10 лет лагерей за пьянку.

"Ситуация сложилась поистине трагикомическая. Июль, жара доходила до плюс 40 градусов. Кому-то из командования 5-й армии пришло в голову "подстимулировать" шедших на прорыв - выдали "на брата" вместо 100 граммов водки 150 (это в такую-то жару!).
Идем мы в колоннах (в составе нашей армии - мы знали, что наша армия следует во втором эшелоне). Наша дивизия на этот раз, судя по тому, как развивались последующие события, шла внутри армии в первом эшелоне, 33-я дивизия - во втором.
Впереди, на горизонте поднимался густой серый дым от разрывов бомб и снарядов. Видны были во множестве самолеты - и наши (в основном, штурмовики Ил-2, пролетавшие после штурмовки над нами) и немецкие.
Вдруг, навстречу стали попадаться (и довольно часто) раненые, способные двигаться своим ходом. У большинства улыбающиеся (хотел написать "хари") физиономии, в глазах - веселый взгляд подпившего человека.
Наверное, многие из нас подумали, что немцы применили отравляющие вещества (веселящий газ? ). Трудно было представить так много пьяных. Но это были действительно пьяные. Разговоры возникали на ходу.
Эти пьяные сообщили, что перед наступлением им во время артподготовки (нашей) выдали по 150 г водки. За счет непьющих некоторые "употребили" и по 300. Кончилась артподготовка, войска поднялись на штурм немецких укреплений.
Большинство падало (от выпитого!) на землю не пробежав и нескольких десятков метров. Рассказывали весело, с улыбками (не протрезвели еще!), как лежа и не в состоянии подняться, орали "ура", "вперед!" и вообще "а-а-а!".

2048613.jpg

"Разгрузив" захваченные машины и расположившись в отведенных местах, наше воинство приступило к незапланированному пиршеству. Местные жители, в основном женщины, добавили к трофейным напиткам самогона и пошло...
Может быть, ничего особенного и не произошло бы: немцы отошли далеко. Следовательно, бояться было нечего. Но тут неожиданно появились немецкие танки с пехотой на них. Танки, практически, не стреляли. Не встретив сопротивления, танки просто давили наших, кто оказывался в поле их зрения и пытался оказывать какое-либо сопротивление. Погиб и наш командир роты лейтенант Лава.
У всех нас еще были противогазы, и в каждой противогазной сумке, в уголке в кармашке, стояла маленькая бутылочка с загрязненным спиртом. Назначение спирта было - смывать с тела предполагаемые капли иприта. Однажды наш фельдшер под предлогом проверки собрал несколько десятков бутылочек, устроил перегонный аппарат, перегнал грязный спирт, и с наслаждением пил его." - Из дневника красноармейца В. Чуркина.

1886082_original.jpg

Из приказания войскам 46-й армии 22 апреля 1945 г. Действующая армия.

Несмотря на категорическое требование выполнения приказа № 20936-Ш, командиры и политработники частей и подразделений 5-й гв. Сталинградской Краснознаменной арт. дивизии, игнорируя указанные приказы, притупили бдительность и допустили организованное распитие личным составом, в том числе и офицерами, неисследованной трофейной жидкости, что привело к тяжелому и позорному факту массового отравления метиловым алкоголем.

17 апреля 1945 г. красноармеец Константинов, по предложению старшины батареи Шопорова, привез в расположение батареи флягу с 60 литрами неизвестного спирта, обнаруженного им на станции Шлейнбах.
Привезенный спирт был доставлен командиру батареи капитану Монахову, который, в свою очередь, направил флягу фельдшеру дивизиона лейтенанту медслужбы Звягинцеву для установления пригодности спирта к употреблению.
Фельдшер Звягинцев, не направив спирт для лабораторного исследования, возвратил его Монахову без какого-либо определенного ответа. Монахов доложил об обнаружении спирта нач. штаба дивизиона капитану Ткачеву, вместе с последним принял решение послать подчиненных за спиртом.
В течение 17-18 апреля 1945 г. с ведома командира дивизиона майора Саливанова, его заместителя по политчасти майора Трелис спирт распивался личным составом, в том числе Саливановым и Трелис, угощавшими указанным спиртом прибывших на НП дивизиона штабных офицеров из 297-й стрелковой дивизии.

1887385_original.jpg

В результате преступной беспечности 67 военнослужащих бригады получили отравление и 12 из них умерли. В тяжелом состоянии на излечении находится большая группа военнослужащих, и среди них майоры Саливанов и Трелис. Показательно, что в частях 5-й гв. артдивизии и до этого было зарегистрировано несколько случаев отравления метиловым алкоголем.
Более того, даже после происшедшего массового отравления в населенном пункте, где дислоцируется управление дивизии, многие военнослужащие дивизии пьянствуют, отбирают у местных жителей спиртные напитки и употребляют их без соответствующего исследования.
Только личной распущенностью и разболтанностью офицеров бригады, отсутствием элементарной политико-разъяснительной работы, панибратством с пoдчинeнными, низким уровнем воинской дисциплины, преступным отношением к воинскому долгу можно объяснить этот позорный факт.

vodka-na-vojne_512.jpg

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. За отсутствие контроля, непринятие мер к наведению должного воинского порядка в частях дивизии, распущенность и расхлябанность офицерского состава командиру 5-й Гвардейской артиллерийской Сталинградской Краснознаменной дивизии гвардии генерал-майору ИВАНОВУ и нaqaльникy Политотдела дивизии гвардии полковнику КОПРОВУ - объявить выговор.
2. За невыполнение приказа зам. Наркома обороны СССР № 20936-Ш, моих приказов о борьбе со случаями отравлений трофейными жидкостями, за потерю бдительности и личную распущенность, разложение дисциплины во вверенных им подразделениях начальника штаба 1-го дивизиона 5-й артдивизии капитана Ткачева Я. Е., военфельдшера той же части лейтенанта медслужбы Звягинцева В. И. и командира батареи капитана Монахова К. Н. отстранить от занимаемых должностей и дела на них передать в Военный Трибунал.

Командующий войсками 46-й Армии
Герой Советского Союза
генерал-лейтенант
ПЕТРУШЕВСКИЙ

2497459908.jpg

Приказание войскам 46-й армии 24 апреля 1945 г. Действующая армия. Об объявлении приговора Военного Трибунала.

Военный Трибунал 46-й Армии в открытом судебном заседании рассмотрел дела по обвинению начальника штаба 1-го дивизиона 5-й арт. дивизии капитана Ткачева Якова Евдокимовича, 1912 г. рождения, уроженца Саратовской обл., Ознинского р-на, с. Маслоорешино, русского, с низшим образованием, женатого, члена ВКП(б), служащего, несудимого, в Красной Армии с 1936 г.
Командира батареи той же дивизии капитана Монахова Константина Николаевича, 1913 г. рождения, уроженца Владимирской обл., Муровского р-на, дер. Мимеево, русского, с низшим образованием, женатого, члена ВКП(б), служащего, несудимого, в Красной Армии с 1935 г.
Фельдшера 1-го дивизиона лейтенанта медицинской службы Звягинцева Василия Ильича, 1920 г. рождения, уроженца Северо-Казахстанской обл., Пришимского р-на, села Королевка, русского, со средним образованием, холостого, члена ВКП(б), служащего, несудимого, в Красной Армии с 1940 г.

УСТАНОВИЛ:

Виновность Ткачева, Монахова, Звягинцева в преступлении - отравлении в дивизионе 67 человек древесным спиртом, из коих 12 человек умерли, - предусмотренном ст. 193–17, п. "а" УК РСФСР, и, руководствуясь ст.ст. 319 и 320 УПК

ПРИГОВОРИЛ:

Ткачева Якова Евдокимовича, Монахова Константина Николаевича и Звягинцева Василия Ильича лишить свободы с отбыванием в исправительно-трудовых лагерях: Ткачева и Монахова сроком на десять лет каждого, Звягинцева на пять лет, без поражения в правах, с лишением воинского звания "капитан" Ткачева и Монахова.

Нач. политотдела 47-й Армии
Нач. политотдела 125 ск

А у немцев губа не дура.

1459967293146466079-768x515.jpg

источник https://oper-1974.livejournal.com/968648.html

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники