Три грации: Мама, бабушка и я

Американка Кейтлин Максвелл решила исследовать то, как женщины ее семьи взаимодействуют друг с другом, — а заодно переосмыслила свое отношение к себе и собственному телу.


Вопрос женской телесности и сексуальности до сих пор является стигматизированным и спорным. С одной стороны, привлекательность, «ухоженность» и сексапильность поощряются и демонстрируются в рекламе и искусстве; с другой — открытый интерес женщины к сексу и свободное распоряжение собственным телом часто встречают презрение и возмущение — даже если речь идет всего лишь о кормлении младенца грудью в публичных местах.

Кейтлин Максвелл:

— Мама и бабушка всегда были очень доминирующими женскими фигурами в моей жизни. Отец умер, когда я был маленькой, поэтому на протяжении самых важных лет моего подросткового возраста меня воспитывали две женщины.
До того как я начала этот проект, я фотографировала своего парня, с которым у меня были очень бурные отношения. Когда та серия и отношения подошли к концу, я поняла, что мое восприятие мужчин сильно отличается от того, как я воспринимаю женщин. Чтобы попытаться понять больше о том, как на меня повлияло постоянное присутствие женщин в моей жизни, а также разобраться в собственном понимании себя как женщины, я начала фотографировать отношения между моей матерью, бабушкой и мной, а также наши отношения с собственным телом в контексте фотографии.
Мои мама и бабушка были настолько щедры, что позволили мне войти в их личные миры и действительно позволили снимать все. Когда проект только начинался, я в основном снимала бабушку, но, фотографируя ее, я поняла, как важно присутствие моей матери в этой истории. Я хотела понять, какова моя мама как дочь и какова моя бабушка в роли матери.

Моя бабушка была эксгибиционисткой столько, сколько я себя помню. Она всегда излучала столько уверенности в своей сексуальности и учила меня никогда не стыдиться себя. Она и моя мать раньше занимались любительским веб-бизнесом для взрослых — я обнаружила это в молодом возрасте. Но это не обсуждалось в нашей семье, пока я не подошла к бабушке и не начала расспрашивать ее.

Я всегда был невероятно близка с матерью и бабушкой, особенно после смерти моего отца. Пока проект рос и развивался, наши отношения не стали исключением. Мои родные позволили мне получить доступ к их жизни, не побоялись своей уязвимости перед камерой и раскрылись с новых сторон, о которых я не знала прежде. Это позволило понять их как личностей, а они увидели меня в другом свете: не маленькой девочкой, а молодой женщиной, которая пыталась понять, кто она и какими были они когда-то. Каждый раз, когда я фотографирую маму и бабушку, наши отношения становятся прочнее.

Большинство моих фотографий сделаны в домашних условиях или в местах, которые имеют непосредственное отношение к моим родным — будь то задний двор дома моей бабушки или ванная в доме мамы. Я из Южной Флориды, поэтому часто возвращаюсь домой, чтобы работать. Мои дедушка и бабушка раньше жили в Ки-Уэсте, Флорида, поэтому там была сделана большая часть моей работы. Это место, где я выросла, я всегда воспринимала его как второй дом. Часть проекта снята в Индиане — моя мама оттуда родом. Я чувствую, что могу снимать в любом месте, в котором у меня есть тесная связь с моей матерью, бабушкой или самой собой.
Мой рабочий процесс основан на эмоциях, особенно в случае с автопортретами. Если я проснусь однажды утром, чувствуя себя неуютно, будто не в своем теле, я возьму камеру и сфотографирую себя. Иногда я просыпаюсь посреди ночи с идеей сфотографироваться. Я изо всех сил стараюсь найти баланс между созданием осмысленного снимка и неизведанным. Многие мои фото — постановка, но на них меня вдохновили повседневные вещи, которые существуют в моих отношениях с бабушкой и матерью. Например, в случае с фотографией, на которой я заплетаю волосы моей матери. Она только что вышла из душа и попросила меня об этом. Я знала, что хочу сфотографировать это, поэтому включила камеру и начала заплетать маме волосы, время от времени бегая взад и вперед и нажимая кнопку автоспуска. Хотя это постановочная фотография, то, что вы видите в кадре, на самом деле происходит в тот момент.

Когда я начинала этот проект, то не понимала, насколько это усилит мою и без того интроспективную натуру. В детстве, видя, как матери и бабушке было комфортно с собой и своим телом, я всегда удивлялась, почему я никогда не чувствовала этого по отношению к себе. Когда я фотографировала их обеих все больше, я осознала, насколько противоположны мои отношения с собой как с женщиной. Я хотела посмотреть, буду ли я способна воплотить качества, которыми я восхищалась в них. Я чувствую, что начинаю понимать больше о том, кто я и какова моя сексуальность. Я всегда боролась с тем, чтобы принять свое тело и себя, но, пытаясь сравниться со своей бабушкой и матерью, я действительно научилась воспринимать уникальные различия между нашими тремя поколениями.


источник https://birdinflight.com и ©ригинал

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники