Страх и ненависть в доме Левия

0_e80dc_7d097b54_XXL

Однажды в трапезной доминиканской церкви Санти–Джованни э Паоло в Венеции сгорела картина Тициана «Тайная вечеря», и художнику Паоло Веронезе поручили написать картину на тот же сюжет. Картину, которую он написал, вы можете увидеть на КДПВ.

Как вы можете заметить, картина эта несколько отличается от классического изображения Тайной вечери, которое мы привыкли видеть, например, на знаменитой фреске Леонардо да Винчи. Ну, то, что большая часть персонажей картины одеты, как итальянцы эпохи Возрождения – это ладно. На такие мелочи тогда никто внимания не обращал. Это сейчас позволишь себе легкую художественную вольность: например, парус к танку приделать – так тебя в Интернете без ложки съедят. А тогда было ничего.

Но обращает на себя внимание другое. Это ж Тайная вечеря! Она ж не просто так называется «Тайная»! В Евангелии описано, как Христос и апостолы собрались чуть ли не на конспиративной квартире, там даже хозяина дома и слуг не было – только эти тринадцать человек. Что же мы видим на картине? Вокруг апостолов толпа каких–то негров, турок, карликов, солдат с алебардами, собак и бог знает кого еще. Разве что свидетеля из Фрязина нет, хотя вон там, в верхнем левом углу, кто–то наблюдает за происходящим с крыши дома, так что и тут гарантию дать нельзя.

Надо сказать, что заказчик отнесся к подобным художественным экспериментам без должного понимания, и Паоло Веронезе пригласили в Священную Инквизицию – побеседовать о последних тенденциях в изобразительном искусстве. Инквизиторы, конечно же, задали ему вопрос, от которого многие бы на их месте не удержались: «Уважаемый, вы что это за содомию здесь изобразили, например? Вы как давно эти вещи употребляете и где берете? Вы бы еще нашествие зомби там нарисовали, честное слово!».

Веронезе, понимая, чем может грозить обвинение в ереси, отпираться не стал: «Так и так, гражданин следователь, я вполне осведомлен, кто был на Тайной вечере, а кого там не было. Но я же художник – я так вижу. Мне скучно было оставлять столько места на картине пустым, поэтому я нарисовал вот это вот все: карликов, негров, мужика в шапке и бухих немцев с оружием. Ну, чтоб им там весело было. А то что они там сидят одни, никто им не спляшет, не споет и брейк с алебардой не покрутит? Скучно им там, не то что на наших венецианских карнавалах, с домино и куртизанками, к которым я привык».

Надо сказать, что инквизиторы были людьми несколько более толерантными, чем принято считать. Они не стали сжигать художника на костре, а просто деликатно объяснили ему, что время авангарда в искусстве придет только в конце XIX века, а сейчас еще XVI не закончился. И потому, если Веронезе не хочет ждать признания и гонорара триста лет, ему было бы неплохо переделать за свой счет картину в более классическом ключе.

Художник, конечно, этому не обрадовался. Обидно же: работал–работал, рисовал карликов, а теперь надо это все с картины убирать – проще уж нарисовать новую. А эту куда девать? Но он нашел выход. Проштудировав Евангелие, он нашел в нем малозаметный эпизод, в котором Христос присутствует на пиру у некого богача. Так этак картина и известна по сей день, как «Пир в доме Левия». Что характерно, по поводу присутствия в доме Левия турок, немцев, оруженосцев и свидетеля из Фрязина ни заказчик, ни Священная Инквизиция не возражали.

©

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники