Что произошло после крушения самолёта DC-9-31 авиакомпании Southern Airways в Нью-Хоупе

Самолёт DC-9-31 авиакомпании Southern Airways упал возле дома у дороги при попытке совершить экстренную посадку в Нью-Хоупе (штат Джорджия, США) 5 апреля 1977 года. Пилот попытался спасти себя и пассажиров на борту после того, как двигатели самолёта отказали из-за сильной грозы.

На протяжении многих лет запах реактивного топлива и вид сожжённых волос напоминали Сэди Буркхальтер о том страшном дне, когда в её спокойную, размеренную жизнь ворвалось пламя трагедии и смерти. «Большую часть времени, – заявила она сорок лет спустя, – вы не вспоминаете о том, что произошло, но достаточно всего одной вещи, связанной с этим, и память просыпается. Есть так много того, что может пробудить эти страшные воспоминания. Я вижу где-то сожжённые волосы, и внутри меня что-то сжимается. Волной накатывают эмоции. Вы не хотите испытывать их, вы не просите их появляться, но вы не можете ничего с ними поделать. Я до сих пор чувствую запах гари и слышу звуки. И все те люди стоят у меня перед глазами».

Сэди была молодой матерью трёх мальчиков, они жили в небольшом городке Нью-Хоуп (штат Джорджия). В понедельник 4 апреля 1977 года, выглядывая из окна своей гостиной, она стала свидетельницей ужасающей сцены. К двери её дома бежал человек, размахивая руками; его одежда была в огне. Позади него лежали обугленные тела и упавшие на землю электрические провода. В жёлтом «Кадиллаке», припаркованном на подъёздной дорожке Сэди, сидел молодой человек с рыжими волосами и сильно обожжёнными руками. Ещё один мужчина, охваченный пламенем, пытался добежать до ручья, расположенного позади дома. Далее Сэди заметила груды металла, окрашенного в синий цвет – это всё, что осталось от пассажирского самолёта DC-9-31 авиакомпании Southern Airways, который только что упал прямо в тихий передний двор её дома.

Все авиакомпании тщательно и с гордостью подходят к выбору отличительных цветов. В 1977 году Southern Airways решила пометить свои транспортные средства тёмно-синей линией, которая тянулась от носа до хвоста самолётов; на ней красовалось название компании.

В тот апрельский день в 15:54 самолёт DC-9-31 авиакомпании Southern Airways, на борту которого находились 85 человек (81 пассажир и четыре члена экипажа), взлетел в безоблачное небо в Международном аэропорту Хантсвилл (штата Алабама) и попал в сильную грозу по пути в Атланту. Пролетая над Ромом (штат Джорджия), самолёт угодил в массивный грозовой очаг (часть более крупного грозового фронта), представлявший собой опасное сочетание дождя, града и молнии.

В Нью-Хоупе, который находился далеко на востоке, погода была идиллической. «На дворе стоял погожий весенний денёк, – вспоминала впоследствии Сэди, которая жила со своей семьёй в кирпичном доме, расположенном в стороне от дороги Georgia State Route 92 Spur (ныне – Georgia State Route 381, или шоссе Даллас-Акворт). – В голубом небе проплывали белые пушистые облака, дул тёплый ветерок, светило солнце – всё было чудесно».

Тёплая весенняя погода выманила трёх сыновей Сэди на улицу. Четырнадцатилетний Стэнли и двенадцатилетний Стив катались на велосипедах вместе с Тони Клейтоном, сыном начальника пожарной части Джона Клейтона, который жил неподалёку. Эдди, которому было всего два с половиной года, пытался не отставать от мальчиков, что есть силы крутя педали на своём трёхколёсном велосипеде.

Сэди готовила ужин, когда внезапно зазвонил телефон. Это был Эмори, который работал в Атланте на фирму, которая устанавливала цены на доставку для автотранспортных компаний. Будучи в своём рабочем кабинете, он включил радио и настроил его на радиоволну Хантсвилла, чтобы узнать об ужасном циклоне, который надвигался с запада на округ Полдинг (штат Джорджия). «К тому времени, когда непогода накрыла Хинтсвилл, мы уже знали, что нас ждёт – намного раньше, чем об этом сообщили радиостанции Атланты, – пояснила Сэди. – Он сказал: “Дорогая, надвигается плохая погода. Тебе нужно завести детей в дом”. Повесив трубку, я тут же спустилась с крыльца и позвала детей. Я сказала: “Мальчики, пора домой”».

Стив по тону голоса своей матери определил, что она была взволнована. «Она сказала, что нам нужно зайти в дом, надвигается плохая погода, мы должны подготовиться». По словам Стива, никто из детей не возражал.

**********

Весна – время торнадо на юге США. Буркхальтеры всегда заранее готовились к ним. Когда они появлялись из ниоткуда и рушили всё на своём пути, семья спускалась в подвал, где находилось удобное и безопасное убежище. Мальчики хотели помочь своей матери подготовиться к плохой погоде, будь то торнадо или гроза с молнией. «Я сразу же пошёл и взял радио, – сказал Стив, – а мама и Стэнли нашли для него батарейки – мы должны были быть готовы ко всему». Сэди оставалась бдительной, но спокойной. Она присела у большого окна в гостиной. Пока мальчики настраивали радио, она смотрела на небо в ожидании появления чёрных туч, которые сигнализировали о приближении сильной бури. «Мы ничего не видели, – сказала Сэди. – По крайней мере, тогда ещё ничего не было».

Это были последние нормальные моменты в тот день, который изменил жизнь семьи Буркхальтеров и других жителей небольшого городка и поверг в шок всю страну. Первое предупреждение о катастрофе пришло в форме того, что Сэди описала как «жуткий шум». Источник рёва находился неподалёку. Женщина подумала, что это приближался торнадо. «Наши глаза округлились от страха, – сказала Сэди, – мы сидели, не шевелясь, и просто смотрели друг на друга. Мы не знали, что делать. Спустя несколько секунд мы побежали к лестнице в подвал. Она находилась в нескольких метрах от дома. Мы благополучно добрались до неё и начали спускаться вниз».

Сэди несла на руках младшего сына, Эдди. Когда она спускалась по ступенькам, внезапно возник мощный толчок, и женщина упала прямо на цементный пол.

Торнадо обычно извещает о своём прибытии гулом, который часто сравнивают с шумом товарного поезда. «Однако шум, который неожиданно появился в тот день, был больше похож на взрыв, – вспоминал Стив. – Когда самолёт упал на землю, образовалась мощная и громкая волна. Она буквально сбила нас с ног, пока мы спускались по лестнице в подвал. Я понял, что это было не торнадо, а что-то другое».

Взволнованная, но решительно настроенная защитить своих детей, Сэди отдала Эдди Стиву и сказала мальчикам сесть в углу подвала, который семья специально обустроила на случай плохой погоды. «Они послушно сделали то, что я сказала». Сэди попыталась вернуться наверх, чтобы закрыть дверь подвала, и в этот момент она увидела жуткую и пугающую сцену: в стеклянной штормовой двери, которая выходила на передний двор, отражались языки оранжево-красного пламени.

И хотя штормовая дверь была заперта, Сэди осознала, что она в спешке оставила парадную дверь открытой. Женщина решила вернуться в гостиную, чтобы закрыть парадную дверь. Когда Сэди подошла к штормовой двери, её охватил ужас: передний двор превратился в преисподнюю. Сосны горели и трещали, словно факелы. Воздух окутал едкий шлейф чёрного дыма, который расползался в различных направлениях, что затрудняло видимость. «Дым был настолько густым, что я не могла видеть соседей. Дома мисс Белл, Клейтонов и Пулзов словно исчезли. И я думала, что все они были мертвы».

У неё было всего несколько секунд, чтобы разобраться в ситуации. «Я видела огромное количество дыма и огня. Я также заметила кое-что ещё: металлическую полоску синего цвета. В конце концов, я осознала, что это был самолёт». Но не просто маленький частный самолёт, а пассажирский лайнер. «Это был действительно большой самолёт, – заявила Сэди. – Я подумала: “Что делать? Мы сами не справимся. Нам нужна помощь, которой нет. Ни пожарных, ни машин скорой помощи. Что же делать?”».

**********

Звук, который услышали Буркхальтеры, произвёл самолёт DC-9, который упал на дорогу State Route 92 Spur всего в пятистах метрах к югу от их дома. Он задел Toyota, которая была припаркована напротив магазина Newman’s Grocery, в ней находилась семья из семерых человек. Все они погибли. Самолёт также протаранил бензоколонку, прежде чем свернуть с шоссе и, перевернувшись через крыло, остановиться на переднем дворе Буркхалтеров и развалиться на пять частей. По пути у DC-9 отвалилось колесо, которое упало прямо на семидесятиоднолетнюю соседку Сэди, Берли Мей Белл Кратон. Она скончалась на месте.

Хвост самолёта отпал под влиянием удара, из-за чего пассажиры, багаж и сидения начали вываливаться на землю. Носовая часть также отделилась и, пропахав землю, остановилась сбоку от дома Буркхальтеров. Командир DC-9 Уильям Уэйд Маккензи погиб сразу же; второй пилот, Лиман Кили-младший, скончался по пути в больницу.

 

Рабочий осматривает обломки самолёта DC-9 авиакомпании Southern Airways, который упал на шоссе в Нью-Хоупе (штат Джорджия) 4 апреля 1977 года. В результате погибли 63 человека, находившиеся на борту лайнера, и девять людей на земле.

Среди тех, кому удалось выжить, была Кейти Купер, одна из двух стюардесс. Во время аварийной посадки она потеряла сознание; её отбросило в сторону и сильно потрясло, прежде чем та часть самолёта, в которой она находилась, перевернувшись, наконец, остановилась. Она расстегнула ремень безопасности и упала на потолок самолёта. Близлежащая дверь была заперта, поэтому она в полутьме принялась искать выход, пробираясь среди шипящего электрического оборудования. Внезапно Кейти увидела дыру над собой. Первые две попытки выбраться наружу были тщетными, и лишь третья увенчалась успехом.

Когда Купер осмотрелась вокруг при ярком свете дня, её охватил ужас. «Я была потрясена. У меня нет слов, чтобы описать то, что я увидела: горящие обломки самолёта, пылающие деревья, уцелевшие пассажиры, которые бежали в разные стороны. Это был сущий кошмар». Кейти говорила, что ей чудом удалось выжить. И первая мысль, которая пришла ей в голову – это как можно дальше отойти от самолёта, который, как она думала, вот-вот взорвётся. Она спрыгнула на землю и побежала в сторону от горящих обломков.

Однако она также считала своей обязанностью сделать всё, что в её силах, чтобы помочь раненым пассажирам. Первым делом ей нужно было найти телефон и вызвать помощь. «В таких ситуациях ваш мозг сосредотачивается на тривиальных вещах. В тот момент найти телефон в действительности было большой проблемой. Но я была настроена решительно. Я зашла в близлежащий дом [Буркхальтеров]. Другие пассажиры были уже там. Я не знаю, почему. Возможно, они тоже искали телефон».

В свою очередь, Сэди Буркхальтер, стоя за входной дверью, пыталась понять, что происходит. Ситуация напомнила ей эпизод из исторического документального фильма: «Когда я выглянула на улицу и увидела людей, которые направлялись к моему дому, я вспомнила сцену из фильма о катастрофе дирижабля “Гиндербург”, которая произошла 6 мая 1937 года при попытке совершения посадки в Нью-Джерси».

Ни история, ни жизненный опыт Сэди не готовили её к роли, которую она была вынуждена взять на себя: быть первым человеком, к которому за помощью обратились более десятка травмированных пассажиров, которым удалось пережить самую худшую авиакатастрофу в истории штата Джорджия. Огонь, охвативший обломки самолёта, оказался таким же смертоносным, как и сила удара. «Справа я увидела молодого человека, который был полностью охвачен пламенем, он упал и начал кататься по земле, – сказала Сэди. – Я подумала, что с ним всё будет в порядке, он потушит себя сам. Слева был ещё один мужчина, охваченный пламенем, но он бежал [к ручью], размахивая руками, и у меня не было большой надежды, что он сможет потушить себя самостоятельно». Несколько других загоревшихся пассажиров увидели ручей за домом и бросились в его неглубокие, мутные воды».

Воздух наполнился горячими, тяжёлыми парами, образующимися при горении пластика и авиационного топлива. Босые, пребывающие в замешательстве пассажиры вышли из облака дыма и направились к дому Буркхальтеров. Одетые в рваные, опаленные огнём одежды, они напоминали лунатиков. Почти все из них пребывали в шоковом состоянии; они или надышались едкого дыма. Результаты анализов впоследствии показали, что у многих из них в крови в большом количестве присутствовал монооксид углерода, который вызывал замешательство и головокружение. Между тем, мальчики, сидевшие в подвале, могли наблюдать лишь отдельные моменты того, что происходило снаружи. «Спустя две минуты [после крушения] я решил выглянуть на улицу, – сказал Стив. – Я увидел людей, который заглядывали в окна и бродили возле гаража. Я помню, как они махали руками и звали на помощь».

Когда люди приблизились, Сэди поняла, что пассажиры звали её. «Люди говорили: “Помогите мне, помогите, пожалуйста”». Они не кричали, они не вопили, они были тихими, потому что надышались дыма, который сделал их голоса сиплыми. Некоторые из них едва могли говорить. Позднее Сэди сказала, что «полицейский попросил назвать примерное количество людей, которых она видела». Женщина ответила, что десять или двенадцать: «… но всё происходило настолько быстро, что я могу быть неточной. Они шли к моему дому один за другим».

Встревоженная, но настроенная сделать всё, что было в её силах, Сэди открыла штормовую дверь и впустила поток ошеломлённых и дезориентированных мужчин и женщин. Их волосы были опалены или полностью сожжены, их лица и руки почернели от дыма. Сэди, желая оказать первую помощь, побежала на кухню и повернула кран. Воды не было. Тогда она ещё не знала, что из-за аварии в домах её района отключили воду и электричество».

В отчаянии она бросилась к телефону. «Я подбежала к телефону, чтобы позвать на помощь, но связи не было. Тогда я побежала за водой в ванную комнату, пытаясь помочь одному сильно обожжённому мужчине. Я не знаю, почему я это сделала». Она потянулась к крану, повернула его, но воды в нём не оказалось. «В ту минуту, – сказала она, – я осознала, что у нас нет ничего, чтобы помочь ему».

Дым от горящих обломков окружил дом и охватил задний двор, где в воздухе бушевали языки пламени. Расстроенная Сэди внезапно осознала, что понятия не имеет, где её дети и в безопасности ли они. «Я побежала к подвалу, чтобы помочь им выбраться оттуда», – сообщила женщина.

Однако все три мальчика уже покинули подвал и забрели в гостиную. «Я знал, что происходит что-то страшное, – сказал Стив. – Я не хотел оставаться в подвале. Меня терзало любопытство, более того, я хотел убедиться, что с мамой всё в порядке. Когда я поднялся по лестнице, я увидел большого мужчину. Его тело было сильно обгоревшим. Он посмотрел мне прямо в глаза и сказал: “Помоги мне”. Я едва мог слышать его голос, но я понимал, что он говорил. В тот момент я буквально оцепенел».

Сэди нашла своих сыновей в гостиной среди тех, кому удалось выжить, но она понятия не имела, насколько они были напуганы видом людей, которые появлялись в подвальных окнах и просили о помощи. Дети видели, как мужчина, охваченный пламенем, бежал к ручью. «Я слышала, как малыш [Эдди] произнёс: “Монстр, мама, монстр”», – сказала Сэди. Она осознала, что они «уже увидели слишком много».

Сэди нашла своих испуганных мальчиков и отвела их на кухню, где её снова окружили жертвы авиакатастрофы. «Они просили меня о помощи. Я отвечала, что, к сожалению, ничем не могу им помочь», – сказала Сэди.

Тем временем, передний двор Буркхальтеров превратился в ад. Пожарные должны были сначала погасить пламя, чтобы бригады скорой помощи могли подъехать к месту происшествия и приступить к поиску и оказанию помощи выжившим под обломками металла. Повсюду виднелись тлеющие сиденья и трупы пассажиров; одни из них обгорели до неузнаваемости, другие лежали окутанные электрическими проводами.

Даже находясь внутри дома, Сэди чувствовала сильный жар, исходивший от места крушения. Внезапно она осознала, что её дом – в опасности: его в любой момент может охватить огонь. «Существовала угроза взрыва, кроме того, бушующее вокруг пламя могло запросто перекинуться на дом», – сказала Сэди. Она также понимала, что людей, которые находились внутри её дома, нужно было как можно быстрее доставить в больницу. Женщина решила, что ждать прибытия скорой помощи было бесполезно и что всем нужно выбираться из дома. Она вывела людей через заднюю дверь, они пересекли ручей и взобрались на холм, где было безопасно. «Они не понимали, насколько мы были близки к самолёту. Они не знали, что взрывы продолжались, – казала Сэди. – Они пребывали в таком шоковом состоянии, что ничего не осознавали. Я думаю, они чувствовали себя в безопасности. Им нужен был человек, который смог бы помочь. Но я понимала, что нам необходимо убираться оттуда…».

источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники