают соблазнительной мягкостью; они белые, как альпийский снег…». Иногда автор использует морские метафоры, как, например, в случае с мисс Девоншир. Он пишет, что «многие матросы добровольно соглашались быть её пленниками и платили соответствующий выкуп… она такая смелая, что готова к любому сражению… она любит, когда её берут на абордаж».

И Деррик, и более поздние редакторы всегда упоминали о проститутках с особыми способностями. Так, например, читателей информируют о том, что мисс Солтер, родом из Уэст-Кантри, «обладает ртом, способным заглатывать огромные куски пищи». Мисс М-к-и могла совокупляться на любой доступной поверхности: «столах, стульях, коврах, стоя, сидя, как угодно, поэтому конец акта наступал мгновенно; кроме того, она отличалась непревзойдённой ловкостью». Тем, кому нравилась экзотика, следовало идти к мисс Т-м-с (Томас?) из Сохо, которая была «распутной» мулаткой. Мисс Шарлотта Коллинз с улицы Оксфорд-Стрит страдала из-за «плохих зубов» и маленькой груди, однако раньше она работала дояркой, поэтому у неё были «нежные руки». Между тем, одна женщина с переулка Друри-Лейн была «очень дерзкой и некрасивой», она пользовалась спросом у пожилых мужчин, которых любила хлестать берёзовыми прутьями». Описание следующей проститутки стоит привести в полном объёме:

«В своём квартале она известна тем, что обладает невероятным размером груди, которую она использует, наряду с другими частями тела, для того, чтобы удовлетворить тех, кому нравятся особые развлечения. Она соглашается абсолютно на всё, что вы ей предложите; сзади, спереди – ей всё равно. Она не возражает против заднепроходного сношения; по её собственным словам, она получает от него больше всего удовольствия. Она – наилучший вариант для английских денди: плата за вход в её парадные двери вполне сносная, если же вы хотите воспользоваться чёрным входом, то вам это обойдётся в сумму не менее двух фунтов».

В «Списке» 1789 года содержался ряд забавных историй. Одна из них касалась любовника мисс Гр-т, который имел необычное сексуальное пристрастие:

«Один торговец, проживающий недалеко от улицы Лиденхолл, приходит к ней каждую субботу до полудня… Когда он появляется, она заказывает необходимые приспособления для стирки грязного белья, такие как чайник с горячей водой, мыло, лоханку и прочее. Когда всё готово, он снимает пальто, надевает грязную ночную рубашку горничной и, засучив рукава, принимается за работу. Через несколько секунд пена поднимается до уровня локтей. Немного позабавившись таким образом и запыхавшись, он вытирает руки, переодевается, даёт ей две гинеи, кланяется и уходит».

Далее автор высмеивает благочестивые усилия методистского проповедника, который регулярно приходил к проститутке с улицы Бонд-Стрит:

«[Проститутка] недавно познакомилась с методистским проповедником, который стал ей хорошим другом. Он восхищался её сентиментальным характером и часто проводил для неё благочестивые лекции, на которые уходил весь вечер. За это он оставлял ей одну гинею. Гинея, несомненно, много значила для неё, но что касается его благочестивых лекций, то они мгновенно, как воздушный шар, улетучивались с её головы, не оставляя и следа».

Редактор публикации, однако, не забыл упомянуть и о недостатках некоторых проституток. Девятнадцатилетняя мисс Монтегю была «слишком толстой, чтобы быть изящной и грациозной, слишком маленькой, чтобы быть элегантной, слишком загорелой, чтобы быть привлекательной, и слишком простой, чтобы джентльмен рискнул потратить одну гинею за ночь с ней». У Пол Форестор дыхание было «хуже валлийской волынки», а мисс Янг была несчастной обладательницей «заражённой туши». По словам автора, мисс Е была похожа на восковую куклу, которую было опасно размещать слишком близко к камину, иначе она могла растаять». Иными словами, она скрывала своё уродство тонной ядовитого макияжа, столь популярного среди дам XVIII века.

При всей своей развлекательной ценности сегодня, список Харриса является проблемным документом. В нём мало говорится о тёмной стороне проституции XVIII века – нищете, стыде, венерических заболеваниях, преступности – хотя из текста понятно, что большинство проституток страдали от алкогольной зависимости. Более того, действительно ли автор считал, что большинство женщин занимались проституцией из-за своей любви к сексу? Скорее, это был миф, призванный очистить мужскую совесть, ведь проще всего было оправдать свои запретные свидания тем, что проститутки наслаждались своей работой! Однако, как сказано в романе Даниеля Дефо «Радости и горести знаменитой Молль Флендерс» (1722 год), проститутки «думали не об удовольствии, а о деньгах»

источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники