Танкист-сибиряк

Оригинал взят у oper_1974 в Танкист-сибиряк.

   "23 июля 1941г. призван на службу. Грозную, долгую. Явился в военкомат в Копьево, посмотрели - тракторист, отправили домой убирать урожай. Осенью вручили новую повестку и призвали в 301 стрелковую дивизию в Красноярске.
В феврале 1942г в Воронежской области зачислен был пулеметчиком в пехотные войска. Тяжело было: технику, оружие, боеприпасы, продовольствие - все тянули на себе. Боевое крещение - первый бой с немцами принял на Харьковском направлении.
Бросили нас на замену разбитой стрелковой дивизии. У деревни Шибекино видели штабеля трупов наших солдатов - очень много - смотреть страшно. Мы прошли в тягостном молчании. Столько убитых видели впервые...
0_161e91_1a18ae57_orig
sovet_tyagach_i_gaubici_05_07_1941.4q65pny94xwkcgck00swss4o4.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

Заняли огневые рубежи. Убит 2-ой номер. Стояли в обороне, враг пристреливался, приходилось часто менять позиции. На замену убитого, дали мне паренька из Тасеевского района. И второй мой помощник убит. Ну, думаю, моя очередь. Вся военная техника задействована, чтобы уничтожить солдата. Жить хочется и приказ выполнить надо.
Прижмешься к земле. Весь день (это было в марте) дождь со снегом. Насквозь мокрый, а ночью мороз потянет и замерзнет на тебе мокрая одежда. Если бы такое день-два, а то неделя, вторая.
Я сибиряк. А не выдержал. Заболел, повезли на повозке, не могут найти госпиталь. Очнулся я в госпитале №477 в Новом Осколе, 12 дней был без сознания, вроде никакого ранения. А ведь едва жив остался.

t_341.9qhgvu0h2gco0k04cw0g4c4kg.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

Пришел приказ: всех специалистов (механизаторов) из госпиталей направлять в Москву. Там набирают роту в третий танковый корпус. Несколько месяцев был на формировании, очень плохо кормили-400 граммов хлеба и вода.
После комплектования направили на Калининский фронт. 12 мая 1942г. первый бой на танке. Помню одно: броня жгла то огнем, то холодом, битая колея вытряхивала душу. Наступление шло западнее Ржева.
Памятный бой на Курско-Орловском направлении. Мне довелось участвовать в одном из самых больших сражений Великой Отечественной войны. Это было 12 июля 1943г.
Помню утро перед боем. Ясное небо, ласковое солнце, тишина. И соловьи - курские. Письмо решил домой написать, притулился к подкрылку машины, сочинил, привет всем передал. Затем закачал в точки солидол, проверил горючее, боекомплект.
А через полчаса не видел ни неба, ни солнца. Черная мгла над головой. Сверху - летчики потом рассказывали - это выглядело как кипение гречневой каши. Но это было кипение горящей стали. Фашисты рвались, не жалея ни солдат, ни техники. Танки шли лавиной.
От пыли ничего не было видно даже вблизи. Рот, глаза - все забито песком. Танки различали по силуэтам. Стоял оглушительный грохот, рот открывали, чтоб перепонки в ушах не лопнули. Тяжело было. Нет такого слова, которым можно было бы определить это состояние.

t_34_za_sovetskuyu_estoniyu_1943.1f4javf8paqssgcos0og0sc00.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg
tankisti_t_34_85_63_gvard_tankbrig_1944.2synrhtmz8qoks8s4g40ook0o.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

После боя подсчитывали потери. Особенно много погибло десантников, что были на танках, и пехотинцев, что шли следом за танками.
Не знал я, что в этом сражении участвовал родной брат Михаил и был серьезно ранен в голову, но остался жив. Это уже после войны выяснилось. За бои под Курском получил первую награду - орден Красной Звезды.
Затем в Сумской области переформировка, отдых. 24 декабря 1943г. развернулось наступление на Винницком направлении. С этого пошли на соединение 1 и 2 Украинские фронты. В кольце, замкнувшемся южнее города Корсунь-Шевченковского, оказались десять дивизий и одна мотобригада врага.
17 февраля 1944г. немецкая группировка была ликвидирована. За участие в этой операции я был награжден орденом Отечественной войны I степени.
Потом была дорога на Польшу. Восемь месяцев длились бои за Польшу и ее столицу Варшаву. 3 февраля с боями вышли к Одеру. За форсирование Одера получил третий орден Красной Звезды.
Мне выпала доля участвовать во взятии Берлина, там победу встретил. День Победы встречали всеобщим ликованием. Салюты давали со всего имеющегося оружия. А вот свою подпись на рейхстаге не поставил - ставить некуда было. Бойцы аж под куполом все исписали.

evakuatsiya_na_tankah_ranenih_v_vengrii_1944.bq0vcxef0bw4w4kko0ssook40.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg
s_l1500_14.3svsheqdjokk08sk80c0w8gko.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

Три машины сменил: под Курском, Киевом, Дарницей - это тоже на Украине. Под Киевом снаряд ударил по танку, все равно, что палкой по голове. Бывало с одного уха - разорвался осколочный, с другого - бронебойный.
Под Киевом загорелся танк. Но весь экипаж успел машину покинуть. А под Дарницей на мину налетели. Но ничего, меня только спинкой сиденья по пояснице как кувалдой ударило, контузило. Сам очухался, даже в санбат не пошел. Три танка сменил, а сам ни разу ранен не был.
В Брест-Литовске колонной пешком мост переходили. Проволокой меня скинуло вниз, на железную дорогу. Чуть-чуть не на рельсину угодил. О шпалы отбил легкие. Русский и польский солдаты в больницу доставили. Чуть отошел, догнал своих в Люблино, и снова в бой.
Война кончилась, мне 30 лет. Устал. Столько прожито жизней. Столько перегорело нервов, столько потеряно товарищей, друзей. Но я остался жив." - из воспоминаний танкиста-сибиряка М.З Тарханова.

ru_a7400_20.cdcsr4s042gcc0socckoggss0.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

berlin.7tcapu3jz54484ko4cksk0k8k.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники