Факты о реальном бароне Мюнхгаузене

Muenchhausen-Brunnen,Luegenbaron,Skulptur,Plastik,Weserbergland

22 февраля 1797 года скончался Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен, немец, ставший известнейшим литературным персонажем. Всем известны легенды Мюнхгаузена о том, как он летал на пушечном ядре, а также ухватившись за утиные лапки, видел, как росло дерево на голове у оленя и т.д. Мы расскажем о десяти интересных фактах о реальном бароне Мюнхгаузене.

Происхождение

Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен родился 11 мая 1720 года в в поместье Боденвердер недалеко от Ганновера (Германия). Мюнхгаузен — немецкий фрайхерр (барон), потомок древнего нижнесаксонского рода Мюнхгаузенов, ротмистр русской службы.

Карл Фридрих Иероним был пятым из восьми детей в семье полковника Отто фон Мюнхгаузена. Отец умер, когда мальчику было 4 года, и поэтому воспитывала его мать.

Основателем рода Мюнхгаузенов считают рыцаря Хейно, который принимал в XII веке участие в крестовом походе под предводительством императора Фридриха Барбароссы. Потомки Хейно погибали в войнах и междоусобицах. И лишь один из них уцелел, поскольку был монахом. С него и началась новая ветвь рода — Мюнхгаузен означает «дом монаха». Именно поэтому на гербах всех Мюнхгаузенов изображен монах с посохом и книгой.

Служба в России

Опыт, который Мюнхгаузен получил, живя в России, лег в основу многих его веселых историй. В 1737 году Мюнхгаузен уехал в Россию в качестве пажа к молодому герцогу Антону Ульриху, жениху, а затем мужу принцессы Анны Леопольдовны. В 1738 году участвовал с герцогом в турецкой кампании. В 1739 году поступил в чине корнета в Брауншвейгский кирасирский полк, шефом которого был герцог.

После свержения Бирона и назначения Анны Леопольдовны правительницей, а герцога Антона Ульриха — генералиссимусом, получил чин поручика и командование лейб-кампанией (первой, элитной ротой полка).

В 1741 году цесаревна Елизавета, дочь Петра Великого, захватила власть. Вся «Брауншвейгская фамилия» и ее сторонники были арестованы. Некоторое время знатных узников содержали в Рижском замке. В результате поручик Мюнхгаузен, охранявший Ригу и западные рубежи империи, стал невольным стражником своих высоких покровителей.

Опала не коснулась Мюнхгаузена, но следующий чин ротмистра он получил лишь в 1750 году, последним из представленных к повышению.

В 1744 году он командовал почётным караулом, встречавшим в Риге невесту цесаревича — принцессу Софию-Фридерику Ангальт-Цербстскую (будущую императрицу Екатерину II). В том же году женился на рижской дворянке Якобине фон Дунтен.

12

Возвращение в Германию

Получив чин ротмистра, Мюнхгаузен взял годовой отпуск «для исправления крайних и необходимых нужд» (для раздела с братьями семейных владений) и уехал в Боденвердер.

Он дважды продлевал отпуск и, наконец, подал в Военную Коллегию прошение об отставке, с присвоением за беспорочную службу чина подполковника. Получил ответ, что прошение следует подать на месте, но в Россию так и не поехал, в результате чего в 1754 году был отчислен как самовольно оставивший службу.

Мюнхгаузен некоторое время не оставлял надежды добиться выгодной отставки, однако результатов это не имело, и до конца жизни он подписывался как ротмистр русской службы.

«Павильон лжи»

С 1752 года до самой смерти Мюнхгаузен жил в Боденвердере, общаясь по преимуществу с соседями, которым рассказывал поразительные истории о своих охотничьих похождениях и приключениях в России.

Такие рассказы обычно проходили в охотничьем павильоне, построенном Мюнхгаузеном и увешанном головами диких зверей и известном как «павильон лжи». Другим излюбленным местом для рассказов Мюнхгаузена был трактир гостиницы «Король Пруссии» в соседнем Геттингене.

Rathaus

Слава

Рассказы барона – такие как въезд в Петербург на волке, запряжённом в сани; конь, разрезанный пополам в Очакове; конь на колокольне; взбесившиеся шубы или вишневое дерево, выросшее на голове у оленя — широко расходились по окрестностям и даже проникли в печать, но с сохранением пристойной анонимности.

В 1781 году в Берлине вышел «Путеводитель для веселых людей», где 18 рассказов излагались уже от имени вполне узнаваемого «М-н-х-з-на». Уже престарелый барон сразу узнал себя и понял, кто это мог написать — он кричал на каждом углу, что «университетские профессора Бюргер и Лихтенберг опозорили его на всю Европу». Это издание имело большой успех.

В начале 1786 историк Эрих Распе написал на английском языке книгу, которая навсегда ввела барона в историю литературы: «Рассказы барона Мюнхгаузена о его чудесных путешествиях и кампаниях в России». За год «Рассказы» выдержали 4 переиздания, и в третье издание Распе включил первые иллюстрации.

Вдобавок труд Распе-Бюргера сразу приобрел такую популярность, что в Боденвердер стали стекаться зеваки — поглядеть на «барона-лжеца». Мюнхгаузену пришлось ставить вокруг дома слуг, чтобы отгонять любопытных.

Еще при жизни барона вышло русское издание. В 1791 был опубликован сборник «Не любо не слушай, а врать не мешай» без имени барона; из цензурных соображений были опущены новеллы с описанием нравов русских военных и царедворцев.

14

«Бешеная шуба». Иллюстрация Гюстава Доре.

Прозвища

Со временем к нему прилепилось обидное прозвище «lugenbaron» — барон-лжец. Дальше — больше: и «король лжецов», и «вранья вруна всех вралей». Тем, кто пытался одернуть Мюнхгаузена и уличить во лжи, другие слушатели объясняли, что рассказчик не в себе и просили не мешать ему. Мюнхгаузен в присутствии аудитории испытывал вдохновение и говорил так, что его собутыльники воочию представляли все, о чем он говорит, даже если в это нельзя было поверить.

В жизни прямой и правдивый человек, барон обладал особым свойством — когда он начинал рассказывать, то сочинял, терял голову и сам был убежден в правдивости всего, что говорит. В современной психологии такое свойство рассказчика называется «синдром Мюнхгаузена».

Имя Мюнхгаузена стало нарицательным как обозначение человека, рассказывающего невероятные истории.

Potsdam Babelsberg - Baron Muenchhausen

Подлинные происшествия

Однажды Мюнхгаузен рассказал о поездке в санях русской императрицы. В гигантских санях был зал для балов и комнаты, где резвились молодые офицеры с придворными дамами. В основе рассказа лежало подлинное происшествие. Екатерина II в самом деле путешествовала в огромных санях с кабинетом, спальней и библиотекой.

Байка Мюнхгаузена, опубликованная первой — о куропатках, простреленных шомполом — еще реалистичнее. Мюнхгаузен сам был свидетелем происшествия на смотре в августе 1739 года. У одного солдата выстрелило ружье, забитый в дуло шомпол вылетел с силой и раздробил ногу лошади принца Антона Ульриха. Лошадь и всадник упали наземь, принц не пострадал. Об этом случае известно со слов британского посла.

Внешний вид

Единственный портрет Мюнхгаузена работы Г. Брукнера (1752), изображающий его в форме кирасира, был уничтожен во время Второй мировой войны.

Фотографии этого портрета и описания дают представление о Мюнхгаузене как о человеке сильного и пропорционального телосложения, с круглым правильным лицом. Физическая сила являлась наследственным качеством в роду: племянник Мюнхгаузена Филипп мог засунуть три пальца в дула трёх ружей и поднять их. Мать Екатерины II особо отмечает в своём дневнике «красоту» командира почётного караула.

Визуальный образ Мюнхгаузена как литературного героя представляет сухонького старичка с лихо закрученными усами и эспаньолкой. Этот образ создан иллюстрациями Гюстава Доре (1862). В экранизациях Мюнхгаузен иногда предстает высоким и худощавым человеком комического вида.

16

Иллюстрация Гюстава Доре.

Последние годы

Последние годы Мюнхгаузена были омрачены семейными неурядицами. В 1790 году умерла его жена Якобина. Спустя 4 года Мюнхгаузен женился на 17-летней Бернардине фон Брун, которая вела крайне расточительный и легкомысленный образ жизни и вскоре родила дочь, которую 75-летний Мюнхгаузен не признал, считая отцом писаря Хюдена.

Мюнхгаузен затеял скандальный и дорогостоящий бракоразводный процесс, в результате которого он разорился, а жена сбежала за границу. Это подорвало силы Мюнхгаузена, и вскоре после этого он умер в бедности от апоплексического удара.

Перед смертью он отпустил последнюю свою характерную шутку: на вопрос ухаживавшей за ним единственной служанки, как он лишился двух пальцев на ноге (отмороженных в России), Мюнхгаузен ответил: «Их откусил на охоте белый медведь».

Наследство

Свое имущество Мюнхгаузен завещал племянникам, однако годами длившийся бракоразводный процесс разорил поместье, и еще долго наследникам Мюнхгаузена после его смерти пришлось выплачивать его долги.

Одним из самых значительных аргументов адвоката неверной жены стал титул барона-враля: «Господа судьи, ну разве можно доверять словам человека, известного всей Европе своими выдумками?»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники