Странная смерть Бриджит Клири, женщины, в которую «вселилась» фея

Город Типперэри, Ирландия

Полицейские прочёсывали зелёные дворы и поля Балливадлеи (Ирландия) на протяжении недели, и, в конце концов, им удалось обнаружить тело 26-летней женщины по имени Бриджет Клири. Оно было найдено закопанным в неглубокой глиняной яме; место было прикрыто колючими ветками. Однако на трупе девушки были обнаружены травмы, причинённые чем-то гораздо худшим, нежели острыми колючками: кожа на её спине и нижних конечностях была настолько обожжена, что виднелись даже кости. На трупе не было одежды и украшений, не считая чулка и одной золотой серёжки; на голову был надет мешок.

Впоследствии судья описал события, приведшие к смерти Бриджит, как демонстрацию «степень затуманенности разума не одного, а нескольких человек – моральной темноты, может быть, даже религиозной тьмы». Это был конец XIX века, далеко не Средневековье, но те, кто принимал участие в убийстве Бриджит, были убеждены, что она не была собой – в неё вселилось нечто сверхъестественное.

Феи

Бриджит была женой бондаря по имени Михаэль Клири; горожане считали их счастливой семейной парой. Они жили в коттедже в отдалённом городке неподалёку от Типперэри вместе с отцом Бриджит, Патриком Боландом. Детей у них не было. Михаэль был на девять лет старше Бриджит и получал приличную зарплату; она приносила дополнительный доход, работая швеёй и продавая яйца. Судя по всему, они жили намного лучше, чем их соседи, скорее всего, благодаря находчивости Бриджит. Будучи грамотной, независимой и модной женщиной, она была частью формирующегося класса в обществе, которое долгое время основывалось на сельском хозяйстве и устных традициях.

Это также было общество, воспитанное на легендах о сверхъестественном. В то время вера в фей, в частности, была широко распространена в ирландских сельских общинах и долгое время сосуществовала с христианским учением. Дети росли, слушая легенды о Маленьких Людях; с самых ранних дней они учились задабривать их, оставляя на столе нетронутую пищу, к примеру, или говоря «Благослови их» всякий раз, когда заходили разговоры о феях. Фей обвиняли во всём, что шло не так – потерянные вещи, испорченное молоко, плохой урожай. Как сказал один житель графства Слайго: «Нет ничего более определённого, чем существование фей».

Как известно, сама Бриджит была очарована феями и часто посещала места, где они якобы обитали. В понедельник 4 марта 1895 года она снова решила это сделать после того, как отнесла яйца двоюродному брату своего отца, Джеку Данну, жившему неподалёку от холма Кюленаграна. В этом районе находился круглый форт, раннесредневековое укреплённое поселение, которое в ирландском фольклоре считалось местом обитания фей, поэтому его избегали любой ценой. Тем не менее, Бриджит часто посещала «форт фей», и, вероятно, она провела там некоторое время после того, как отнесла яйца Данну.

Утро было холодным, горы всё ещё были покрыты снегом, который выпал в воскресенье. После прогулки Бриджит вернулась домой с ознобом в теле. Следующий день она провела в постели, дрожа и жалуясь на сильную головную боль.

Когда настала суббота, отец девушки в сильный дождь отправился за врачом, но тот сказал, что сможет приехать лишь в среду. До этого муж Бриджит дважды ходил вызывать его. Врач уверил мужчин, что девушка страдала от «нервного перевозбуждения и лёгкого бронхита», однако не это беспокоило Михаэля. Он был убеждён в том, что лежачая женщина в их коттедже была «слишком хороша», чтобы быть его женой, и что она была «на пару дюймов выше», чем Бриджит, которую он знал. Михаэль думал, что в его супругу вселилась фея, когда она проходила мимо форта на холме Кюленаграна.

«Ты Бриджит Боланд?»

Вполне вероятно, что эта идея возникла в голове Михаэля под влиянием его помощника, Джека Данна. По словам ирландского историка Анжелы Бурк, которая изучала это дело, 55-летний Данн был харизматичным мужчиной, который, по слухам, обладал даром предвидения. Он был известен как "seanchaí", своего рода рассказчик, который хорошо разбирался в мифологии, связанной с феями.

В среду днём, после визита врача, пришёл священник. Он не был слишком обеспокоен болезнью, но решил провести последний обряд на случай, если состояние больной ухудшится. Священник подчеркнул тот факт, что Михаэль может потерять свою жену, что ещё больше огорчило бондаря. Он поговорил с Данном, который призвал его действовать немедленно, в противном случае он может навсегда потерять «настоящую» Бриджит. «Это не твоя жена, – сказал Данн. – Сегодня восьмой день, ты должен был вызвать Гейни [местный врач, специализировавшийся на изгнании фей], ещё трое суток назад».

На следующее утро бондарь отправился к Гейни. Он вернулся с травяной микстурой, которая была сварена на «новом молоке» (богатом питательными веществами первом молоке, произведённом коровой после отёла).

В ту ночь Михаэль заставил Бриджит выпить микстуру, пока Данн и три двоюродных брата крепко держали её. Родственники, находившиеся в это время на улице, слышали, как кто-то – вероятно, Майкл – кричал: «Пей, ведьма, или я убью тебя!». Мужчины также плеснули на Бриджит мочой и, встряхнув её тело, прокричали: «Уходи, а ты, Бриджит Боланд, возвращайся, во имя Бога!». Родственники и соседи знали обо всём, что происходило в доме бондаря. Они слышали крики Бриджит, однако были слишком напуганы, потому и не вмешивались. Михаэль трижды попросил свою супругу ответить на его вопрос: «Ты Бриджит Боланд, жена Михаэля Клири, во имя Бога?». После этого мужчины поднесли тело девушки к камину и прижали его к раскалённой решётке. Это, как известно, была часть ритуала по изгнанию фей.

К полуночи четверга ритуал, казалось, был завершён. Бриджит стала «дикой и невменяемой», по словам её двоюродной сестры Джоанны. Однако её муж успокоился, и родственники подумали, что изгнание прошло успешно. На следующее утро по просьбе Михаэля священник провёл мессу в спальне Бриджит, чтобы изгнать «злых духов», которые могли остаться в доме.

«Это не Бриджит. Я горю».

 

Феи из «Поэтических сочинений Перси Биши Шелли»

В пятницу 15 марта, впервые за одиннадцать дней, Бриджит встала с кровати и надела свою привычную одежду. В тот день к ней пришли в гости родственники, и они собрались за столом, чтобы попить чая. В этот момент вспыхнул спор. Бриджит попросила молока, что вызвало подозрения у Михаэля. Согласно фольклору, феи любят свежее молоко.

Бриджит была истощена, и меньше всего ей хотелось, чтобы её допрашивали. «Твоя мать была одержима феями, поэтому ты думаешь, что то же самое сейчас происходит со мной», – сказала она мужу. Михаэль пришёл в ярость. Он потребовал, чтобы Бриджит съела три куска хлеба с вареньем, и, возможно, чтобы усилить свой контроль над ней, снова попросил её произнести своё имя. Девушка ответила дважды и съела два куска хлеба, но когда она на мгновение замешкалась с третьим, муж повалил её на пол и закричал: «Если ты сейчас же его не съешь, я убью тебя!».

Михаэль прижал Бриджит коленом к полу и начал заталкивать хлеб с вареньем в её рот. После этого он сорвал с неё одежду, оставив только сорочку, вытащил из камина горячую палку и поднёс её ко рту своей супруги. Он со всей силы ударил её головой об пол и поджёг сорочку. Через пару минут он вылил на неё парафиновое масло, которое вмиг вспыхнуло ярким пламенем.

Пока тело Бриджит горело, Михаэль твердил шокированным родственникам: «Это не моя жена. Это старая обманщица, вселившаяся в мою жену». Родственники умоляли Михаэля погасить пламя, однако он был непреклонен.

Как только пламя погасло, Михаэль завернул тело Бриджит в простыню и засунул его в старый мешок. Затем он вышел из дома, заперев родственников Бриджит внутри с её трупом. Они пробыли там около часа. Затем Михаэль вернулся с ножом в руках. Он грозился убить двоюродного брата Бриджит, Патрика Кеннеди, если тот не поможет ему похоронить тело. «Давай, шевелись, – крикнул он. – Яма почти готова». Двое мужчин отнесли тело в заболоченную местность примерно в четверти мили от коттеджа и похоронили его в неглубокой яме. Вернувшись домой, Михаэль заставил родственников своей супруги поклясться, что они ничего не скажут об этом властям.

На белом коне

На следующее утро взволнованный Михаэль прибыл в Дранганскую церковь вместе с Данном. Данн хотел, чтобы Михаэль поговорил со священником. Но когда священник увидел, как Михаэль стоит на коленях перед алтарём, рыдает и рвёт на себе волосы, он отказался принять его. Вместо этого он решил поговорить с Данном, который сказал, что Михаэль сжёг свою жену прошлой ночью. Священник подумал, что мужчины были невменяемыми, и сообщил об их разговоре в полицию.

В течение следующих нескольких дней полиция искала Бриджит, расспрашивая её друзей и родственников. Несмотря на то, что Михаэль пытался скрыть своё преступление, говоря, что его супруга бежала или совершила самоубийство, он всё ещё надеялся, что «настоящая» Бриджит вернётся: три ночи подряд, начиная со дня беседы со священником, он приходил к круглому форту на холме Кюленаграна, ожидая, что его жена появится там, скача на белом коне. Он утверждал, что ему нужно будет перерезать верёвки, связывающие Бриджит с животным, чтобы освободить её.

В среду 20 марта Королевские констебли Ирландии выдали ордера на арест восьми человек из круга Бриджит, а также Дениса Гейни, «специалиста по изгнанию фей». Два дня спустя полиция нашла тело Бриджет. 25 марта заключённые предстали перед магистратами под гневные крики толпы, которая узнала об этом случае благодаря широкому освещению в прессе. 5 июля 1895 года, после двухдневного судебного разбирательства, Михаэль был признан виновным в непредумышленном убийстве и брошен в тюрьму вместе с Джеком Данном, Патриком Боландом и четырьмя двоюродными братьями Бриджит, включая Патрика Кеннеди.

Михаэль был освобождён в 1910 году, после чего покинул город, отправившись на корабле в Монреаль. Данн отбыл трёхлетний срок, вернулся домой и устроился на работу. «Бог знает, что я никогда не сделал бы этого, если бы не Джек Данн, – признался Михаэль вскоре после того, как сжёг Бриджит. – Это он убедил меня в том, что моя жена – фея».

Болезнь – или измена?

Одной из тех, кто навещал Бриджит во время болезни, была её тётя, Мэри Кеннеди. В ходе откровенной беседы племянница призналась ей: «Он [Михаэль] считает, что я фея. Он хотел меня сжечь ещё три месяца назад». Её слова говорили о том, что это был не первый кризис такого рода.

И хотя мы можем только спекулировать о разногласиях пары, в Балливадлее ходили слухи, что у Бриджит был любовник. В газетах сообщалось, что Михаэль знал о тайных встречах жены с неизвестным мужчиной. Поговаривали, что это был молодой смотритель Уильям Симпсон, который приходил вместе со своей супругой в дом Клири за день до смерти Бриджит. Во время дачи показаний в суде Симпсон заявил, что он прибыл в тот момент, когда четверо мужчин силой держали Бриджит, и попросил их оставить её в покое.

И хотя Михаэль и другие люди, причастные к убийству, не были признаны невменяемыми, статья, опубликованная в «Ирландском журнале медицинских наук» в 2006 году, предположила, что Михаэль мог страдать от психотического состояния, известного как синдром Капгра, при котором больной верит, что человека из его окружения заменил самозванец. По мнению авторов, у Михаэля «возможно, развился краткий психотический эпизод», когда он изо всех сил пытался справиться с болезнью своей жены, плохим сном и новостью о смерти отца, о которой он узнал в четверг ночью. В синдроме Капгра природу самозванца определяет социокультурный контекст больного; им может быть другой человек или даже сверхъестественное существо, например, инопланетянин или фея.

Обсуждая сверхъестественные убеждения, связанные с этим делом, Бурк отмечает, что послание легенд о феях заключается в том, что «тщательное соблюдение общественных правил может служить защитой от неожиданного». Бриджит Клири была амбициозной, независимой, бездетной, современной женщиной. Она не соответствовала патриархальной норме, из-за которой, возможно, ей стало ближе сказочное царство, а не реальность.

источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники