Ужасы войны в живописи Михаила Савицкого

Предлагаю, друзья, ознакомиться с некоторыми работами советского художника Михаила Савицкого, посвященным страшным годам Великой Отечественной войны.
Народный художник СССР Михаил Андреевич Савицкий — один из тех крупнейших живописцев, которые способствуют поступательному движению советского искусства и пополняют его сокровищницу непреходящими духовными ценностями. Михаил Савицкий родился в 1922 году в деревне Звенячи Витебской области. Труд большой и дружной крестьянской семьи, природа Белоруссии и ее бога­тая   народная   культура,   радостная   атмосфера новой колхозной жизни — все это формировало буду­щего художника.

В резком контрасте со счастливой порой ранних лет военная биография Михаила Андреевича, в ре­шающей мере определившая магистральные пути его творчества. Призванный в 1940 году в Советскую Армию, молодой воин был в рядах легендарных защитников Севастополя, выстоявших 250 дней под ударами вражеских полчищ. Когда возможности сопротивления были исчерпаны, попал в плен к гитле­ровцам.

Работая в Дюссельдорфе на вагоностроительном за­воде, военнопленный Михаил Савицкий активно участвует в диверсионной антифашистской деятель­ности. Обвиненный в коммунистической пропаганде, юноша был заточен в Бухенвальд, где прошел все круги фашистского ада.

Художественное образование Савицкий получил после демобилизации из армии. В 1951 году он окон­чил Минское художественное училище, в 1957 — Московский   художественный   институт   имени В. И. Сурикова. В начале 60-х годов художник приступает к работе над основной своей темой, чре­звычайно близкой народу Белоруссии,—- темой пар­тизанской борьбы. Картины «Партизаны» и «Парти­занская мадонна*, «Витебские ворота» и «Казнь», как и  другие  полотна  этого  цикла,   утверждают героический смысл человеческого бытия, ставят ко­ренные проблемы жизни и смерти, долга и преданно­сти.

Серия картин Савицкого «Цифры на сердце» (1974— 1979) — явление особое, в творчестве художника знаменующее высший этап зрелости его мастерства. Полотна серии, раскрывающие зловещий облик фашизма, вместе с тем утверждают бессмертие и кра­соту человека-борца.

Сюжеты картин, основанные на конкретном истори­ческом материале,— это свидетельские показания о фашистских методах уничтожения людей в концен­трационных лагерях. Героическое и трагическое звучание серии выражено в классически завершенной форме картин. Строгая композиционная симметрия, трагедийно-мрачный накал колорита, чеканный ри­сунок — все средства живописи направлены на рас­крытие авторского замысла.

Картины насыщены острыми контрастами — ритми­ческими,   тональными,  пластическими.   Из  них рождается основная тема серии — непримиримое, героическое  противостояние  света — тьме,   пре­красного — безобразному, духовного восхождения — низости, вечных человеческих идеалов — мракобе­сию, смерти.

Эти метафоричные контрасты способствуют прочте­нию содержания каждой картины серии,во многих случаях превращая его в противоположное исходной сюжетной основе: сожжение коммунистов становится гимном гнева и мужества, в полотнах «Узник 32815», «Эттерсберг — Голгофа XX века» человеческое до­стоинство   воспевается   вопреки   его   уничтожению. Картины различны по образной структуре. Они раз­нятся прежде всего степенью преобладания докумен­тального или, напротив, философски обобщающего начала. Убеждающая сила достоверного рассказа доминирует в картинах «Побег», «Канада», «Над­смотрщик». В полотнах «Отбор», «SOS!» присут­ствуют, на наш взгляд, обе стороны. Образная символика картин «Поющие коммунисты», «Танец с факе­лами», «Мадонна Биркенау» придает всей серии обоб­щенное философское звучание, утверждает торже­ство человеческого духа. Поэтому картины не подав­ляют мрачным трагизмом, но вызывают чувство ду­ховного просветления.

В серии художник лаконично и образно раскрыл опасность любой антигуманной идеологии, показал, какими преступлениями она чревата. ...11 миллионов жертв из 18 миллионов мучеников лагерей смерти, 50 миллионов павших на фронтах второй мировой войны, из них — 20 миллионов жиз­ней советских людей, отданных за избавление от фашистской чумы. Новые миллионы жертв реакцион­ных, агрессивных движений, расистских преступ­лений в современном мире...

Оттого и в наши дни тревожный гул  «Бухенвальдского набата», пронизывающий картины Савиц­кого, остается грозным предостережением челове­честву. В то же время жизнеутверждающий лейтмо­тив серии выражает веру художника в победу добра, разума, жизни.

Текст приводится по изданию:

«Лiчбы на сэрцы» - авт. Текста Пугачева Э.М.
Минск, «Беларусь», 1989 г.

1. ОПОЗНАНИЕ. 1987 г.

Среди изуродованных мертвых тел — жертв лагеря смерти — женщины опознают своих сыновей, мужей, братьев... Черные бараки, полоска зловеще-холодного неба — здесь все выражает трагедию. Группа пожилых и молодых женщин силуэтом напоминает бурную вскипевшую волну. И вся картина — это взрывная волна неистовой, накопленной за годы войны боли. Слезы и стон словно пронизывают полотно. Лишь прижавшаяся к матери девочка, привыкнув к сценам ужаса, уже не может плакать. Выраженный в психологической трактовке персонажей накал человеческих страданий раскрывает высокое гуманистическое содержание картины.
2. «ЛЕТНИЙ ТЕАТР». 1975 г.

Так на жаргоне эсэсовцев назывались ямы для сожжения трупов (печи крематориев не успевали справляться с этой задачей), куда тела сгребались бульдозерами. На картине бульдозер со зловещими фарами символизирует тот безупречно налаженный механизм уничтожения, каким был каждый лагерь смерти. Погибшие люди напоминают поверженные античные статуи, оставшиеся вечным воплощением красоты и гармонии. Право на жизнь фашистский режим дает только палачам. Гротесково безобразен хохочущий эсэсо-вец. Надеется выжить любой ценой его угодливый помощник — узник из зондеркоманды.

3. ПОБЕГ. 1974 г.

В лагерях смерти люди как могли отстаивали свое исконное право на свободу и жизнь. Постоянно из рабочих лагерей предпринимались побеги. В картине одни узники карабкаются вверх по доскам, перекинутым через провода под током, другие — падают, расстрелянные с дозорных вышек. Шаткая, на глазах разрушающаяся пирамида тел... Так трагично оборачивалась иллюзия спасения. Побеги обычно провоцировались предателями и были поводом для истребления людей.

4. «ПОЮЩИЕ ЛОШАДИ». 1979 г.
Так назывались команды по уборке трупов с территории лагеря. Повозку с телами везут впряженные в нее узники, подгоняемые хлыстами эсэсовцев. Под страхом смерти заключенных заставляли петь.

5. НАДСМОТРЩИК. 1979 г.

Эсэсовцы формировали среди заключенных подкупленную «элиту» головорезов и садистов, которых назначали надсмотрщиками. Они подвергали узников особенно изощренным экзекуциям,   чаще всего со смертельным исходом. В картине изображен типичный эпизод на земляных работах — наказание за то, что больные, истощенные пленники не могли выполнять непосильный труд.

6. ПРОКЛЯТЬЕ. 1979 г.

Изображенная на картине сцена была каждодневным явлением лагерных будней. Многие узники не могли вынести нестерпимых мучений и унижений. Тогда находился наиболее простой выход — самоубийство. Со словами проклятья фашизму заключенные «шли на провод». Проводами под током огораживались лагеря.

7. МАДОННА БИРКЕНАУ. 1978 г.

В отличие от других полотен серии, имеющих документальную основу, это построено на ассоциативно-образной символике. Над чернеющим силуэтом крематория женского лагеря Биркенау легко парит, возносится в небо мадонна — символ всех погибших матерей. Она такая же торжествующе прекрасная, какой изображалась в живописи Возрождения. Идеал любви, красоты и материнства для мракобесия недосягаем. Он неуязвим и бессмертен. И словно возрождая жизнь, пепел сожженных пророс скромными полевыми цветами.

8. SOS! 1978 г.

Изображенная на этом полотне сцена отражает события, которые происходили в Бухенвальде весной 1945 года. Подпольщики, коммунисты лагеря скопили оружие, смонтировали в ведре рацию. Готовилось восстание. Группа узников собралась вокруг рации. Их лица, застывшие в напряженном ожидании, озарены светом надежды, исступленной жажды" свободы. В эфир летит сигнал бедствия «SOS!».

9. УЗНИК 32815. 1976 г.

На фоне  кованых   ворот Бухенвальда, в верхнюю часть которых вмонтирована надпись «Каждому свое», изображен юноша в жалкой робе заключенного. По ее полам пропечатаны буквы К, L — концентрационный лагерь. Маленький красный треугольник с буквой R означает — русский, политический. Под ним, как и на жетоне, подвешенном на бечевке,— номер, под которым числился узник. Потеря жетона каралась смертью. Юноша стоит гордо  выпрямившись. В его осуждающем взгляде дерзкая смелость непокоренного. Это единственный автопортрет Савицкого.

10. СВОБОДА. 1987 г.

В картине изображен тот волнующий, долгожданный момент, когда советский воин открывает ворота лагерного барака  и узники, еще не веря избавлению, тесной толпой устремились к образовавшемуся светлому проему. Бритые головы, полосатая униформа заключенных, выразительность подавшихся к выходу спин,— все это полно ощущения страшной были, о которой рассказано в серии "Цифры на сердце". Но в смертельно удушающий мрак уже прорвался свет жизни и грядущей радости, принесенный солдатом-освободителем. Потрясенный увиденным, полный скорбного сострадания, он явился здесь как вестник добра, словно сотканный из солнечных лучей.

11. ЭТИ ВЫЖИЛИ. 1987 г.

Картина выполнена как необычный групповой портрет только что освобожденных узни¬ков — мужчин, детей. Заостренные лица с запавшими огромными глазами — множество этих глаз полны неизжитого, застывшего страдания. Маленькие мученики затравлены. Они разучились не только доверять взрослым, но и верить в добро, испытывая пока лишь робкое недоумение перед удивительным человеком из какого-то забытого ими радостного и яркого мира.
Полнокровный и убедительный образ советского солдата, написанный в солнечно-золотистых тонах, стал олицетворением победы в страшной войне, стоившей человечеству 50 миллионов жизней, победы добра и света.

источник http://aloban75.livejournal.com/3332490.html

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники