Ужасающая реальность возможности заражения бешенством

Позвольте мне нарисовать вам картину.

Вы отправляетесь в поход, и в середине дня вы решаете вздремнуть в красивом маленьком гамаке. Во время сна на вас приземляется малая бурая ночница (вид крошечных североамериканских летучих мышей), которая не спит в это время из-за того, что у неё острая стадия заболевания бешенством. Вы дёргаетесь, чтобы её прогнать, а она, восприняв это как нападение, кусает вас.

Вы всё ещё не проснулись, а бурая ночница весит всего около 6 граммов. Вы даже не почувствуете, когда она приземлится на ваше голое колено. Её зубы крошечные. Их едва хватает, чтобы прокусить вашу кожу, а после укуса останется лишь лёгкое раздражение, которое почти незаметно.

Вирус бешенства не путешествует по организму вместе с кровью. На самом деле анализ крови даже не покажет, что он у вас есть. (Можно сделать тесты на антитела, но и они бесполезны, если вы хоть раз делали прививку.)

Вы просыпаетесь и ничего не подозреваете. Если вы даже заметите что-то в месте укуса, вы подумаете, что просто слегка поцарапались.

Но бомба заложена, и ваша нервная система является бикфордовым шнуром. Вирус бешенства размножается в нервных клетках организма, практически никак себя не проявляя и не обнаруживая. У вас нет абсолютно никаких симптомов.

Это может длиться четыре дня, а может и год, но в любом случае летний лагерь, скорее всего, давно забыт. Только однажды у вас вдруг начинает болеть спина... Или появляется небольшая головная боль…

В этот момент вы уже мертвы. Методов излечения не существует.

(Были единичные исключения – всего несколько случаев естественного выживания и несколько случаев излечения с помощью искусственной комы «протокол Милуоки». В последнем случае всё равно подавляющее большинство подвергавшихся этому способу лечения умерли, а выжившие стали умственно отсталыми.)

То есть фактически болезнь имеет 100%-ный уровень смертности.

Вдумайтесь в это. Ни один другой вирус на планете не имеет такого уровня смертности. Только бешенство. И как только у вас появились симптомы, всё уже кончено. Вы мертвы.

Так как же выглядит эта болезнь?

Головная боль сменяется лихорадкой и общим чувством встревоженности. Человек становится испуганным, суетится и мечется. Поскольку вирус, который успел проникнуть в мозг, обнаружил там обширную сеть нервных окончаний, он приступает к быстрому размножению, начиная с основания мозга... С того места, где находятся все «мосты». Это часть мозга, которая контролирует связи между всеми отделами мозга и телом, а также отвечает за циклы сна.

С этого момента человек впадает в беспокойство. Он всё ещё думает, что у него только умеренная лихорадка, но внезапно начинает впадать в страх и даже панический ужас, но не может понять причину этого. А причина кроется в том, что вирус начал поражать миндалины головного мозга.

Когда вирус проникает в мозжечок, человек начинает терять координацию мышц и с трудом балансирует. В этот момент появляется мысль, что пора бы уже обратиться к врачу – но если даже у врача хватит сообразительности сделать нужные тесты, результат будет готов лишь через несколько дней, скорее всего, уже после смерти больного.

Судороги, дрожь, испуг. Когда человек не понимает, что происходит, то чувство страха – это нормально, но при поражении миндалин оно усиливается в сотни раз. Примерно в это же время начинается гидрофобия.

Человек ужасно хочет пить, ему просто необходима вода. Но он не может пить. Каждый раз, когда он пытается это сделать, его горло сжимается, и начинается рвота. Закономерно появляется боязнь воды. Человек хочет пить, но при одном взгляде на стакан с водой его от страха начинают бить конвульсии. На этом этапе воспалённый мозг уже не замечает это противоречие. В этот момент врачи должны будут поставить капельницу, чтобы избежать обезвоживания, но всё уже бесполезно. Человек мёртв уже с того момента, когда у него появилась головная боль.

Больной то всё отчётливо слышит, то не слышит ничего вообще – началось поражение таламуса. Он начинает чувствовать звуки на вкус, видеть запахи. Состояние похоже на необычайно страшную передозировку ЛСД. Когда поражается гиппокамп, возникают проблемы с памятью, человек перестаёт узнавать своих близких.

Одиночество, галлюцинации, жажда, потерянность и абсолютный, непреходящий ужас. На этой стадии пугать начинает всё. Что это за странные люди в лабораторных халатах? Кто эти люди, стоящие возле кровати, которые плачут и заставляют вас «хоть что-нибудь выпить»? И только через неделю этих мучений наступает полнейшее забытьё. Время больше для вас ничего не значит. Забавно, но теперь вы чувствует то же, что чувствовала летучая мышь в тот момент, когда она вас кусала.

В конце концов, человек переходит в фазу «немого бешенства». Мозг начинает отмирать. Слишком большая его часть превратилась в раствор из вируса. Лицо опадает. Начинают течь слюни. Больной уже перестаёт понимать всё, что его окружает. Внезапный шум или свет могут его напугать, но по большей части он просто смотрит, уткнувшись в землю. Бессонница длится уже около 72 часов.

А затем наступает смерть. Всегда.

И нет ни одной чёртовой вещи, которая могла бы спасти…

После этого возникает вопрос: а что делать с трупом? Конечно, понятно, что хоронить, это единственное решение. Но этот проклятый вирус может долго жить даже в трупе. Вы можете убить бешеное животное сегодня, но если через два года какой-нибудь полуразложившийся влажный кусочек мозга будет съеден другим животным, всё начнётся снова.

источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники